ПОИСК
Україна

Сергей Ряполов: "Когда Кернес разбил мне нос в кровь, я подумал: "Добьет или нет?"

6:00 9 грудня 2015
В Полтаве начался допрос Сергея Ряполова, второго потерпевшего в резонансном деле харьковского городского головы Геннадия Кернеса

— Уходя из дому в девять вечера 25 января прошлого года, я в шутку сказал жене: «Если что, ищи меня в милиции», — свидетельствует в суде 34-летний харьковчанин Сергей Ряполов. — И как в воду глядел. Когда супруга ближе к полуночи позвонила, чтобы узнать, когда меня ждать, я находился в конференц-зале гостиницы «Националь», принадлежащей Геннадию Кернесу, и признаться, что на самом деле попал в руки правоохранителей, выполняющих распоряжения мэра, не решился. Ответил, мол, у меня все нормально, общаюсь с людьми, буду поздно.

В тот вечер мой давний друг и кум Андрей Васильев попросил подъехать в «Макдональдс» на станции метро «Архитектора Бекетова» забрать нашего общего знакомого Сашу Кутянина. Кум звонил несколько раз — то со своего мобильного, то с чужого, и говорил отрывистыми фразами, какими-то намеками. Помню, Андрей сказал: «Кутянин не один, а с недружественными нам людьми», «Он в беде, его нужно выручить», «Прием может быть жестким». Я пытался уточнить, что случилось, но Андрей ушел от ответа: «Не могу, потом». Попросил только на подходе к «Макдональдсу» поставить телефон в режим громкой связи. Я ему дозвониться не мог — его номер был то занят, то не отвечал. Связываться с Кутяниным, который оказался в какой-то передряге, в тот момент посчитал неуместным.

Подъезжая к ресторану быстрого питания, Сергей размышлял над просьбой кума и склонялся к версии, что придется, видимо, улаживать какой-то конфликт.

Александра Кутянина Сергей заметил в дальнем углу «Макдональдса». Было понятно, что пришел он туда не ужинать — его столик был пуст, а в руках Саша вертел какой-то листок бумаги.

— Как дела? — спросил Ряполов у Кутянина.

— Не очень, — ответил тот сдавленным голосом и испуганно посмотрел на мужчину крепкого телосложения, сидевшего за соседним столиком. Его взгляд Сергей поймал на себе, едва войдя в «Макдональдс».

В ту же секунду мужчина схватил Ряполова за ворот куртки, отобрал его мобильный телефон и ключи от машины. После чего скомандовал своим людям (их было человек пять) выводить задержанных. Один из группы захвата был в маске и с предметом, похожим на пистолет, остальные — с дубинками. По пути Ряполова обыскали.

— Я не знал, бандиты это или милиционеры, — продолжает Сергей. — Но вели они себя крайне дерзко. Едва мы вышли на улицу, как эти люди бросились к автомобилю, стоявшему у «Макдрайва», отбили боковые зеркала и попытались вытащить водителя, случайного человека, очевидно, полагая, что он заодно с нами. Автомобиль рванул с места, и тут же раздался хлопок, похожий на выстрел. Один из тех, кто схватил нас с Кутяниным, бросился на капот отъезжающей машине, но остановить ее не смог. Мне тогда стало по-настоящему страшно: что эти люди сделают с нами?

Посетители ресторана молча наблюдали за происходящим из окон. Наверняка они видели, как дюжие молодцы сбили с ног двух мужчин и продержали их на земле минут десять, периодически нанося удары. Вмешаться, однако, никто не решился — похоже, страшно было всем.

— Я пытался выяснить, что, собственно, происходит, но никто ничего не объяснял, — давал показания суду Сергей Ряполов. — Меня перетащили с асфальтовой дорожки на снег, продолжая наносить удары ногами.

Затем Сергея и Александра погрузили в подъехавший черный джип и привезли на внутренний дворик гостиницы «Националь».

— Здесь начались настоящие пытки, — свидетельствует потерпевший. — Охранник Кернеса Егор Смирницкий (имя подсудимого изменено, так как приговора еще нет. — Авт.), который задержал меня в «Макдональдсе» (его личность я установил позже по одному из видео, найденному в Интернете), принялся меня допрашивать. Я стоял рядом с джипом, а он, прижав меня к нему спиной, трижды ударил меня коленом в пах. При этом давил мне пальцами глаза. Боль была адская. «Как зовут тех, кто тебя послал? На каких машинах они ездят?» — засыпал меня вопросами охранник. Я назвал какие-то фамилии, и Смирницкий оставил меня в покое. А чуть погодя нас с Сашей завели в холл гостиницы «Националь», где в кругу нескольких человек мы увидели Геннадия Адольфовича.

Сергей надеялся, что в гостинице при городском голове их хотя бы не будут бить. Что все выяснится и уляжется. Но он ошибся.

