ПОИСК
Интервью

«Человека замотали в пищевую пленку, облили водой и пытали током»: жительница Энергодара о том, что происходит в оккупированном городе

12:39 15 августа 2022
оккупированная ЗАЭС

Самая большая в Европе АЭС — Запорожская — сейчас в центре внимания всего мира из-за артиллерийских обстрелов россиянами этой атомной электростанции, ее минирования, размещения на ней войск, вооружений и боеприпасов оккупантов. Эти преступные и крайне безответственные действия создают реальную опасность ядерной аварии, масштабы которой могут быть больше Чернобыльской. В 6 километрах от ЗАЭС находится город работников этой атомной станции — Энергодар. Как там в оккупации выживают люди, рассказала «ФАКТАМ» на условиях анонимности жительница этого города Людмила Петровна (имя и отчество изменены), которая недавно вместе с мужем смогла выехать на территорию, контролируемую украинскими властями.

«Огурцы по 3 гривни за килограмм, помидоры — по 5: крестьяне, живущие в оккупации, вынуждены за бесценок продавать урожай»

— Как изменилась ситуация в Энергодаре с поставкой продуктов, лекарств после начала оккупации?

— В первые дни войны враг очень быстро захватил значительную часть юга страны, в том числе Энергодар и Запорожскую АЭС, поэтому многие просто не успели эвакуироваться из нашего города. Сначала в Энергодаре оставался небольшой запас муки, мини-пекарни выпекали хлеб. А в середине марта муки совсем не стало. Самые предусмотрительные граждане скупили все продукты в магазинах.

— Голода не было?

— К счастью, нет. Выручили прежде всего крестьяне из окрестных сел: они начали подвозить на продажу картофель, морковь, свеклу, капусту. Сначала мы с мужем покупали все, что удавалось, независимо от того, были нужны нам те или иные продукты или нет.

Во второй половине марта некоторые коммерсанты стали предлагать на рынках муку и подсолнечное масло, украденные рашистами на складах Пологов.

Ближе к наступлению лета крестьяне начали торговать молодым картофелем, ранними редиской и луком. Уже тогда сельхозпродукция была очень дешевой. Почему? Регион у нас аграрный. Фермеры обустраивают так называемые балаганы — огромные (длиной метров 100) теплицы, в которых выращивают ранние овощи. Раньше их везли прежде всего в большие города. В этом году из-за войны рынок сбыта резко уменьшился. Поэтому начиная с апреля цены на ранние овощи в Энергодаре были в 2−3 раза ниже обычного. Впоследствии дошло до того, что помидоры стали стоить 5 гривен за килограмм, огурцы — 3. Некоторым фермерам приходится высыпать часть урожая в компостные ямы, потому что не имеют возможности продать. На рынке достаточно также сыра, яиц, мяса, которые привозят крестьяне. Сейчас в Энергодаре можно прожить и на 20 гривен в день, если быть максимально бережливым.

Рашисты поощряют торговлю с оккупированным Крымом: селянам разрешили везти туда ранние овощи. Но возвращаться домой с выручкой запретили — требуют закупать в Крыму какие-то товары. Так что в Энергодаре появилась бытовая химия и другие предметы первой необходимости с российским штрих-кодом. Но многие горожане игнорировали эту продукцию. Поэтому бизнес на российских товарах идет не слишком хорошо.

— В Энергодаре хватает лекарств?

— Нет. К тому же цены на них значительно выросли. Аптеки продают медикаменты, которые коммерсанты привозят из оккупированного Крыма.

«Люди ходят за 4 километра на пляж, чтобы поймать мобильный Интернет от украинских операторов»

— В городе есть Интернет?

— Сейчас практически отсутствует. Домашний Интернет в нашей квартире пропал еще 25 марта. Но оставался мобильный Интернет. Кстати, мы очень благодарны украинским компаниям мобильной связи — они подарили абонентам по 10 гигабайтов трафика. Нам его хватало. Но в конце июня в группе в «Фейсбуке» появилось объявление, чтобы люди обзвонили родных и друзей на свободной территории, потому что с 1 июля рашисты отключат мобильную связь. И до этого они пытались это сделать: оккупанты расстреливали вышки, но украинские операторы их восстанавливали. Это повторялось несколько раз. То есть мобильный Интернет был нестабильным, но, если походить с телефоном по городу, можно было найти место, где связь была. А с 1 июля она исчезла в Энергодаре тотально — рашисты придумали какой-то хитрый ход, чтобы этого добиться. С тех пор перестали работать и терминалы. Сложилась ситуация, когда деньги на карточках у людей есть, а купить они ничего не могут. Наличных денег становится все меньше и меньше.

— Нет никакой возможности снять деньги с карты?

— Есть. Одна из таких возможностей достаточно нестандартная. Здесь следует сказать, что если человеку нужно зайти с телефона в мобильное приложение своего банка, то в оккупированном Энергодаре люди идут на пляж (это не близко от города — километра 4). Там можно поймать мобильный Интернет, который передается с вышек украинских мобильных операторов на противоположном берегу Каховского водохранилища. На пляже можно увидеть много людей, которые пришли туда именно для того, чтобы поймать Интернет. Так вот, те, кто собирается выехать из Энергодара на свободную территорию и имеет хоть сколько-нибудь наличных денег, может отдать их человеку, который остается. А тот, кто взял эти деньги, идет на пляж, ловит интернет и переводит эту сумму человеку, который дал ему наличные.

Другой способ — обратиться к оккупационным властям и получить наличные деньги с комиссией 15%. Здесь есть очень неприятный нюанс — нужно показывать паспорт. Оккупанты пользуются этим, чтобы переписать личные данные. Эти сведения они могут использовать для проведения псевдореферендума.

Кстати, относительно «референдума» следует сказать следующее. Рашисты намеренно обстреливают не только территорию атомной станции, но и окрестности Энергодара. Знаю о такой истории: мужчина приехал на машине на дачу, в это время захватчики начали лупить, вероятно, из минометов. Этому человеку перебило обе ноги! Горожане отмечают, что от «вылета» мины до ее «прилета» проходит пара секунд. То есть стреляют с малого расстояния. Зачем враг устраивает эти обстрелы? Он изолировал население Энергодара от информации из украинских источников и лжет, что обстрелы ведут ВСУ, чтобы настроить людей против Украины накануне возможного «референдума».

Так жители города ответили на планы врага провести «референдум»

— Захватчики, вероятно, предложили людям перейти на обслуживание российскими операторами сотовой связи?

— Да, настойчиво предлагают. Но какой в ​​этом смысл, если с их картами нельзя позвонить ни на один украинский номер?

Знаете, все давно привыкли, что есть мобильная связь. А тут пришлось пользоваться уже подзабытыми способами коммуникации: когда нам нужно было найти своего коллегу, мы пришли к нему на работу, оставили записку. Попросили, чтобы он на обратной стороне записки написал, где и когда можно с ним встретиться. Таковы реалии жизни в оккупированном городе.

«Оставшиеся без работы сотрудники Запорожской АЭС все равно получают от „Энергоатома“ Украины зарплату»

— Как повлияла оккупация на работу Запорожской АЭС?

— Очень сильно. Напомню, ЗАЭС — самая мощная атомная станция в Европе, имеет 6 энергоблоков. Большинство из них пришлось экстренно остановить, когда в начале войны оккупанты начали обстрелы станции и пошли на ее захват. Важно сказать о деталях остановки реакторов. Когда охлаждение (остановку) проводят в штатном режиме, эта процедура длится примерно месяц. А из-за войны пришлось очень быстро заглушать в аварийном режиме. Это опасно, но оставлять блоки работающими в таких экстремальных условиях еще опаснее.

— Но ведь полностью ЗАЭС не остановили?

— В эксплуатации оставили 2 энергоблока. Один работает на 90% мощности, второй — на 60%. Благодаря этому станция удовлетворяет свои потребности в электроэнергии и часть направляет в энергосистему Украины. Но сейчас переправка электроэнергии на свободную территорию под угрозой — из-за недавних обстрелов рашистами электросетей и планов оккупантов отключить ЗАЭС от энергосистемы Украины.

С первых дней оккупации ЗАЭС россияне держат на территории станции около полусотни единиц военной техники. Там постоянно дежурят до 500 солдат и офицеров. Они знают, что люди их ненавидят, но говорят сотрудникам: «Мы пришли вас защищать, будем охранять от ВСУ».

Чтобы уберечь свою технику от дронов-камикадзе, они загнали ее под мощные бетонные эстакады между энергоблоками. Также часть техники и взрывчатки переправили в машинные залы. Думаю, по своей воле россияне с ЗАЭС не уйдут. Они там сильно окопались.

Скрин видеозаписи одного из обстрелов рашистами территории Запорожской АЭС

— Сотрудники атомной станции получают зарплату?

— Да, «Энергоатом» Украины перечисляет деньги на карточки. Сотрудники, продолжающие работать на ЗАЭС (эксплуатационники, ремонтники), получают от «Энергоатома» зарплату в полном объеме.

— Но многие люди, видимо, потеряли работу. За счет чего живут безработные?

— Даже в этой ситуации компания (НАЭК «Энергоатом») помогает. Оставшиеся без работы сотрудники ЗАЭС получают ставку без надбавок. Кстати, компания поддерживает и тех, кто смог вырваться на подконтрольную Украине территорию: нас с мужем поселили в хорошем санатории в одном из живописных уголков страны. Связанные с этим расходы компания взяла на себя. Нам сказали, что можем жить здесь столько, сколько понадобится.

— Пенсионеры в Энергодаре получают украинские пенсии?

— Да, на карточки.

— Замечу, что сотрудники ЗАЭС составляют примерно 20% от общей численности населения. Остальные жители города выживают, кто как может. Определенная их часть занимается бизнесом в торговле, в других областях. Также выручают огороды, дачи — они есть у многих.

— Оккупанты заигрывают с жителями города?

— Да, предложили по 10 тысяч рублей гуманитарной помощи. Беспринципные откликнулись. В том числе не бедные люди — в частности некоторые неплохо зарабатывающие сотрудники атомной станции. Чтобы получить эти 10 тысяч рублей, нужно прийти с паспортом, из которого оккупанты переписывали персональные данные. Рубли можно тут же обменять на гривни по курсу 1 к 1,5. Эти жлобоватые люди продают свои персональные данные за российскую подачку.

Кстати, когда весной наш городской голова Дмитрий Орлов завез на склады партию гуманитарки, был план распределить ее между инвалидами, семьями с маленькими детьми (потому что там было значительное количество детского питания), очень пожилыми людьми. Но рашисты захватили склады и потом от своего имени раздавали эти продукты с грузовиков с буквой «Z» на бортах. Это преподносилось так, что «Украина вас бросила, а мы вам гуманитарную помощь даем». Жадные люди приходили, становились в очереди, протягивали руки, благодарили. Больно было на это смотреть, тем более что это происходило сразу после того, как стало известно об ужасных преступлениях рашистов в Буче, Ирпене, Гостомеле…

Читайте также: Оккупанты завезли взрывчатку на Запорожскую АЭС, — «Энергоатом»

— Как люди реагируют на коллаборантов при встрече с ними на улицах, на рынках, в магазинах?

— Те, кто пошел на сотрудничество с оккупантами, боятся появляться на людях. Кто не боится горожан, так это автоматчики оккупантов. Днем захватчики стараются никого не трогать, а в темное время суток проводят ночные аресты — людей, которые имеют проукраинские убеждения, в частности ветеранов АТО, забирают из квартир. Арестованных жестоко пытают.

«Человек согласился отдать рашистам все свои деньги, и его с переломанными ногой, ключицей и ребрами отпустили из пыточной домой»

— В городе рассказывают историю, случившуюся с одним из арестованных патриотов: изверги замотали его в пищевую пленку, облили водой и подключили электрический ток, — продолжает Людмила Петровна. — Они уже думали, что этот человек умер, поэтому замотали пленкой и голову. Но он пришел в себя и прогрыз дыру в пленке. И после этого ужаса рашисты его не отпустили.

Напомню о трагедии, которая получила широкий резонанс: в начале июля прямо на рабочем месте оккупанты до смерти забили одного из водолазов Запорожской АЭС Андрея Гончарука. Здесь следует объяснить, что на территории АЭС есть глубокие резервуары с водой, которые используются в системе охлаждения реакторов и оборудования. Для обслуживания резервуаров задействованы водолазы. Люди говорят такое: оккупанты с какой-то стати заподозрили, что на дне резервуаров спрятано оружие. Пытались заставить Гончарука спуститься туда и проверить. Он отказался. Тогда его начали по-зверски бить. Впоследствии он скончался в реанимации. Те, кто его знал, говорят, что он был человеком независимым, с характером.

— Были случаи, когда оккупанты отпускали арестованных?

— Да, мы слышали о некоторых. В частности, такой: после ужасных пыток человеку предложили заплатить за то, что его отпустят. Он согласился отдать все, что имеет, и его с переломанными ногой, ключицей и ребрами отпустили домой.

Но немало случаев, когда людей арестовывают и потом никакие сведения семье не предоставляют. Говорят: «У нас такого нет». Ходят слухи о концлагерях в Донецкой области, в которые вывозят из Энергодара украинских патриотов.

Видимо, один из результатов работы энергодарских партизан: в ночь на 30 июля в первом микрорайоне перед гостиницей уничтожена военная техника оккупантов. Среди гражданских пострадавших не было

— Где разместились российские войска, контролирующие непосредственно Энергодар?

— Там несколько подразделений, расквартированных по разным местам: заняли гостиницу и профилакторий атомной станции, яхт-клуб. Живут в очень комфортных условиях, о которых другие солдаты могут разве что мечтать.

Кстати, в прежние годы после того, как в Украине была введена децентрализация и в городе стало оставаться гораздо больше денег, чем раньше, в инфраструктуру Энергодара было вложено очень много средств. Город приобрел вид европейского. Ходят слухи, что российские офицеры давали взятки, чтобы попасть служить в оккупированный Энергодар — здесь им жилось, как на курорте, пока украинские военные не начали очень точно бить дронами-камикадзе — по зданию, в котором разместилась ФСБ, по палаточному городку рашистов на ЗАЭС.

Замечу, что везде в городе, куда дотягиваются когти оккупантов, наступает разруха. Скажем, в яхт-клубе они вытащили двигатели из яхт. У ЗАЭС россияне «отжали» современный детский лагерь «Юность». Заявили, что там будут отдыхать дети из «лднр» и, возможно, местных коллаборантов. На кухне этого лагеря установлено новейшее оборудование, в комнатах детей — кондиционеры, разная техника. Директор лагеря созвонился с оккупантами, попросил: «У нас там дорогие микрофоны. Пожалуйста, будьте с ними аккуратны». Ему ответили: «Какие микрофоны? Нет здесь никаких микрофонов». — «А кондиционеры?» — «Нет здесь кондиционеров».

Россияне тянут все мало-мальски ценное. Полковник, взявший под контроль детский лагерь, украл там кондиционеры. Те, кто занимает высшие ступени, вывозят комбайны, тракторы, зерновозы.

В оккупированном Энергодаре ходят слухи, что российские офицеры дают взятки, чтобы их перевели в этот ухоженный, с отличной инфраструктурой город

«Нередки случаи, когда люди со слабым здоровьем, пожилые умирали возле рашитского блокпоста в Васильевке»

— Было какое-то конкретное событие, которое подтолкнуло вас эвакуироваться из Энергодара?

— Нет, причиной принятия этого решения стала сумма факторов. Вот один из самых существенных. Россияне пренебрегают тем, что Запорожская АЭС является ядерно опасным объектом. Как я уже говорила, они разместили там военную технику и боеприпасы. А рядом с ней вырыли огромные траншеи и поставили в них «Грады», безнаказанно лупят реактивными снарядами по городам на противоположном берегу Каховского водохранилища. Говорю, безнаказанно, потому что в ответ наши стрелять не станут, ведь за позициями российских «Градов» находятся атомные реакторы и хранилище отработанного ядерного топлива.

От залпов «Градов» вздрагивают дома в Энергодаре, спать в это время практически невозможно. Люди чувствуют, что находятся в опасности. Неудивительно, что после того, как рашисты стали лупить с берега Каховского водохранилища из этих реактивных установок, количество энергодарцев, решивших выехать на подконтрольную Украине территорию, резко возросло. Люди записываются в очередь на эвакуацию к одному из предприятий-перевозчиков, которое уже не первый год работает в нашем городе. Но автобусы у него небольшие, так что удовлетворить спрос быстро оно не может. Мы знакомы с владельцем этого частного предприятия, позвонили ему, и он согласился взять нас с мужем — без мест, ехать на сумках в проходе. Добрались до последнего вражеского блокпоста возле села Васильевка Запорожской области. А потом там чудесным образом повезло.

— Как именно?

— К блокпосту в Васильевке едут потоки людей с нескольких направлений: из Мариуполя, Мелитополя, Бердянска, Токмака, Херсона, Новой Каховки и из Энергодара. Когда мы приблизились к блокпосту возле Васильевки, узнали, что там очередь примерно из 1,5 тысячи машин. За день рашисты пропускают 50−70 легковушек и автобусов. Ведь проезд работает всего по несколько часов в сутки: где-то с 17:15—17:20 до 20:00.

Мы простояли всего 12 часов. Было очень жарко: 35−37 градусов. Ждали в лесополосе. Познакомились там со многими людьми, в том числе женщинами с младенцами — даже одномесячными. У одной из женщин — совсем молоденькой мамы из Херсона — ребенок родился в день начала большой войны.

Лесопосадки у последнего вражеского блокпоста небольшие, и в них полно людей, стремящихся уехать. Томиться там — это адская мука. Нередки случаи, когда люди со слабым здоровьем, пожилые умирали на подступах к блокпосту.

— То есть вам повезло в том, что ждать пришлось очереди на выезд 12 часов, а не много дней?

— Именно так. Когда эвакуируются семьи с детьми, то, как правило, сначала в Васильевку едут мужчины, стоят по 5−7 дней в очереди. Ночуют в машинах, а то и на земле. А потом приезжают жены с детьми. И уже вся семья пытается выехать на территорию, подконтрольную украинским властям. Так поступили одни из наших знакомых.

— На блокпостах вам пришлось проходить так называемую фильтрацию?

— Когда мы окончательно решили эвакуироваться, муж подписался на группы в «Фейсбуке», в которых люди делятся опытом, советами прохождения блокпостов. Мы прочли там много историй о том, что захватчики заставляют людей выгружать все вещи для проверки, телефоны тщательно проверяют. Важно, что это делают специально обученные военные. Они могут докопаться и до информации в телефоне, которая была стерта не так, как следует. А если сотовый разряжен, то рашисты его просто разбивают.

— Женщин проверяют?

— Не всех, но проверяют: заставляют раздеваться до нижнего белья. Это унизительно! Почему такой придирчивый контроль даже по отношению к женщинам? Думаю, дело в элементарном стремлении украсть что-нибудь ценное — золотые вещи, валюту. Рашисты понимают, что кто-то может спрятать золото и деньги под одеждой.

У каждого своя собственная история везения и невезения при прохождении блокпостов. Читала в группе в «Фейсбуке», что около полутора месяцев назад один парень исчез на блокпосту — его вывели из автобуса и с тех пор никакой информации о нем нет, мобильный телефон не отвечает. В нашем автобусе было только двое мужчин, один из них — с тремя детьми. Все остальные — женщины и дети. Поэтому пассажиры нашего автобуса не привлекли особого внимания. К тому же нам поспособствовало то, что мы проходили блокпост в конце смены. Багаж из нашего автобуса не вытаскивали. У нас проверяли паспорта и очень тщательно — телефоны.

Читайте также: Войска путина нанесли удар по жилому кварталу Энергодара: сообщается о пострадавших жителях города

Фото из «Фейсбука»

На фото в заголовке: Непосредственно на ЗАЭС постоянно находятся полтысячи вооруженных оккупантов с военной техникой

69185

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров