ПОИСК
Интервью

«Не осталось страха и тревоги»: популярный актер и телеведущий об испытаниях большой войны

12:20 24 января 2024
Актер и телеведущий Константин Октябрьский

Популярный актер, ведущий утреннего шоу «Ранок Вдома» (Дім) Константин Октябрьский, который снимается в новом сериале «Шпиталь», признается, что большая война изменила его отношение к жизни. Он перестал строить планы, радуется простым вещам и счастлив, что его семья рядом. Работу на телевидении Константин называет своим спасением и с нетерпением ждет приглашений сниматься в кино.

В эксклюзивном интервью «ФАКТАМ» Октябрьский рассказал о самом сложном периоде за два года большой войны, реакции детей и возможности прощения россиян.

«Пытались с детьми добраться ночью в укрытие — это был просто ужас»

— Константин, что вы ощущаете сейчас, когда большая война идет уже два года?

— В целом — покой. Нет уже той тревоги, беспокойства о будущем моей семьи, которые были в первые месяцы. Не осталось страха, тревоги.

— Как же вам удалось достичь покоя в нынешнее время?

РЕКЛАМА

— Общаясь со своими друзьями, я, действительно, понимаю, что нахожусь в более выгодном положении. Уже около 15 лет я — верующий человек, сейчас являюсь частью киевской еврейской христианской общины. С верой мне легче проходить через все трудности. У нас мощное комьюнити, мы поддерживаем друг друга и нам проще проходить тяжелое время.

Читайте также: «Сын закричал: „Мама! На нас едут танки!“»: звезда сериала «След» об испытаниях во время большой войны

РЕКЛАМА

— Ваша семья — жена и двое детей — находятся с вами, в Киеве?

— В самом начале полномасштабного вторжения, 24 февраля в девять утра мы с женой и сыновьями — 6 и 8 лет — уехали из Киева. Провели на западе Украины два месяца. Потом приняли решение вернуться, потому что тяжело и бессмысленно было находиться не дома.

РЕКЛАМА

— Не думали о том, чтобы жена с детьми уехали за границу?

— Были мысли вначале. Жена хотела поехать к родственникам, на свою историческую родину — Азербайджан. Но, в конце концов, приняли решение, что не стоит разъединяться, будем держаться вместе. Тем более, в то время, находясь под Львовом, мы стали заниматься гуманитарной помощью. Нам помогали протестантские церкви Польши и Германии. Мы развозили вещи переселенцам, и постоянная занятость дала нам силы пройти тяжелые месяцы.

— Как дети реагируют на войну?

— Когда 24 февраля началось полномасштабное вторжение и бомбили Киев, дети ничего не слышали. Они спали. Потом мы быстро увезли их из города. Конечно, они знают, что в стране идет война, что на нас напал сосед, который долгие годы выдавал себя за товарища. Мы живем в Соломенском районе столицы, а здесь бывает очень громко во время обстрелов. Но дети спят, не просыпаются. Даже, когда за окном «лазерные бои и звездные войны». Знаете, дети очень чувствуют настроение в семье — когда мы нервничаем, им тоже неспокойно. И наоборот.

Константин Октябрьский с женой Самирой

— Вы не ходите в укрытие?!

— Мы живем в девятиэтажной «панельке» и ближайшее укрытие находится далеко. Пару раз ночью пытались с детьми туда добраться, это был просто ужас. К тому же однажды убежище было закрыто. Поэтому выбираем оставаться дома.

«Через два месяца стали заканчиваться деньги»

— Какой момент за эти два года стал для вас самым тяжелым?

— Первые две недели, когда была полная неизвестность. Все были на нервах, постоянный стресс. Потом успокоилось, хотя момент неопределенности не заканчивается. Никто не знает, сколько продлится война. Когда мы вернулись в Киев, через два месяца стали уже заканчиваться деньги и было очень тревожно, что будет дальше. В середине лета начались дистанционные записи программы «Ранок Вдома» — это было спасение. Проект выходил не в полном объеме, но денег, которые платили хватало на аренду квартиры и какие-то базовые потребности. Кино стартовало с августа 2022 года. Хотя многие думали, что это не возобновится так скоро.

Читайте также: «Это был ад на земле»: победительница «МастерШеф-12» об испытаниях во время большой войны

— Гонорары стали ниже?

— Конечно! 30−40 процентов гонораров срезали. Началась большая инфляция. Но получается закрывать насущные потребности, и это уже хорошо.

— Известно, что вы из Кременчуга. Там остались родные?

— Там по-прежнему живет мама. В первый год большой войны Кременчуг достаточно активно обстреливали. Квартира мамы на последнем, девятом этаже. Из ее окон виден нефтеперерабатывающий завод, который находился под обстрелами. Но мама наотрез отказалась уезжать.

— Как думаете, смогут ли простить россиян будущие поколения?

— Вопрос прощения очень важный. Когда человек не прощает, это разрушает его самого. Есть важный библейский пример. Человек, который не прощает словно набирает себе за пазуху горячие угли, и они прожигают его внутренности. Когда мы кого-то не прощаем, это начинает нас разрушать. Но здесь нам придется прилагать огромные усилия, после того кошмара, который делают россияне в нашей стране. Поэтому мне сложно представить, как это прощение возможно.

— Говорят, несмотря ни на что стоит строить планы.

- Но я не строю. Стараюсь проживать максимально хорошо сегодняшний день. Не забегая вперед и не откладывая на потом. Если есть возможность сделать что-то полезное, стараюсь сейчас. Знаете, у многих раньше был синдром «отложенной жизни». Сейчас этого нет и это хорошо. Надо подходить ко всему с мудростью, но жить здесь и сейчас. Имея лишь небольшой запас для того, чтобы прожить на него хотя бы месяца три. Но главное — не ставить жизнь на паузу.

Ранее «ФАКТЫ» публиковали интервью с Григорием Германом: «Нас ждет очередной развал российской империи. Я уверен».

3652

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров