Украина Глазами очевидца

Игорь Кирющенко: «Ко мне домой нагрянули люди из «Русского блока»: «Собирайтесь, будем выбивать из вас признания»

8:30 15 марта 2014   8283
Игорь Кирющенко
Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

Семье активистов крымской организации «Майдан» пришлось спасаться бегством из Севастополя

В минувший понедельник Республиканская партия Украины сообщила об исчезновении руководителя своей севастопольской ячейки — 63-летнего ученого Игоря Кирющенко и его жены Елены Петровны, тоже научного работника. В 11.39 Кирющенко позвонил в Киев в секретариат партии и успел сообщить: «Прощайте, за мной пришли!» После этого связь прервалась. До следующего дня о судьбе семейной пары ничего не было известно. Кирющенко вышли на связь из поезда Симферополь — Киев, когда были уже далеко за пределами Крыма.

С Игорем и Еленой Кирющенко мы встретились в Киеве.

— Десятого марта около 11 утра к нам домой нагрянули человек десять, на руках у них были белые повязки с надписью «Русский блок», — рассказывает Игорь Георгиевич. — Меня попросили выйти на лестничную клетку. Непрошеными гостями руководила женщина, державшая какой-то список. «Вы были на Майдане в Киеве?» — спросила она. Я ответил утвердительно. «Когда?» Рассказал. «Тогда собирайтесь, поедем на блокпост — будем выбивать из вас признания», — потребовала эта дама.

Я не робкого десятка. Решил: будь что будет. Начал одеваться. Вдруг внизу послышался шум. Часть активистов куда-то побежали, в том числе руководительница. Кто-то крикнул: «Сейчас еще двоих приведем!» Те, кто остались, немного стушевались. По крайней мере, мне так показалось. Один из них выпалил: «Немедленно убирайтесь из Крыма, иначе мы вас порвем!» Мы тут же бросили в рюкзак самые необходимые вещи, взяли документы, деньги и поспешили из дому.

У нашего парадного два выхода — во двор и на улицу. Люди с повязками находились со стороны улицы, поэтому мы с женой вышли на противоположную часть дома и поехали на вокзал. Оказалось, электрички на Симферополь отменили. Повезло, что подвернулся междугородний автобус и мы смогли уехать. Я знал, что на дороге самооборона организовала блокпосты — там могли дежурить мои коллеги из Морского гидрофизического института. Если бы мы с женой попались им, возможно, они проверили бы наши вещи и список контактов в моем мобильном телефоне. Поэтому, как только сели в автобус, я принялся стирать номера, чтобы не подвести единомышленников и знакомых.


*Игорь и Елена Кирющенко стали, по сути, беженцами

— Я была в шоковом состоянии, — продолжает рассказ мужа Елена Кирющенко. — Но я не проронила ни слезинки — полностью сосредоточилась на мысли о том, что нужно немедленно ехать. Немного успокоилась, только когда вышли на перрон вокзала в Киеве. Пока находились в Крыму, наши мобильные были выключены — мы боялись, что нас вычислят.

— Нас пытались вернуть, — говорит Игорь Георгиевич. — Киевскому знакомому, который нас приютил, позвонил аноним: «Передайте, что их разыскивает милиционер Сергей. Пусть возвращаются в Севастополь». А когда мы включили свои мобильные, на телефон супруги поступили смс-сообщения: «Лена, не уезжайте из Севастополя. Вас ищет Сергей, он поможет. Если уедете, потеряете квартиру». И еще одна: «Лена, можно забрать вас автомобилем. Дайте знать, где вы и сколько вас». Эти послания были отправлены в то время, когда мы ожидали поезда на вокзале в Симферополе. Нас наверняка не хотели выпускать из Крыма. Эти люди даже разыскали номер телефона наших киевских знакомых!

— У вас было предчувствие, что придется спасаться бегством?

— Да, но я не думал, что это произойдет так скоро, — отвечает Игорь Георгиевич. — Недавно с единомышленниками официально зарегистрировали в Крыму общественную организацию «Майдан». Название говорит само за себя. Вместе с крымскими татарами удалось провести митинг, посвященный памяти первого председателя Меджлиса Номана Челебиджихана, а 9 марта организовали праздник к 200-летию Тараса Шевченко возле памятника поэту. Во время проведения этого мероприятия на нас напали молодые люди спортивного телосложения (на фото), которыми руководил полковник российской армии. Он был в гражданской одежде, но многие его узнали, ведь он живет в Севастополе. Нашим ребятам удалось отбить атаку. А на следующее утро ко мне пришли люди из «Русского блока»…

— Как жители Севастополя воспринимают нынешние события?

— Многие напуганы — боятся войны, — отвечает Елена Петровна. — Сам вид людей с оружием невольно создает тревожную атмосферу. В рядах так называемой самообороны Крыма много явно пришлых мужчин. Обыватели их сторонятся. Особенно это заметно в транспорте: вокруг «самообороновцев» образуется своего рода вакуум — все стараются держаться от них подальше. Люди в камуфляже дня три стояли лагерем возле школы, расположенной недалеко от нашего дома. Это порядком напугало родителей: страшно представить, что рядом с детьми постоянно толкутся хмурые нетрезвые мужики.

— Мой сосед Сергей, молодой человек, у которого есть жена и дети, даже перестал отзываться на звонки в дверь, — говорит Игорь Георгиевич. — Прежде он служил на украинской погранзаставе. Уволился из-за маленькой зарплаты. Занялся бизнесом. Когда началась блокада заставы, я поднялся к соседу попросить, чтобы позвонил своим бывшим сослуживцам, узнал, какая обстановка. Сергей дверь не открыл, но было слышно, что дома кто-то есть. Позвонил ему по телефону: «Выйди в коридор, нужно поговорить». Только тогда он согласился пообщаться.

— Вы носили передачи заблокированным украинским военным?

— Да, в штаб Военно-морских сил Украины, — отвечает Елена Петровна. — Через КПП невозможно было пройти. С большим скандалом удалось прорваться только обществу «Просвіта» — они собрались компанией человек в сорок. Мы же с мужем нашли на задворках место, где, не привлекая к себе внимания, перебрасывали через забор передачи. Когда кто-либо несет гостинцы, украинские матросы идут к забору принимать пакеты.

— В чем они больше всего нуждаются?

— Во внимании. Говорят: «Мы рады любым гостинцам, главное — не забывайте нас». Ведь они будто находятся в резервации — выйти в город нельзя. Матросы живут в казармах, офицеры ночуют в своих служебных кабинетах.

Однажды, когда я несла передачу, от группы пророссийских активистов отделились две женщины, подошли ко мне и сунули листовки о «страшных бандеровцах». Одна из этих активисток оказалась моей давней знакомой, филолог по образованию. Я считала ее адекватной, здравомыслящей женщиной. Говорю: «Ты же понимаешь: то, что здесь написано — абсурд». В тот день произошел очередной захват областной государственной администрации в Донецке. Знакомая ошеломила своим доводом: «Так это же бандеровцы сделали!» Этот случай наглядно демонстрирует то, что люди в Крыму зомбированы. На черное говорят белое и наоборот. И неудивительно: продолжительное время крымчанам усиленно «промывают мозги», запугивая надуманными угрозами. В Севастополь один за другим приезжали агитировать депутаты Госдумы России. Массированная пропаганда сработала. Из-за этого, кстати, мы рассорились со многими друзьями. С одним из них годами ходили в походы, а теперь — по разные стороны баррикад.

Впрочем, нынешние события некоторых все же отрезвляют. Так, одна моя подруга была настроена категорически пророссийски. Но когда перед отключением в Крыму украинских телеканалов узнала, что мы с мужем исчезли, будто прозрела: на полуострове разворачивается террор против тех, кто мыслит «не так, как положено».

— Там находятся наши активисты, — замечает Игорь Георгиевич. — Пытаюсь связаться с ними, чтобы узнать, как можно им помочь.

— Сейчас в Крыму есть кто-либо из ваших родственников?

— Нет.

— Что теперь намерены делать?

— Прежде всего перевести пенсию в Киев и найти пристанище. Нас приютили в столице, но не хочется быть обузой. Я пенсионер, однако продолжал заниматься наукой, у меня были планы запатентовать свои работы. Смогу ли теперь это сделать? А что будет с Морским гидрофизическим институтом, которому я отдал многие годы? Родственный российский научный центр находится на грани выживания. Нашему же Российская академия наук тем более не даст денег.

— Мне все время приходится сдерживать слезы, — признается Елена Петровна. — Крым — наш дом, терять его очень больно.

P. S. Как сообщили «ФАКТАМ» в организации «Евромайдан SOS», двое активистов киевского Майдана Валерий Ващук и Владимир Бондарец, которые уехали в Крым погостить к знакомым, перестали выходить на связь. Затем от них пришло сообщение, что на полуострове они попали в затруднительное положение, им приходится прятаться на квартире. Чтобы не навредить Валерию и Владимиру, решено пока не сообщать прессе, в каком населенном пункте они находятся.

Читайте также
Новости партнеров
Загрузка...

— Не знаете, где в этом году можно недорого отдохнуть? — Знаю. На диване...