ПОИСК
Происшествия

«У меня есть цель — стать на ноги и вернуться к детям»: медсестра Оксана Баландина потеряла на войне ноги

12:15 14 мая 2022
Оксана Баландина
Трогательные кадры со свадьбы 23-летней медсестры из Лисичанска Оксаны Баландиной и ее возлюбленного, состоявшейся в больничной палате львовского госпиталя, облетели и украинские, и зарубежные СМИ. Подорвавшись на мине, Оксана лишилась обеих ног и пальцев на левой руке. Но это не помешало ей надеть белое платье и станцевать с любимым свадебный танец.

Оксана перенесла четыре операции, эвакуацию из обстреливаемой армией рф Луганской области, невыносимую боль, отчаянье и страх за маленьких сына и дочь. Но она справилась. «В какой-то момент я поняла, что, если Господь оставил меня в живых, значит, так нужно было, — говорит молодая женщина. — И я должна жить. Хотя сначала даже были мысли о суициде…»

Оксана завела аккаунт в Tik Tok, в котором делится с подписчиками своими достижениями — как проходит реабилитацию, учится держать баланс, делает зарядку. Сейчас у нее уже больше 17 тысяч подписчиков, и с каждым днем их становится все больше.

12 мая, в Международный день медсестры и медбрата, президент Украины Владимир Зеленский наградил медработников, среди которых была и Оксана Баландина. На церемонии награждения Оксану сопровождал муж.

«В машине скорой у меня случилась истерика. Я кричала, что не хочу жить»

Оксана Баландина работала медсестрой в неврологическом отделении Луганской детской областной больницы. Вспоминает, что последний раз вышла на работу 2 марта. В тот день больницу обстреляла армия РФ.

— С того момента, как началась война, мы успели поработать неделю, — рассказала «ФАКТАМ» Оксана. — Затем наш больничный городок фактически уничтожили. Утро 24 февраля у меня, как и у большинства жителей нашей страны, началось со взрывов. Я как раз возвращалась с ночного дежурства, дома ждали Витя и наши дети — семилетний Илья и пятилетняя Диана. В тот момент мы не думали никуда уезжать. Жили в частном доме, который совсем недавно купили, и во время обстрелов и бомбежек прятались на цокольном этаже. Мы называли этот этаж нашим бункером. Большую часть пациентов из больницы, где я работала, вывезли. А те, кто остался, переехали на второй этаж — чтобы быть ближе к бомбоубежищу. 2 марта российские войска обстреляли нашу больницу. В палатах вылетели окна, нам перебили подачу отопления, газа и кислорода в отделении реанимации. Продолжать работу в таких условиях было невозможно.

12 мая в Международный день медсестры и медбрата президент Украины Владимир Зеленский наградил медработников, среди которых была и Оксана Баландина. На церемонии награждения Оксану сопровождал муж

С тех пор я была дома. Совсем рядом шли бои, поэтому мы старались без особой надобности не выходить. В день, когда со мной случилась беда, 27 марта, мы с Витей и его другом пошли за гуманитарной помощью. Возвращаясь домой, решили сократить путь и пошли тропинкой между дачами и речкой. До войны я часто ходила этой дорогой… Я шла впереди. Витя с другом остановились, увлеченно что-то обсуждая. А я вдруг увидела, что из земли торчит снаряд. Я к нему не прикасалась. Успела только позвать Витю: «Зая, глянь!» Повернулась к нему — и произошел взрыв.

Я буквально взлетела в воздух. Взлетела и тут же упала лицом на землю. В голове стоял неимоверный гул. Я пыталась поднять голову и понять, что случилось. Помню, как вдруг стало нечем дышать. Катастрофически не хватало воздуха. Хотела разорвать на себе одежду — мне казалось, что так станет легче. Боли в тот момент не чувствовала. Смутно помню, как подбежал Витя и начал оказывать мне первую помощь. Разорвал на себе футболку, чтобы перевязать мне ноги. Вернее, то, что от них осталось…

Читайте также: «Верю, что Саша еще будет учить детей танцам и акробатике»: история о несгибаемом украинском воине, потерявшем в бою ногу

Витя вызвал «скорую» и позвонил моему отчиму, который тут же приехал. Потом они вдвоем несли меня на носилках в карету скорой помощи, потому что подъехать непосредственно на место, где все это случилось, врачи не могли. Я все еще была в сознании. Помню, как, увидев меня, девочка-фельдшер испугалась. Заметив, что у нее дрожат руки, я попыталась ей помочь. Сказала, где лучше поставить венозный доступ (я-то знаю, где у меня хорошие вены), что нужно сделать еще… Попросила кислород, но его не было. Я сказала разрезать на мне куртку — из-за того, что четыре пальца на левой руке оторвало, снять ее уже было невозможно.

Я понимала, что у меня нет ног. Своими глазами увидела эти раздробленные кости… От осознания того, что на всю жизнь осталась инвалидом, у меня прямо там, в машине «скорой», случилась истерика. Я кричала, что не хочу жить, просила, чтобы меня убили… В тот момент думала только о своих детях. Не хотела, чтобы они увидели меня такой. Потом фельдшер ввела мне какой-то препарат… В больнице уже ждала мама. Она тоже медсестра и как раз была на дежурстве. Увидев ее, я закричала: «Мамочка!» И потеряла сознание.

"Виктор не отходил от меня ни на шаг, – говорит Оксана. – И это помогло не сдаться"

В больнице Оксане сделали сразу четыре операции.

— Ампутировали обе ноги и четыре пальца на левой руке, — уточняет Оксана. — На всю больницу в тот момент оставался всего один хирург. Благо, помогли военные врачи. Они дали препараты, которые в аптеках уже было не найти. Я пришла в сознание на следующий день. Проснулась, увидела, что нет ног… И поняла, что это не сон, а ужасная реальность.

«Больше всего боялась встречи с детьми. Не знала, как они отреагируют, увидев меня такой»

Через три дня Оксану эвакуировали в Днепр, где в течение месяца она проходила реабилитацию. Затем поехала во Львов, где находится сейчас.

— Мама с Витя не отходили от меня ни на шаг, — говорит Оксана. — Их поддержка и постоянное присутствие помогли мне не сдаться. Они говорили, что сейчас есть хорошие современные протезы, с которыми я смогу жить полноценной жизнью. Их слова подтвердили реабилитологи, с которыми я познакомилась в Днепре. Они рассказывали, как люди ко всему приспосабливаются и живут. Ходят и даже бегают! Реабилитологи научили меня держать баланс, правильно сидеть, самостоятельно пересаживаться с коляски на кровать. Я уже могу одной рукой заплетать косичку и с помощью специальной доски порезать яблоко. И ведь это только начало.

Больше всего я боялась встречи с детьми. Не знала, как они отреагируют, увидев меня такой, на коляске… Им тоже было страшно. Помню, как Илюша растерянно сказал: «У мамы теперь нет ножек». «Ну и что? — ответила ему пятилетняя Диана. — Ее вылечат и у нее будут другие ножки». Я подтвердила, что так и будет. Вскоре дети уже улыбались и спорили, кто из них первым повезет мамину коляску.

Читайте также: «Расписались на 12-й день знакомства»: невероятная история пары, которая первой после деоккупации поженилась в Буче

Сейчас они в Полтавской области с бабушкой, но мы каждый день общаемся по видеосвязи. Они подписаны на мой Tik Tok (улыбается. — Авт). Еще недавно я даже не думала заводить там аккаунт. Все случилось само собой. Когда началась реабилитация, мне захотелось заснять свои первые успехи на видео. Показать своим друзьям, а в первую очередь, наверное, самой себе, что жизнь продолжается. Выкладывая видео, я даже подумать не могла, что моя история найдет такой отклик. Мне приходит столько сообщений! Люди делятся своими историями. Говорят, что я их вдохновляю. Еще когда мы были в Днепре, я получила короткое сообщение: «Большое вам спасибо. Вы спасли человека от самоубийства».

«Когда началась реабилитация, мне захотелось снять свои первые успехи на видео. Показать своим друзьям, а в первую очередь самой себе, что жизнь продолжается», - признается Оксана

Свадьба в больничной палате в каком-то смысле стала неожиданностью и для самой Оксаны:

— Зарегистрировать брак мы с Витей хотели уже давно. Но никак до этого не доходили руки. Сейчас это потребовалось в первую очередь для того, чтобы выехать за границу — в ближайшие дни мы собираемся лететь в Германию, где меня ждет протезирование. Я думала, мы просто тихонько распишемся. Но пани Леся — волонтер, которая помогает нам во Львове — принесла мне белое платье. Ее подруга испекла торт. А люди, с которыми мы познакомились в больнице — мать и дочь из Северодонецка, которым тоже оторвало ноги — захотели нас поздравить. Так и получилась настоящая свадьба в больничной палате.

Читайте также: Война сделала чувство сильнее: в Ворзеле обвенчались две пары военных

«Зарегистрировать брак мы с Витей хотели уже давно», – говорит Оксана

Весь свадебный танец, видео которого попало в интернет, я проплакала, уткнувшись мужу в плечо. И, откровенно говоря, это были не только слезы радости. Сложно было не думать о том, что у меня нет ног. Я не робот и не могу все время улыбаться. Часто плачу по утрам… Но потом понимаю, что все еще будет. Впереди у меня долгий путь. Протезирование, освоение протезов, реабилитация. Будет непросто, но я хочу скорее начать. У меня есть цель — стать на ноги и вернуться к детям в освобожденную от оккупантов Украину. Вернуться в родной город (наш дом в Лисичанске, к счастью, пока что цел). И сердце мне подсказывает, что все так и произойдет.

Впереди у Оксаны протезирование и длительная реабилитация. Для тех, кто хочет помочь молодой женщине, сообщаем номер ее банковской карточки: 5168 7574 2749 3038

Читайте также: «Рашисты украли наше счастье»: Наталья Денисенко трогательно обратилась к мужу в пятую годовщину свадьбы

4636

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров
 

© 1997—2022 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины.

Материалы под рубриками «Официально», «Новости компаний», «На заметку потребителю», «Инициатива», «Реклама», «Пресс-релиз», «Новости отрасли» а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер.