Палатная
Людмила Александровна
Палатная Людмила Александровна

Детский инфекционист, кандидат медицинских наук

Детский инфекционист, доцент кафедры детских инфекционных болезней Национального медицинского университета имени А. А. Богомольца кандидат медицинских наук.

Анкета.

Что повлияло на выбор вашей профессии?

— Я врач в третьем поколении, дедушка по линии отца был фельдшером в Переяславе-Хмельницком, бабушка тоже медик. Отец был главным врачом ортопедического института. Первый муж инфекционист, тетя заведовала отделением скорой помощи в Переяславе, дядя был главным терапевтом района. Росла в таком окружении, что с детства игрушками были шприцы, коробочки, стерилизаторы.

Почему вы выбрали именно эту специальность?

— Я люблю детей. И если бы пришлось снова выбирать специальность, это была бы медицина и педиатрия. Хочется, чтобы детки были здоровы. Мне всегда нужно знать окончательный диагноз и чтобы ребенок поправился. Помню всех своих пациентов, даже когда они ко мне обращаются спустя десять лет.

Расскажите о самом необычном случае или пациенте в своей практике.

— Их было настолько много, что можно написать роман в нескольких частях. Вот один. К нам поступил трехлетний ребенок ночью 22 ноября 2002 года, предполагали ботулизм, а оказалось отравление атропином. Мы с нашим заведующим реанимацией сработали настолько четко, быстро сориентировались, что это не ботулизм, и ребенка направили в «Охматдет», в токсикологию. Там начали интенсивные мероприятия. Я все думала, как он там, и утром позвонила. Мне сказали: еще пару часов — и малыша бы не спасли.

Выяснилось, как это произошло. Мама вспомнила, что капала ребенку атропин — расширяла зрачки, чтобы подобрать очки. А потом ампулу с препаратом вылила в чашку с водой и ребенок отпил из чашки. Мама эту воду допила…

Конечно, это уникальный случай. В ноябре месяце — откуда ботулизм? Ребенок не ел ни грибы, ни консервы. Он бегает по приемной, весь красный, расширенные зрачки, совершенно неадекватный — что за клиника? Потом я уже прочитала про отравление атропином, поскольку никогда с этим не сталкивалась. Ребенок выпил практически летальную дозу препарата и у него началась клиника, очень похожая на ботулизм.

Я прошла путь от интерна до доцента кафедры, работала в реанимации. Приходилось видеть много необычных и интересных случаев. Считаю, что в нашей инфекционной больнице прошла хорошую школу жизни. Поэтому когда мне говорят, что я жесткая, отвечаю: «Я не жесткая, а справедливая. Иначе нельзя».

Есть ли у вас личная формула успеха?

— Мое жизненное кредо — помогать людям. В больнице меня даже называют матерью Терезой. Таким был мой отец — он помогал всем. И я всегда хочу помочь всем, стараюсь дойти до истины. Я помогаю людям, а они, когда потребуются, помогут мне — это мой закон жизни.

Есть у вас хобби или увлечение?

— У меня было много увлечений. В свое время пела в университетской капелле бандуристов, вязала на спицах и крючком, ходила в кружки. Люблю театр, люблю ходить на концерты, слушать музыку, но на это реально не хватает времени. Сейчас мое хобби — работа.

Как отличить корь от острого респираторного заболевания?

 

Елена из Белгород-Днестровского Одесской области. У нас тревожная ситуация с корью, а у меня трое детей и младший не привит. Как отличить корь от острого респираторного заболевания? (Вопрос был задан на прямой линии "ФАКТОВ") Читать далее

Грозит ли ребенку корь, если прививку сделали только в три с половиной года?

 

Екатерина из Бучи Киевской области. Мой внук родился недоношенным, поэтому прививать его начали в три с половиной года. Пока сделали одну прививку КПК (корь, паротит и краснуха). Ему грозит корь? (Вопрос был задан на прямой линии "ФАКТОВ") Читать далее