— Это они? — обратился мэр к участникам операции по задержанию «преступников», из чего Ряполов сделал вывод, что градоначальник обо всем знал и ждал, когда их доставят к нему.

— Кернес жестом пригласил пройти в конференц-зал, — продолжает Ряполов. — Из его разговора с Кутяниным я наконец-то понял, почему нас схватили. В тот вечер Саша вместе с нашими общими друзьями Антоном Геращенко (ныне народным депутатом и советником главы МВД. — Авт.) и Андреем Васильевым, который раньше баллотировался в мэры в одном списке с Геннадием Кернесом, проезжая мимо «Националя», сняли на видеокамеру телефона стоявшие у гостиницы автомобили представительского класса. Некоторые их них были без номеров. Охрана мэра устроила за снимавшими погоню. Сашу поймали, когда он выскочил из оказавшейся в тупике машины, за рулем которой был Геращенко.

Геннадий Адольфович начал навязывать Кутянину свою версию произошедшего, подводя к тому, что съемка потребовалась для хулиганских действий. При этом зачинщиком называл Антона, за которым, как я понял, он охотился. Саша пытался что-то отвечать, мэр постоянно перебивал его, пересыпая свою речь нецензурной бранью. Честные ответы Кернесу явно не нравились. «То, что делали ребята, нельзя назвать правонарушением!» — вмешался я. И в ту же секунду мэр разбил мне нос. Хлынула кровь. «Спасибо!» — сказал я Кернесу, а сам подумал: «Добьет или нет?» «Если хоть капля упадет на ковер, тебя вынесут отсюда вперед ногами», — пригрозил градоначальник и приказал охране дать мне салфетку, чтобы я вытер кровь.


*Потерпевший Сергей Ряполов: «Жаловаться на Геннадия Кернеса в харьковскую милицию, которой он командует, не имело смысла, поэтому мы обратились в МВД» (фото автора)

Давая показания в Киевском районном суде Полтавы, потерпевший делает акцент на том, что организатором их похищения и пыток был городской голова Харькова. Ряполов вспоминает, что все, кто присутствовал во время «допроса с пристрастием», в том числе охрана мэра, а также один из заместителей, начальник городского управления милиции и начальник уголовного розыска городского управления милиции, которых он специально вызвал в гостиницу, действовали только по указке Кернеса. При этом главного милиционера города мэр обзывал матерными словами. Кернес же давал указания задержанным, что в объяснительных записках на имя начальника уголовного розыска городского управления МВД они должны написать, будто совершали хулиганские действия. Когда же Александра и Сергея доставили в милицию, правоохранители пригрозили: «Если не будете говорить правду, отвезем обратно в „Националь“ на перевоспитание».

После этого случая Ряполов около месяца прятался в квартире друга в Харькове, а Кутянин скрылся в Киеве. Об инциденте они заявили в Министерство внутренних дел только после падения режима Януковича. До этого, утверждают, не верили в правосудие.

Увы, они не могут предоставить суду ни аудио-, ни видеозаписей, подтверждающих вину подсудимых (к уголовной ответственности за незаконное лишение свободы или похищение человека, пытки и угрозу убийством, напомним, привлекаются также два охранника харьковского градоначальника). Телесные повреждения Ряполов и Кутянин нигде не зафиксировали. В качестве вещественного доказательства избиения Сергея Ряполова в материалах производства есть только испачканная его кровью салфетка, которая случайно сохранилась.

Мэр назвал показания Сергея Ряполова словоблудием, а его самого лжепотерпевшим.

— Данный человек был использован группой лиц, чтобы дискредитировать и оговорить меня, — заявил Геннадий Кернес журналистам. — Думаю, кто-то преследует определенную цель. Это фальсификация и месть. Для меня очень важно, чтобы дело было рассмотрено объективно и всесторонне.

Под «группой лиц» Кернес подразумевает своих давних политических оппонентов — министра внутренних дел Арсена Авакова и его советника Антона Геращенко, о чем он неоднократно упоминал.

Вряд ли до конца года суд заслушает показания одного из самых высокопоставленных свидетелей — Антона Геращенко. Заседания по этому резонансному делу судья Андрей Антонов в последнее время назначает раз в две недели. Четырнадцатого декабря продолжится допрос Сергея Ряполова стороной защиты, поэтому никого из свидетелей в суд не вызывают. Всего же планируется выслушать порядка 70 свидетелей.

— Если будем работать такими темпами, то вынесение приговора можно ожидать через два, а то и через три года, — заявил в начале судебного заседания 30 ноября Александр Ганилов, старший группы прокуроров Генпрокуратуры, принимающих участие в процессе. — Поэтому предлагаю назначать заседания два раза в неделю.

Основной подсудимый Геннадий Кернес и пятеро его защитников высказались категорически против ходатайства государственного обвинителя, сославшись на занятость по работе, состояние здоровья Геннадия Адольфовича. Судья обещал вернуться к обсуждению этого вопроса в новом году.

2182

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів