ПОИСК
Шоу-бизнес

«Я плакала. А ракеты все летели непрерывно»: телеведущая Оксана Гутцайт об испытаниях во время большой войны

12:20 7 февраля 2024
Оксана Гутцайт

Ведущая «Фактов» (ICTV) и национального марафона «Едині новини» Оксана Гутцайт говорит, что адекватный человек не может привыкнуть к войне. Как и не сможет никогда простить бешеных соседей, напавших на Украину. Первые месяцы полномасштабного вторжения Гутцайт вместе с двумя детьми провела за границей. Однако вскоре вернулась в Украину, понимая, что не хочет ломать свою жизнь.

В эксклюзивном интервью «ФАКТАМ» Оксана Гутцайт рассказала о своих страхах, родителях, оставшихся в Харькове, и испытаниях своей силы воли.

«Мы стали гораздо спокойнее»

— Оксана, какое сейчас у вас настроение, когда большая война длится уже почти два года?

— Я по-прежнему положительно настроена. Поскольку я человек, который всегда верит в победу добра над злом. Так не всегда бывает в реальной жизни, но я все равно верю. Конечно, мне страшно, когда над головой летят ракеты. Но ракета пролетает, я встаю, благодарю ВСУ и Бога и иду дальше по делам. Вера в Победу и то, что все будет хорошо, за два года никуда не исчезла.

— Пришло ли привыкание к войне?

РЕКЛАМА

— У меня такого нет. Мне кажется, что адекватный человек не может к этому привыкнуть. Мы просто живем, делаем свои дела, планируем жизнь, понимая, что вокруг война. Например, я выезжаю на работу не за час, как раньше, а за полтора часа, закладывая время на возможную тревогу.

"Мы просто живем, делаем свои дела, планируем жизнь, понимая, что вокруг война", - говорит Оксана (на фото с мужем Вадимом Гутцайтом)

РЕКЛАМА

— Как вы пережили масштабные новогодние обстрелы столицы?

— Мы живем в частном доме, далеко от метро. У нас нет укрытия и комнат без окон. Во время обстрелов просто спускаемся на первый этаж, прячемся под лестницей. Скажу честно, эти два раза мне было очень страшно. Я плакала. Особенно когда ракеты все летели и летели непрерывно. Но поплакала-поплакала и «снова фиалка расцвела» (смеется. — Авт.). Тогда из Харькова как раз приехали родители, нужно было их встречать, закончилась тревога, и я занялась своими делами.

— Как дети реагируют на жизнь в войне?

РЕКЛАМА

— Сыну тринадцать лет, и он довольно стойко держится. Правда, когда последние разы сильно бабахало, он сам побежал вниз. Дочь, которая учится за границей, как раз на Новый год приезжала на две недели домой. Но она, как и сын, уверена, что все будет хорошо. Мне кажется, что из всей семьи мне больше всех страшно.

— Муж тоже держится?

— Думаю, Вадиму (Вадим Гутцайт — президент национального Олимпийского комитета Украины. — Авт.) тоже страшно. Но… он просто переворачивается на другую сторону и дальше спит. Помню, когда началось полномасштабное вторжение, в Гостомеле раздавались взрывы, я разбудила мужа: «Вадик, началось, война!» А он мне: Что мы сейчас можем сделать? Давай уже дождемся утра и будем решать". Я спрашиваю: «Так, а что мне делать?!» Он так спокойно: «Ложись спать». Думаю, что у него это была защитная реакция. Потому что он быстро проснулся и уже в шесть утра был на работе.

Оксана Гутцайт с мужем и сыном

— А вы пошли досыпать?!

— Нет, конечно! Я спустилась вниз. Решила налить себе кофе, но руки ужасно дрожали. Мне кажется, что сейчас мы стали гораздо спокойнее, чем тогда, 24 февраля, когда было совсем непонятно, что делать, куда бежать…

Читайте также: «Не осталось страха и тревоги»: популярный актер и телеведущий о вызовах большой войны

«Это просто фильмы об Апокалипсисе»

— Известно, что ваши родители в первые месяцы войны находились в Харькове.

— Да, они там были довольно долго. Но переехали на дачу — она с противоположной стороны той, откуда шли орки. И все равно недалеко от них падали кассетные снаряды. Потом мне удалось их забрать из Харькова. Почти год они не были дома, а, вернувшись, сказали, что уже никуда не уедут. Теперь родители живут дома, на Салтовке, а самый страшный район сейчас — центр города.

— Вы были в последнее время в Харькове?

— Да, летом вместе с дочкой. Но мы были на даче — там довольно спокойно. Шоком было то, что мы увидели в центре Харькова — он очень разбит. Разрушены красивые исторические дома. Ужас! Это все напоминало фильмы о Второй мировой войне. Мы были на южной Салтовке — это просто фильмы об Апокалипсисе: стоят 16-этажные разрушенные дома, пустые окна, выбитые стекла. Но люди возвращаются, дети играют на улицах, спортивные секции работают. Многие из тех, кто выезжал за границу, вернулись — к своим родным, мужьям, друзьям, работе. Не все могут прижиться на чужбине. Я называю это — вернуться к своей жизни, а не ломать ее из-за каких-то орков.

Родители Оксаны живут в Харькове

— Вы также это прошли, находясь с детьми за границей.

— Да, тогда я точно осознала, что это не моя жизнь.

Читайте также: «Это был ад на земле»: победительница «МастерШеф-12» об испытаниях во время большой войны

«Я убрала из рациона хлеб, сладкое, мучное, молочку, алкоголь»

— Как считаете, как нам дальше жить с таким бешеным соседом?

— Мне кажется, мы никогда не простим россиян. Но когда-то наши деды считали, что никогда не простят немцев, а сейчас Германия — страна, которая нам помогает. Проходит время — и оно многое меняет. Приходит другое поколение, которому это уже не так болит. Но это точно не будет поколение наших детей.

— Что стало для вас спасением за эти два года большой войны?

— Работа для меня — это отдушина. Когда я приезжаю на канал и даже начинается тревога или обстрел, мне не так страшно, как дома. К тому же я понимаю, что не могу бояться, потому что мне нужно работать, выходить в эфир. Даже из укрытия. И это очень стимулирует.

— Знаю, что вы приняли участие в специальном марафоне.

— Да, я пошла на марафон, где за десять дней избавляются от вредных привычек. Моя — это кофе с молоком (говорят, молоко после 25 лет уже нельзя пить). На эти дни я убрала из рациона многое: хлеб, сладкое, мучное, молочку, алкоголь. Только тренировки, контрастные обливания и полезная еда. Но, признаюсь, с нетерпением ждала одиннадцатого дня, чтобы выпить кофе (смеется. — Авт.).

— Сейчас мы и так лишены многих приятных вещей из прошлой жизни.

— Поэтому нужно себе давать «слабину». Бывает, когда чувствую, что на грани срыва, позволяю себе съесть какое-то лакомство. И ничего плохого в этом нет. Для души у меня есть еще бег. Хорошо ли эмоционально, плохо ли — всегда занимаюсь бегом. Даже длинные тексты могу учить только на пробежке. И еще есть мои подруги, четыре часа с ними — как глоток пилюли.

— Уже знаете, что сделаете первым, когда наступит Победа?

— Поеду в свою квартиру на Салтовке, потому что там не была с начала большой войны. Затем вместе с мужем и детьми поеду за границу. Чтобы все забыть, спокойно спать, смотреть на голубое небо и не бояться самолетов.

Раньше популярный актер Андрей Исаенко, звезда сериала «Козаки. Абсолютно брехлива історія», рассказывал, как в начале войны вместе с семьей оказался между двух огней — «русни и нашей артиллерии».

6745

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров