ПОИСК
Культура и искусство

«Могу ли написать пьесу о путине? Вижу только одну тему — это сладкое слово «Гаага»: в Варшаве состоялась премьера спектакля об украинских беженках

15:20 14 июля 2022
"Почему ты убил мою маму? Вы же обещали, что не тронете нас"
Ирина ВЕТРОВА, "ФАКТЫ"
В Варшавском центре для украинских беженок встретились пять женщин. Каждая со своей страшной историей. Во время премьеры спектакля «Шесть ребер гнева» поляки и украинцы слушали эти истории, не сдерживая слез.

Все четыре дня, проведенные в огромном зале на 1500 человек варшавского центра беженцев, Оксана молчала, скрутившись клубочком на раскладушке. Сначала подруги по несчастью ее не трогали — принесут очередные «канапки» и отнесут волонтерам назад нетронутыми. Потом забеспокоились, начали потихоньку присматриваться. Есть обручалка на правой руке, в душевой заметили шрам от кесарева. На контакт новенькая из Мариуполя не шла.

А им было чем поделиться. Четверо женщин разного возраста из Чернигова, Бахмута, Одессы, Харькова собрались тут не по доброй воле. У каждой в прошлом была своя история встречи с войной, а в настоящем — близкие люди, оставшиеся в Украине. В армии — как у Виталины, в плену у русских — как у Галины Ивановны, без вести пропавшие у Оксаны…

С женщинами работает психолог, да и сами они, ссорясь и мирясь, подшучивая одна над другой и жалея друг друга, лечатся от своего ПТСР…

Поляки и украинцы, не скрываясь, плакали и смеялись во время спектакля об украинских беженках

Несколько варшавских вечеров поляки и украинцы, не скрываясь, вытирали слезы и смеялись на премьерных показах спектакля «Шесть ребер гнева», созданного на основе реальных историй беженок из Украины. Драматург и сорежиссер спектакля (вместе с Беньямином Коцем) Саша Денисова, сама вынужденная переселенка, долго разговаривала с бежавшими от войны женщинами. Одна увезла сына, когда разбомбили их квартиру, вторая все вспоминает застреленную русской солдатней мать. «За что ее? Ведь мы же с вами договорились, мы же не в первый раз мимо вас проходили». Мать из Бахмута бредит встречей с сыном, который попал в плен, и повторяет «Україна переможе». («А ведь надо-то было в музыкальное поступать, сейчас бы на Евровидении пел…»)

РЕКЛАМА

И у истории этой два конца.

Например, все заканчивается победой Украины. А как же иначе — ведь в дело вмешались козаки-характерники. Они помогли найти мужа и дочку (малышку с хвостиками в розовом комбинезоне) беженке из Мариуполя, жениха (оператора беспилотника) — - писательнице из Чернигова, сына — женщине из Бахмута. Все закончилось, как и положено, свадьбой, на которой гуляют подруги.

РЕКЛАМА

Или, например, все заканчивается непобедой. И война продлится еще долгие месяцы. И замуж выходить будет не за кого…

Мы видим оба финала — желаемый и пессимистичный. А как оно будет в жизни? Финал, что называется, открытый.

РЕКЛАМА
Актрисы, бежавшие от войны как и их героини (слева направо) Таня Проскурина и Маша Северилова

«Первое время здесь, в Варшаве, я растерялась: что я могу сделать для победы?»

Украинка Саша Денисова известный драматург и режиссер. И не только в Европе, но и на американском континенте, где она тоже работала. У нее свой метод, основанный на реальных разговорах, реальных героях, документальном материале, оформленном в художественную пьесу. Начинала Саша в уважаемом московском Театре. док у Михаила Угарова, а премьера ее последнего спектакля «Гермиона» (о страданиях интеллигенции, которая мучается от того, что не может выйти на акции протеста, но легко находит себе оправдание) состоялась за неделю до широкомасштабного вторжения в Украину. Сразу после вторжения главный режиссер Театра наций Евгений Миронов этот спектакль снял. «Он меня не убедил», — объяснил тогда Миронов. Тот самый, который три месяца спустя, в День защиты детей, в стертом с лица земли Мариуполе показывал чудом выжившим горожанам какой-то другой спектакль и обещал, что скоро тут будет новый театр. Взамен разбомбленного вместе с прятавшимися в нем женщинами с детьми…

«Ну что ж, Гаага ждет Евгения Витальевича. После чтения стишков на День Победы — прямиком в ад», — прокомментировала тогда Саша.

Тем временем в Москве после звонка Миронова ее начала разыскивать полиция. В россии как раз начали хватать людей просто за то, что они украинцы. Пришлось в спешке уезжать.

Так Саша оказалась в Варшаве, в том самом центре беженцев. Тут нашли они с Беньямином и своих прекрасных актрис — звезд «Шести ребер гнева» Татьяну Лав, Лизу Павленко, Христину Любу, Татьяну Проскурину и «украинскую Джульетту Мазину» великолепную Машу Северилову. И козаков — Артема Пльондера и киевлянина Алексея Юдникова .

Драматург и сорежиссер спектакля «Шесть ребер гнева» Саша Денисова (в центре)

— Саша, после многих лет жизни и работы в Москве ты не жалеешь об этом? Сейчас многим людям горько и стыдно за то, что не смогли предотвратить войну или сейчас мало делают для нашей победы. А тебе?

— Я действительно долго работала там, — говорит Саша Денисова. — Ставила в независимых театрах (такие до последнего времени существовали) свои пьесы — Театр. док, Центр им. Мейерхольда. Мои спектакли «Гарри в огне», «Сфорца», «Отель Калифорния» — были, как теперь уже можно сказать, антивоенные, о тирании, о протестах, о стране, ставшей гигантской психушкой и тюрьмой. Спектакли «Брежнев против Бэтмена», «Гермиона» — с критикой власти, интеллигенции и тоталитарного режима в целом. Все публицистические, политические спектакли.

Дружила с оппозиционно настроенными людьми театра. Практически все они сейчас из россии уехали. Из моего дружеского круга ни один человек не скажет «Все так неоднозначно», все называют войну войной и выступают против. В Украине сейчас под бомбежками живет моя мама, свекор, подруги. Мои близкие друзья воюют. Меня буквально захлестывают ненависть, ярость к рашистам, особенно когда переписываюсь с другом, тоже драматургом, который звонит из окопа в 250 метрах от врагов. Напиши про меня сцену, говорит. Я говорю: уже про тебя спектакль в Варшаве играют. Но вообще это страшно. И я изменилась — война меня изменила так же, как и всех.

Первое время здесь, в Варшаве, растерялась. Что я могу сделать для победы? А потом начала разговаривать с нашими женщинами-беженками и поняла, что о них надо всем рассказать. Мир должен слышать их голоса.

После премьеры на польской земле у Саши Денисовой куча новых идей . «Есть предложения новых постановок. Польский театр один из самых мощных на европейской сцене, я сама влюбилась в него больше десяти лет назад, когда привозили на гастроли спектакль"Зажги мой огонь». Хотела делать как они. И вот — пожалуйста. Но все новые планы — о войне. — говорит она «ФАКТАМ». — Есть, конечно, и недописанная пьеса о Бруно Шульце, и идея о пьесе об Ольге Кобылянской и Лесе Украинке. Когда в одном из ведущих польских театров меня спросили, могу ли я написать пьесу о путине, ответила, что вижу только одну тему — сладкое слово «Гаага». Надеюсь, публика сможет увидеть этот спектакль уже в новом сезоне".

Надеюсь, скоро мы все тоже дождемся Гааги.

Фото Ванды Конисевич

711

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров