ПОИСК
Общество и люди

Надию Свитлычну арестовали, а ее двухлетнего сына тайно отправили в детдом: как чекисты расправлялись с украинскими правозащитниками

12:26 12 января 2022
Надия Свитлычна
12 января — День украинского политзаключенного. Ровно 50 лет назад КГБ провел операцию «Блок» — массовые аресты людей, открыто выступавших против политических репрессий и распространявших самиздат

«Родственники две недели искали Яремчика, пропавшего из детсада»

В начале января 1972 года чекисты задержали на западной границе, на железнодорожной станции Чоп, студента из Бельгии Ярослава Добоша. Он возвращался домой, вез с собой небольшое количество украинского самиздата (литературы, изданной вне цензуры). Этот арест чекисты использовали как повод для начала массовых репрессий против шестидесятников — людей (преимущественно молодых), которые открыто выступали против политических репрессий в СССР и распространяли самиздат. Массовые аресты были произведены ровно 50 лет назад с 12 по 14 января.

— Чекисты запугали бельгийского студента ужасными муками в заключении, и юноша подписал все, что требовал КГБ, — говорит заведующая Музеем шестидесятничества Елена Лодзинская. — То есть, что он действовал по заданию буржуазных националистических центров за границей, а самиздат, который пытался вывезти из УССР, эти центры намеревались использовать для антисоветской агитации. «Свидетельства» Добоша тоталитарные власти использовали как повод для начала заранее спланированной операции КГБ «Блок», направленной прежде всего против производства и распространения украинского самиздата. Ибо самиздат был тем общим, что объединяло всех людей, которых чекисты называли в своих документах (цитирую) «националистически настроенные лица». В основном это были участники правозащитного патриотического движения шестидесятничества.

Ярослав Добош

Аресты начались через 8 дней после задержания иностранного студента Ярослава Добоша — 12 января 1972 года. В Киеве чекисты схватили Вячеслава Чорновола, Василя Стуса, Ивана Свитлычного, Зиновия Антонюка и многих других. Во Львове — Ирину Калинец, Михаила Осадчего…

Василь Стус

Массовые аресты шли еще два дня. Шестидесятников продолжали арестовать и в последующие месяцы в разных городах, в том числе в Харькове. К примеру, в мае схватили сестру литературоведа Свитлычного Надию. Ее сыночку Яремчику было всего два года. Чекисты забрали его из детского садика и не сообщили родственникам, где он. Две недели бабушка Яремчика Мелания Ильинична (мать Надии) и другие родственники искали малыша по всей Украине, наконец кто-то шепнул им по секрету: проверьте в детдоме в Ворзеле (поселок под Киевом). Там родственники и нашли мальчика.

Яремка, сын Надии Свитлычной

Его мама Надия просила власти на время заключения передать сына на воспитание жене своего родного брата Ивана Леониде Свитлычной. Чекисты не разрешили — ведь Иван тоже был арестованным шестидесятником. Тогда Надия попросила передать Яремчика бабушке — своей маме Мелании Ильиничне. Но и на этот вариант КГБ не согласился — по его мнению, нельзя было доверять ребенка матери двух «националистически настроенных лиц». Наконец разрешили, чтобы за Яремчиком ухаживала старшая сестра Надии Мария, потому что у нее муж коммунист. Но все же мальчика забрала к себе Мелания Ильинична. От малыша не скрывали, где находится его мама. На выставке, посвященной операции «Блок», демонстрируем фотографию, на которой Яремка с фотографиями мамы и дяди, возвращения которых из неволи он ждет. Кстати, семья Свитлычных из Луганской области.

Иван Свитлычный с женой Леонидой

— Чем Надия провинилась перед коммунистическим режимом?

— КГБ заинтересовался ею после того, как в 1967 году она с единомышленниками приняла участие в чествовании Тараса Шевченко возле его памятника в Киеве. В том же году вместе со своим братом Иваном, поэтессой Линой Костенко и литературоведом Иваном Дзюбой она направила адресованное лидеру советской Украины Петру Шелесту письмо-протест, касавшееся суда над Вячеславом Чорноволом, проходившим тогда во Львове.

— Сколько лет заключения советская власть присудила Надии Свитлычной?

— Четыре. Некоторым женщинам дали по шесть лет. Но лагеря — это еще было не самое страшное наказание. Некоторых шестидесятников (например, математика Леонида Плюща, врача Николая Плахотнюка, писателя Василия Рубана) отправили в специальную психиатрическую больницу в Днепропетровске, которая была страшнее, чем любая обычная тюрьма КГБ.

Человек, которого сажали в спецпсихбольницу, не имел конкретного срока заключения — «лечили», пока не «поправится». За любую провинность «врачи» могли прописать дополнительные препараты, которые вызывали очень сильную боль. Фактически это была пытка. «Врачи» оправдывали это тем, что «болевой шок заставляет больного выйти из нездорового состояния». Другие препараты разрушали системы организма и психику человека. После их приема заключенные едва передвигали ноги, не могли собраться с мыслями, у них дрожали руки, перекашивались лица.

Узник днепропетровской спецпсихушки Николай Плахотнюк (в конце концов он стал основателем нашего музея) рассказывал, как его привозили из больницы в следственный изолятор КГБ. Он решил воспользоваться этой возможностью, чтобы сообщить друзьям, что он жив. Для этого, когда его вели по тюремному коридору, начал кричать, бросаться на двери камер, надеясь, что его услышат политзаключенные. Николая Григорьевича завели в кабинет сотрудника КГБ, и тот предложил: подпишете раскаяние, и мы вас освободим. Но Плахотнюку хватило силы воли, чтобы не соблазниться предложением. В общей сложности он провел в трех психбольницах 9 лет, сохранил при этом свое психическое здоровье. Через полгода после освобождения его снова арестовали — сфабриковали уголовное дело.

Николай Плахотнюк

«Шестидесятники приходили на суды над своими товарищами, бросали им под ноги цветы, выкрикивали слова поддержки»

— Во время проведения спецоперации КГБ «Блок» в очередной раз арестовали Юрия Шухевича — по сути, за то, что он сын главнокомандующего УПА Романа Шухевича, — продолжает Елена Лодзинская. — Когда Юре было 11 лет, советская власть выслала его с мамой в Сибирь. Через два года их разлучили, Юру отправили в детдом для детей «врагов народа» на Донбассе. А в 16 лет его приговорили к 10 годам (!) лишения свободы, хотя он ничего не совершил против власти. Потом уже при Никите Хрущеве он получил еще столько же! Юрия освободили в 1968-м, запретили проживание в Украине. Поэтому он поселился на Кавказе в Нальчике. Но в 1972-м Шухевича-младшего снова арестовали, дали девять лет заключения и три года ссылки. С шестидесятниками он познакомился в колонии.

Юрий Шухевич, сын Романа Шухевича

— Как образовалось движение шестидесятников?

- Оно зародилось в клубе творческой молодежи, организованном в 1960 году в Киевском государственном институте театра, кино и телевидения имени Карпенко-Карого. Возглавлял клуб студент Лесь Танюк (впоследствии известный режиссер, профессор). До 1962 года это сообщество сплачивало людей театра. Но затем к нему присоединились около ста художников (их привела художница и скульптор Алла Горская), а также молодые сотрудники Института литературы имени Тараса Шевченко — Иван Свитлычный, Михайлина Коцюбинская, Юрий Бедзьо, Василь Стус.

Шестидесятники празднуют Рождество

В 1964-м власти закрыли клуб, а в 1965-м арестовали около 20 его участников. КГБ надеялся, что остальные испугаются. Но не тут-то было: шестидесятники продолжали общаться, распространяли самиздат. Более того, открыто выражали протест против политических репрессий, писали письма руководству республики с требованием освободить узников. Смельчаки приходили на судебные заседания, бросали под ноги арестованным цветы, выкрикивали слова поддержки, пытались передать конфеты и другую вкусную еду. Четвертого сентября 1965 года во время премьеры фильма режиссера Сергея Параджанова «Тени забытых предков» в столичном кинотеатре «Украина» Иван Дзюба произнес речь, в которой осудил аресты представителей творческой интеллигенции. Вячеслав Чорновил и Василь Стус призвали тогда встать тех, кто против репрессий.

Шестидесятники устроили колядки, фото сделанное на Рождество 1972 года

— Как изготовляли самиздат?

— В печатную машинку вкладывали несколько листов бумаги, между которыми клали копировальную бумагу. Таким образом, печатали по несколько экземпляров. Если было нужно больше, то использовали очень тоненькую папиросную бумагу. В таком случае копий можно было изготовить до десятка. Другая технология — фотографирование отпечатанных писем. Но самым опасным было иметь «тамиздат» — запретные книги, журналы, напечатанные за границей и тайно завезенные в СССР. За «тамиздат» власти могли выдвинуть обвинения в связях с зарубежными буржуазно-националистическими центрами и дать очень большой срок заключения.

Читайте также: «Польша не могла открыто предоставить оружие украинским бойцам, поэтому сымитировали ограбление военного склада»: историк о последнем рейде армии УНР

На фото в заголовке — Надия Свитлычна

1797

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров