ПОИСК
Происшествия

Заслуженный артист украины владимир заднепровский: «мой дед первый в ссср получил сталинскую премию за роль… Отрицательного героя»

0:00 2 апреля 2005
Известный актер Киевского театра русской драмы имени Леси Украинки, загородный дом которого обворовали нынешней зимой, начал дачный сезон задолго до наступления весны

Театралам Владимира Заднепровского представлять не надо. Десятки ролей в спектаклях с Адой Роговцевой, Евгением Паперным, Юрием Мажугой… Публика не раз видела Заднепровского и на экране: русский купец в новогоднем мюзикле «Сорочинская ярмарка», купец Андроник в фильме «Роксолана»… И Зигмунд Фрейд в темных очках в клипе «Стоп, стоп, стоп» группы «ВИА Гра», и психиатр в «Буржуе-2», который лечил доктора Костю (его играл Владимир Горянский). Заднепровский вездесущ и так устает, что время от времени сбегает из города на дачу.

Несколько недель назад Владимир Николаевич приехал туда насладиться тишиной, а в доме ни ложки, ни вилки, ни кастрюльки — воры вынесли все металлическое. Плюс японский телевизор. «Так начался мой дачный сезон — с заявления в местное отделение милиции», — шутит актер.

«Прелюбодействовал, пил, опаздывал», — перечисляли в обкоме партии дедовы грехи»

Свой двухэтажный домик на Красном Хуторе под Киевом актер нынче немного перестраивает.

Внутри дом ничего общего не имеет с современностью. Хозяева умеют чтить традиции, и потому здесь масса вещей, принадлежащих тем, кто этот дом строил и кого уже нет: связанная крючком зеленая скатерка на круглом столе в чеховском стиле, плетеные абажуры, бесструнная за давностью лет балалайка… Несметное количество книг, старые фото. На одном из них — седой мужчина в очках, какие носили интеллигенты начала позапрошлого века. В белой рубахе с накрахмаленным воротничком…

- Это мой дед, Леонид Сергеевич Заднепровский, до мозга костей франт и повеса, — улыбается Владимир Заднепровский.  — Он первый в СССР получил Сталинскую премию за роль отрицательного героя в фильме «Навчки разом». Хотя и в жизни был далек от положительного образа. Любил выпить — да еще как! Легенды ходили! Рассказывают, когда играл в Одесском драмтеатре в спектакле «Иван Грозный» самого царя, случился невиданный скандал! Начало спектакля в семь вечера, в полседьмого уже все актеры на месте, кроме деда. Без пятнадцати семь — его нет! Семь — нет! Нашли «Ивана Грозного»… в винной лавке! Растирают виски: «Играть можете?» — «Да». Опричники выстроились на сцене, ждут. Дед прошел по сцене к трону «по диагонали», взобрался и как заорет: «Собаку Шуйского на дыбу!.. » А это в спектакле финал! Представляете? У всех шок! Грозный же посохом по сцене: «Иль, други, вы мне не подвластны?!» «Шуйского» схватили, тащат. Он упирается ногами, в глазах ужас (фактически сорван спектакль!), шепчет деду: «Леня, ты что, с ума сошел?» А дед ему: «Я видел страх в твоих глазах!» Это было начало пьесы… После спектакля дед подошел к «Шуйскому»: «Ты понял, как играть надо?» Дед был великий актер!

- Не поверю, что в сталинские времена такое сходило с рук даже великим…

- Не сходило, вы правы. Дед ни в одном театре долго не задерживался. В Театре имени Франко, к примеру, проработал ровно… пять дней. А однажды в Днепропетровске, где он работал, его вызвали «на ковер» к первому секретарю обкома партии. В кабинете — главный режиссер театра, худрук… «Прелюбодействовал, пил, опаздывал», — перечисляют они дедовы грехи. Наконец: «До каких пор это будет продолжаться? Думаешь, без тебя театр не обойдется?» Но дед был мастак сваливать с больной головы на здоровую. Вот и тут он распахнул китель, а под ним… вся грудь в орденах! Секретарь обкома потерял дар речи, а дед встал в полный рост и неожиданно для всех выдал: «Только я мог стерпеть такое б… ство!» И с видом победителя вышел! «Где ты взял столько?» — недоумевали друзья деда, имея в виду награды. «Где-где? Одолжил!» — невозмутимо отвечал он.

Фото, фото, фото… Они увлекают так, что становится абсолютно все равно, в каком кресле сидишь и какие обои на стенах.

- Вы хотите знать, что такое актерская династия?  — спрашивает Владимир Николаевич.  — В пять лет я уже вышел на сцену Киевского театра имени Франко в роли осиротевшего во время войны мальчика. Я должен был изображать страдание, сидя у изголовья убитой матери. Мы замерли на вращающемся кругу. И я действительно страдал: «Как мы отсюда слезем?» — не умолкая, шептал актрисе, которая играла «убитую мать», а она, «мертвая», едва сдерживала смех. Мой первый гонорар — в пять лет! — равнялся пяти рублям. На них отец мне купил игрушку-карусель. В тот день я выбрал профессию на всю жизнь. «Как, за это еще и деньги платят?» — не мог постичь. И тогда уже понял, почему у нас в семье все актеры — дед, отец, бабушка, мать. Когда в Киеве открылся театральный музей, я пошел туда с классом и получил еще один импульс. «Лизочка, — так я обращался к бабушке, — сегодня я вас видел в музее».  — «Но я там не была!» — «Вы там с дедушкой висите!» Кем еще я мог выйти из семьи, где все разговоры сводились к одному — театру?

Знаменитый актер Николай Яковченко, который был близким другом семьи Заднепровских, окрестил тогда Владика «маленьким принцем».

- Боже мой, как Яковченко играл — не на сцене, в жизни! — вспоминает Владимир Заднепровский.  — Он был моим кумиром. Байки, которые он рассказывал, могли поднять настроение даже мертвому. «Куме, підемте вмазать! — обращался Яковченко к одному из коллег.  — Ви по тій стороні, а я по цій».  — «із задоволенням. Тільки нащо така маскіровка?» — допытывался кум. «Ну ви, їй-Богу, як маленький! Якщо підемо разом, по одній стороні, скажуть, пішли випивать — зразу видно, а як підемо по різних — подумають: мабуть, пішли в бібічотеку, куди ж іще?»

На полках книги, книги, книги… Для актера это все: новые эмоции, сценарии, настроения.

- Я здесь перечитал все — и не по разу, — говорит Владимир Николаевич.  — Читать — наслаждение! Никогда не забуду, как в 80-х побывал в гостях у довольно крупных по тем временам торговых работников: она — завмаг, он — завбазой. Первое, что бросалось в глаза в их квартире, — книжные полки, уставленные редкими изданиями в красивых переплетах. Хотел полистать одну книжку, потянулся за ней — не вынимается. Выяснилось: тома… просверлены хромированным прутом, прикрученным к полкам золочеными винтиками!

- Вы дружили с покойным Константином Степанковым. Часто бывали у него на даче?

- У них хатка в селе, весной утопающая в цвету японской вишни. Одно время и корова была, и поросята — их Аде Николаевне когда-то подарил колхоз-миллионер.

- Наверное, Степанков угощал вас своим знаменитым супом с клецками?

- Он прекрасно готовил! И суп, и вареники — умел все… Обычно было так: он готовил, мы разговаривали, тут же телевизор. Однажды смотрели с ним выборы в России, так я целую неделю провел у него на даче! Ада Николаевна была на гастролях, а мы вдвоем душу отводили. Но мне, знаете, какой эпизод больше запомнился? — задумчиво поправляя угли в камине, продолжает Владимир Заднепровский.  — Как я с ним пенсию получал — в первый раз. Это были слезы, а не деньги  — что-то около ста гривен. Он их, получив, пересчитывал долго. Потом мы пришли к нему домой, ели, пили, говорили… Но каждые полчаса он уходил в другую комнату, раскладывал деньги на кучки: «это Аде», «это Кате», «это Костику». Ада Николаевна приехала в тот день после спектакля поздно, а на следующий день звонит: «Что ты с Петровичем сделал?!» — «Что? Пересчитывал?» — «До утра!» Жуткая, конечно, ситуация, что такие люди вынуждены пересчитывать.

«Больше всего люблю вермишель с сосисками и яичницу с картофельным пюре»

На первом этаже дачи работают строители. «Облагораживают постройку!» — уточнил Заднепровский. Новые материалы, новые технологии… Похоже, в этом больше смыслит жена актера Инга. А он, вскользь посмотрев на то, как отделывают стены, замечает:

- Знаете, что главное на даче? Чердак! В городской квартире историю хранить негде. А здесь и трофейная немецкая пишущая машинка, и новогодние игрушки, каких сейчас не выпускают, и гамак. Экскурсия на чердак — лучшего нет средства, чтоб снять стресс. Здесь и натуральные ковры, которые вышли из моды. И шкафчик — ровесник революции 1917 года. Кресла разного цвета и калибра, в отличном состоянии. На свалку отнести жалко, дарить вроде бы неудобно (вздыхает).

- Недавно читала интервью с модным московским дизайнером интерьеров, так он рассказывает: в Англии появились магазины, которые продают не то что подержанную мебель — «запчасти» из старых домов! Там можно, к примеру, купить старые двери. Он даже пытался сделать такой бизнес в России, но дело не пошло.

- Такие магазины, наверное, скорее для дизайнеров. Поколение, заставшее время дефицита, в большинстве своем тяготеет к новым вещам. Что ж, кому-то хай-тек, а для кого-то старый бабушкин сервант дороже всего. Люди, у которых не было прошлого, его не ощущают. У меня, к счастью, оно было.

Хозяин угощал нас портвейном «777» — по его словам, легендарным напитком богемы 70-80-х. Хозяйка же подает рыбу в фольге, приготовленную по фирменному рецепту.

- Жена называет это блюдо «Влад в кляре», — улыбается Заднепровский.  — А я, если честно, больше всего люблю два блюда: вермишель с сосисками и яичницу с картофельным пюре, которые готовила мне в детстве бабушка.

Рецепт от бывалого дачника

Рыба «Влад в кляре»

Крупно нарезанные кольцами свекла, морковь и лук кладутся на фольгу, сверху — замаринованная в майонезе рыба, на нее — опять морковь и свекла. Все покрывается фольгой. И — в тлеющие угли. Вкуснятина!

1843

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров