ПОИСК
Культура и искусство

Сын Евгении Мирошниченко: "Когда Кастро узнал, что мама не приедет на Кубу, он был в страшном гневе"

7:15 10 июня 2016
Евгения Мирошниченко
Всемирно известной украинской оперной певице исполнилось бы 85 лет

Евгению Мирошниченко называли украинским соловьем. Ценители оперной музыки признавали ее колоратурное сопрано уникальным. Мирошниченко блистала на сценах театров Америки, Франции, Японии, Бельгии и Германии. Ей предлагали остаться в труппе Ла Скала и Большого, но Евгения Семеновна не изменила родной Национальной опере Украины.

Ровно сорок лет Мирошниченко выходила на сцену столичного театра. Параллельно преподавала в консерватории и мечтала открыть в Киеве Малую оперу. Зная энергичность знаменитой певицы, можно было не сомневаться, что в конце концов Евгения Семеновна этого добилась бы. Но семь лет назад ее жизнь оборвалась. Она умерла во сне, накануне Пасхи. Говорят, значит сразу попала в рай…

*"Более оптимистически настроенного человека, чем моя мама, я в жизни не встречал", — говорит Олег

— Олег, Евгении Семеновны нет уже семь лет, но ее память до сих пор так и не увековечена.

РЕКЛАМА

— К сожалению. Последнее, что мне удалось сделать, это добиться проекта решения, которое сейчас выставлено на общественное слушание о переименовании улицы Софьи Перовской на улицу Евгении Мирошниченко. Все остальное не сдвинулось с места. До сих пор не решен вопрос с памятником Евгении Семеновны, и Малая опера (бывший клуб трамвайщиков) так и не реконструирована. В последние годы жизни мамы это была ее мечта. Она стучалась во все государственные двери с тем, чтобы восстановить Малую оперу. Сейчас там иногда проводятся концерты памяти Мирошниченко, в которых участвуют ее ученики. Но в основном в помещении работают только танцевальные кружки.

— Евгения Семеновна любила отмечать свои дни рождения?

РЕКЛАМА

— Когда она была молода, полна сил и здоровья, это всегда были очень шумные праздники. Мама обожала гостей. Собиралась большая компания, в которой она всегда была в центре внимания. Я не встречал в жизни более оптимистически настроенного человека. Нам с братом казалось, что мама никогда не унывает. Она обожала смеяться, сама могла пошутить и даже выразиться крепким словцом. Правда, в последние годы все ее дни рождения проходили довольно тихо. Помню, как накануне одного из них она вдруг призналась: «Сынок, не переношу я на дух эти дни рождения!» Я прекрасно все понимал, потому что каждая дата напоминала ей о возрасте.

— Но ваша мама всегда выглядела потрясающе!

РЕКЛАМА

— Уделяла большое внимание своей внешности, к тому же была от природы красавицей. Но я не помню, чтобы она специально делала какие-то процедуры, поддерживающие состояние кожи. Мама даже не придерживалась никаких диет. С удовольствием поедала пирожные и конфеты. Помню, у нас в доме в большой комнате на столе всегда стояла ваза, доверху наполненная сладостями. Правда, мама ее держала не для себя, а в основном для своих учениц. Последние годы жизни многие из них буквально селились в маминой квартире. Я никогда не мог этого понять, но мама не хотела ничего слушать. Говорила, что времени на жизнь отпущено немного, а ей очень хочется передать все свои знания девочкам. Да и потом, ей просто не хотелось оставаться в одиночестве.

— Почему все-таки Евгения Семеновна ушла из столичного оперного театра? Ведь ее карьера еще была на пике?

— Честно говоря, я до конца так и не знаю причины этого ее решения. Догадываюсь, что в основе был конфликт с руководством театра. Но мама никогда об этом нам не рассказывала. Говорила, что это было только ее решение и добавляла: «Я не простила бы себя никогда, выходя на сцену и понимая, что уже не могу петь так, как должна бы». Мама слишком трепетно относилась к своему голосу и оперному искусству. Говорила, что уходить со сцены нужно вовремя. Конечно, она очень болезненно пережила разлуку с родным театром. Долгие годы даже не ходила на спектакли Национальной оперы Украины. Начала посещать их только тогда, когда на сцене стали выступать ее ученицы.

— Когда вы с братом были маленькими, мама брала вас на спектакли?

— В детстве мне казалось, что за кулисами оперного театра находится наш второй дом. Мама часто брала нас с собой на спектакли и репетиции. Я обожал стоять за кулисами в то время, когда мама выступала на сцене. Мне она казалась просто небожительницей! Изысканные наряды удивительно хорошо на ней сидели. Внешне она так преображалась, что я не мог отвести от нее глаз. Нашим с братом любимым местом в оперном театре была комната с театральным реквизитом. Мы пропадали там часами. В комнате хранились сценические наряды, ружья, сабли. Мы с Игорем переодевались в рыцарей, гусаров, брали бутафорское оружие, устраивали бои или с гордым видом разгуливали по коридорам театра.

— Мама была с вами строга?

— Нет, что вы! Она прекрасно понимала, что, к сожалению, не может с нами проводить много времени, поэтому на все наши шалости смотрела снисходительно. Не требовала от нас с братом высоких оценок в школе. По-моему, никогда не ходила на школьные собрания. Этими вопросами занимался отец. Зато мама очень болезненно воспринимала какие-то наши промахи в человеческом плане. Она сама была достаточно открытый, честный человек, не любивший интриг и недомолвок. Наверное, кому-то это не нравилось, кто-то думал, что она слишком резкая, но мама никогда не считала нужным изменять себе.

— Евгения Мирошниченко, удивлявшая весь мир своим уникальным голосом, родилась в простой сельской семье. От кого унаследовала музыкальный дар?

— У моей бабушки, мамы Евгении Семеновны, Сусанны Егоровны был замечательный голос. Кстати, она была долгожительницей, умерла в 97 лет. Бабушка выросла в селе на реке Северский Донец. Это село было когда-то резиденцией графа Гендрикова. Он был просвещенным человеком, имел театр. В нем выступала и моя бабушка. У мамы есть еще две сестры, и обе неплохо поют. Евгения Семеновна в шутку говорила: «Наверное, к моему горлу прикоснулся сам Господь».

— Это правда, что у Евгении Мирошниченко был диплом слесаря?

— Да, и она этого никогда не скрывала. Мамин отец ушел воевать, был танкистом и погиб в середине 1943 года. В то время бабушка с детьми жили очень бедно. И когда Евгения Семеновна случайно услышала о том, что в Харьковское ремесленное училище набирают детей-полусирот, она тут же заявила маме, что едет поступать. В то время ей было всего 13 лет, но мама всегда добивалась того, чего хотела. Она таки уехала в Харьков, поступила в ремесленное училище и стала учиться на слесаря по ремонту радиоаппаратуры.

— А как же музыка?

— Мама мечтала стать танцовщицей. Рассказывала, что бегала в танцевальный кружок с твердым желанием научиться балетному искусству. Но при этом всегда пела. Говорила, что однажды мыла пол в коридоре общежития, напевая арию из оперы «Иван Сусанин». За таким занятием ее застал руководитель местного хора «Трудовые резервы». Он не мог пройти мимо талантливой девочки и убедил ее, что надо развивать свой дар. Мама стала солисткой хора, а потом и поехала с ним на гастроли в Москву.

— Евгения Семеновна любила вспоминать, как впервые увидела тогда Сталина.

— Это была забавная история. Концерт, в котором участвовал хор «Трудовые резервы», проходил в Большом театре и был посвящен очередному юбилею Октябрьской революции. В зале сидели члены правительства, в том числе и Иосиф Сталин. Мама рассказывала, что сильно волновалась, аж коленки дрожали. А когда вышла на сцену, то от испуга начала петь «Тихесенький вечір» с последнего куплета. Впрочем, тогда на это никто не обратил внимания, потому что голос молоденькой солистки всех очаровал. Именно тогда ее впервые назвали украинским соловьем.

— Говорят, что после окончания консерватории певицу Евгению Мирошниченко желали видеть на своей сцене несколько театров, в том числе в Ленинграде.

— Да. Ее приглашали в Одесскую оперу, на сцену Мариинского театра. Но она предпочла Киевский оперный театр. В то время им руководил зять Никиты Хрущева Виктор Гонтарь. Ему удалось собрать поистине золотой состав певцов: Евгения Мирошниченко, Дмитрий Гнатюк, Анатолий Соловьяненко… Знаю, что маму приглашали в свое время и в Большой театр. Но она всегда говорила: «Из Украины я никуда не уеду!» Правда, не все в ее жизни складывалось радужно, особенно, когда мама поступила в консерваторию и стала серьезно заниматься вокалом. Говорила, что однокурсницы посмеивались над ее внешним видом, бедностью и обзывали «ремеслом». Мама несколько лет ходила в консерваторию в форменном платье, которое ей выдали еще в ремесленном училище, да шинельке. Было время, когда ее настолько затюкали, что она даже порывалась уйти из консерватории. Но, слава Богу, этого не произошло.

— Известно, что у Евгении Семеновны было несколько бурных романов. В нее был влюблен сам Фидель Кастро.

— С Фиделем Кастро произошла особая история. В 1960-х в Киев приехала кубинская делегация во главе с Фиделем Кастро. Как и положено, для высокого гостя был организован концерт, в котором выступила и Евгения Мирошниченко. После концерта Фидель Кастро познакомился с мамой. Понятно, что она произвела на него большое впечатление и как удивительная певица, и как красивая женщина. Через несколько месяцев в оперный театр пришло приглашение на гастроли на Кубу. Конечно, должна была ехать и Евгения Мирошниченко. Но в то время мама как раз была беременна мною. Она нервничала, но все же решила отказаться от поездки. Говорят, когда Фидель Кастро узнал, что Евгения Мирошниченко не приедет на гастроли, он был в страшном гневе. Слухи о романе мамы и Фиделя Кастро сразу расползлись по Киеву. Мама вспоминала, что, когда я родился, нянечки прибегали смотреть, на кого похож ребенок. А в семье мы иногда подшучивали, что неизвестно еще, кто мой отец.

— Вы знали о том, что у мамы были серьезные отношения с румынским певцом Николае Херля?

— Когда это все происходило, мы с братом, конечно, ни о чем не догадывались. Узнали об этом романе, когда уже стали взрослыми. Мама признавалась, что это была самая большая любовь в ее жизни. Она даже готова была уехать к Николае. Но не сделала этого. В советское время подобный поступок был бы расценен как предательство. А вот Николае обращался к руководству Румынии за разрешением на брак с мамой. Он его получил и ждал только решения своей любимой Жени. А когда узнал о том, что мама не сможет уехать из Советского Союза, в сердцах кричал ей: «Будь прокляты эти границы, которые нас с тобой разделяют!» Последние годы она часто вспоминала Николае. Не то чтобы жалела. Просто это был один из самых ярких моментов ее жизни.

— Вы знали, что у Евгении Семеновны серьезное заболевание?

— Она долго скрывала от нас, что у нее обнаружили рак груди. Но, знаете, даже в такой сложной ситуации она была борцом. Не сдавалась и таки сумела побороть недуг. В Германии маме сделали операцию, она прошла успешно. Потом было лечение. Я видел результаты последних анализов, которые показывали, что мама полностью справилась с болезнью. Она ведь умерла от того, что оторвался тромб. Это произошло в канун Пасхи семь лет назад. Ночью она встала с кровати и упала. В это время с ней в доме находилась одна из студенток.

— Помните последнюю встречу с мамой?

— Это было на мой день рождения. Помню, мама пришла ко мне красивая, улыбающаяся. Была в прекрасном настроении и все время рассказывала о своих планах. Мама мечтала восстановить Малую оперу. Скандалила с чиновниками, добивалась справедливости. Мне казалось, что ей даже нравится весь этот процесс. Никакого плохого предчувствия у меня тогда не было. Я видел, как горят ее глаза, как снова интересно жить. Но судьба распорядилась иначе. Знаете, иногда мне снится мама. Приходит, тихо садится у моей постели, гладит меня по руке, и я ощущаю себя абсолютно счастливым. Как в детстве…

Фото в заголовке Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

6177

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров