Константин Меладзе

прямая линия

Константин Меладзе: "Если Джамала на "Евровидении" займет пятое или десятое место, на ее песню никто не обратит внимания"

24.02.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Известный композитор и музыкальный продюсер национального отбора на «Евровидение-2016» побывал в редакции «ФАКТОВ»

Константин Меладзе приехал в редакцию «ФАКТОВ» на следующий день после прямого эфира финала национального отбора на «Евровидение-2016», который в прямом эфире показывали канал СТБ и Первый Национальный. Известный композитор был уставшим и немного раздраженным. Попросил чашечку крепкого кофе и сразу начал отвечать на вопросы читателей. Предельно откровенно. А через час беседы, немного успокоившись, уехал на студию. Признался, что очень соскучился по творчеству.


*Константин Меладзе и главный редактор «ФАКТОВ» Александр Швец во время прямой линии в редакции газеты (фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»)

* — Добрый день, Константин. Это Валерий из Киева. До сих пор под впечатлением от финала национального отбора на «Евровидение-2016». Какие у вас были ощущения после его окончания?

— Честно говоря, спал плохо. Ситуация с национальным отбором оказалась гораздо сложнее, чем я полагал, когда за него взялся. Началось все еще до Нового года, два с половиной месяца назад. Задачи передо мной стояли привычные, никаких сюрпризов я не ожидал. Нужно было вместе с замечательной группой канала СТБ сделать яркий отборочный конкурс, мобилизовав лучших музыкантов Украины. Честно говоря, некоторых из них оказалось непросто убедить в том, что все будет открыто, прозрачно и по-честному.

В принципе, так оно и было до финала, во время которого разыгралась совсем уже немузыкальная буря. Было много нервов и неожиданностей. Как ни крути, но сегодня даже поп-музыка не может оставаться островком мира, добродушия и аполитичности. Наверное, это объяснимо, особенно для нашей страны. Но для меня как музыкального продюсера это повод задуматься и откорректировать некоторые технологические наработки. Некоторые моменты в голосовании были совершенно неожиданными, и это можно назвать моей маленькой продюсерской неудачей.

— Но вы же понимали, что без политики не обойдется?

— Я делал все, чтобы этого избежать. Изначально так и шло. А потом жизнь внесла свои коррективы. Хотя теперь, анализируя произошедшее, понимаю, что так и должно было случиться.

* — Наконец-то я дозвонилась. Это Виктория из Днепропетровска. Меня немного удивила ваша позиция по поводу выступления Джамалы. Неужели платье так много значит?

— Поверьте, из-за блеклого номера, неправильной постановки, невыразительного платья действительно можно проиграть «Евровидение». И упрекать меня за резкие высказывания все равно, что пенять на зеркало. От полуфинала до финала у Джамалы и ее команды было две недели, за которые они, в отличие от групп «The Hardkiss» и «Pur:Pur», почти ничего не успели усовершенствовать. Хотя было достаточно много наших общих предложений и вариантов постановки номера. Джамала — это дива. А значит, она не может выступать в платье бэк-вокалистки или выпускницы средней школы. Если бы Руслана в свое время не проработала до мелочей свой номер — она никогда бы не выиграла. «Евровидение» — прежде всего телевизионный конкурс. Каждый исполнитель выступает три минуты. За это короткое время надо прекрасные вокальные данные Джамалы и ее песню донести до зрителей. Без этого победы не будет. А Джамале нужна именно победа. Если Джамала займет пятое или десятое место, на эту песню никто не обратит внимания. Публика поймет эту композицию только в том случае, если Джамала войдет в тройку финалистов. Лучше, конечно, первое место.

— Говорят, Джамала вообще не хотела участвовать в национальном отборе.

— Это правда. Причем не хотела категорически. В 2011 году она уже пробовала свои силы в национальном отборе и тогда ее просто «слили». До сих пор Джамала очень болезненно воспринимает этот факт. Для того чтобы она участвовала в нашем отборе, я с ней встретился и гарантировал от своего имени и от команды СТБ, что это будет абсолютно честный и прозрачный конкурс. Больше я ничего ей не обещал. И считаю, что слово свое сдержал в полной мере. Так что можно с уверенностью сказать: Джамалу на «Евровидение» посылает не какой-то отдельно взятый персонаж, а целая страна. Я говорил еще во время полуфинала, что Джамала выдающаяся вокалистка, но ее исполнение не для широкой публики. А «Евровидение» — это конкурс для широкой публики. Поэтому Джамале предстоит выйти из андер­граунда, произвести над собой некоторые усилия для того, чтобы люди ее поняли и разглядели. Кстати, в этом году в «Евровидении» принимает участие рекордное количество стран — 43. Конкуренция будет серьезная!

* — Добрый день, Константин. Владимир из Полтавы. С большим вниманием следил за национальным отбором на «Евровидение» и хочу вам сказать огромное спасибо — я получил большое удовольствие. Как вы думаете, достоин ли был SunSay представлять Украину, если бы он победил?

— Считаю, он бы мог представлять нашу страну. Как ни убеждай себя в обратном, но половина страны у нас мыслит так, как он. По сей день большое количество людей живет одной ногой в Украине, другой — в России. Но до последних дней я совершенно не был в курсе того, где и как гастролировал SunSay. У меня просто не было времени для того, чтобы читать газеты, а ни в одной из социальных сетей я не зарегистрирован. Во втором полуфинале певец набрал такое же количество голосов, как и Джамала. Это было фантастическое выступление.

SunSay — музыкант в полном смысле этого слова. Он находится в своем мире. Знаете, к таким музыкантам в каком-то смысле отношусь и я, поэтому некий музыкальный аутизм SunSay мне близок. Просто по-человечески. Я до последних минут эфира старался не отходить от своих обязанностей музыкального продюсера национального отбора. Справа от меня сидела Руслана, которая сочетала в себе музыканта и общественного деятеля, рядом с ней Андрей Данилко — музыкант, бизнесмен и просто артист легкого жанра. Мне кажется, идеальное жюри для того, чтобы передавать все желания народа. И действительно, часто наши голоса совпадали с мнением публики.

* — Константин, здравствуйте, это Марьяна из Мукачево. Слышала, что во время финального отбора звучала дата — пятое марта. Что должно случиться в этот день?

— До пятого марта оргкомитет должен выслать в Швецию финальную версию песни и постановки. Это своеобразный райдер, согласно которому в Стокгольме должны удовлетворить технические и технологические требования артиста. После этого меняться в номере уже не может ничего. Поэтому у Джамалы есть только две недели на «мозговой штурм». Считаю, сделать это вполне реально. Современный украинский музыкальный мир, в отличие от других сфер деятельности нашей страны, находится в блестящем состоянии. На него не повлияли никакие катаклизмы и беды, происходящие в нашей жизни. В 1997 году я совершенно внезапно и спонтанно переехал в Киев, не имея здесь ни друзей, ни родственников, потому что нашел тут талантливейших музыкантов. Поколение этих людей уже сменилось, но Украина по-прежнему находится в авангарде современной музыки. Национальный отбор показал это в полном объеме.

* — Константин, рад вас слышать. Это Анатолий Демьянович из Борисполя. Очень переживал за группу, которая по оценкам жюри вышла на первое место, — «The Hardkiss».

— Эта группа существует уже достаточно давно, я за ней пристально слежу. Помню, что первый их клип и песня мне не очень понравились — мне показалось, что это было слишком жестко и холодно. Но в коллективе работают способные ребята. Знаете, это как самозатачивающиеся ножи. Я сам начинал карьеру в 1980-х годах в группе похожих единомышленников. Это совершенно потрясающая конструкция для развития. Сейчас «The Hardkiss» полностью готовы для «Евровидения». Через год-два группа может стать всемирно известной. Она представляет собой удивительное содружество мозга и души. На финале они буквально выстрелили. Ведь никто и не думал, что ребята займут второе место. Никто, кроме меня!

* — Это прямая линия? Виолетта из Киева. Можете приоткрыть тайну, кто же из судей поставил SunSay единицу?

— А вы как думаете?

— Руслана?

— Да. Андрей поставил SunSay тройку, а я — шестерку. Это была четкая гражданская позиция Русланы. Другое дело, что моя позиция музыкального продюсера и мнение общественного деятеля не совсем совпадают. Мы с Русланой смотрим с несколько разных позиций, но в этом, мне кажется, и была прелесть нашего жюри.

— «Евровидение» — это политический конкурс?

— Нет. И прекратите его называть политическим. Это музыкальный конкурс. В чем, скажите, политика, если в прошлом году конкурс выиграл швед, который пел совершенно обычную песню ни о чем. А какая политика у Кончиты Вурст?

* — Здравствуйте, это Максим из Черкасс. Моими фаворитами национального отбора были ребята из замечательной группы «Pur:Pur». Особенно понравилась их необыкновенная вокалистка.

— Когда мы только начинали готовить национальный отбор, прослушали тысячу с лишним заявок по Интернету. Среди них были группы «Pur:Pur» и «Brunettes Shoot Blondes». Это все ребята, которые активно развиваются в Интернете. В конечном итоге осталось человек 60—70. Мы вызвали их на канал СТБ и послушали «живьем». Помню, что «Pur:Pur» произвела на меня потрясающее впечатление, хотя кастинги проходили в очень жестких условиях: в маленькой комнатке, где стояла одна микрофонная стойка и клавиши. Но даже там «Pur:Pur» звучали, как на пластинке. А Наталья — солистка «Pur:Pur» — приехала на этот отбор в метро и была с таким же макияжем, как во время финала. Я помню, удивился, а она невозмутимо ответила: «А я в таком виде езжу в метро каждый день».

* — Добрый день. Михаил из Житомира. Константин, я знаю, что вы выросли в Николаеве. Потом работали в Москве. А как оказались в Киеве?

— Кстати, в следующем году, Михаил, исполняется 20 лет, как я переехал в Киев. Наверное, надо будет напиться по этому поводу. Действительно, начиная с 1981 года, мы с братом Валерием жили в Николаеве. Оба закончили кораблестроительный институт. Я начал работать, а Валера пошел учиться в аспирантуру. Потом я ушел в музыку и забрал с собой брата. Не собирался из Николаева никуда переезжать. Но когда в 1993 году начал приходить успех, мы отправились в Москву, что называется, искать счастья. Тогда так делали многие. Ведь именно там был центр шоу-бизнеса.

Два года я прожил в Москве, но в 1996 году понял, что не могу там найти единомышленников. Мы поселились с Валерием на квартире. Сложно было заниматься музыкой — в стену сразу стучали. Мы мешали соседям. Мне плохо писалось в Москве. Часто приезжали на гастроли в Киев. По сути, я влюбился в этот город в свой первый приезд. Как в женщину. И захотел на ней жениться. Помню, я тогда включил какой-то украинский канал и увидел совершенно фантастические клипы Ирины Билык и «Табулы Расы». Это было настолько круто и фирменно, что я стал узнавать, кто здесь работает из музыкантов, клипмейкеров и т. д. А потом накопил денег и купил квартиру в центре города. С тех пор я из Киева не уезжал. Здесь моя база и мой дом. Хотя в Москве у меня живет много родных: мама, папа, брат, сестра, родственники, друзья. Слава Богу, все они мои единомышленники, и мне не приходится сейчас с ними спорить ни по какому поводу.

* — Добрый день, Константин. Звонит Татьяна из Киева — большая поклонница вашего творчества. В том числе и замечательной группы «ВИА Гра».

— Все свои проекты я делаю с любовью. «ВИА Гра» в их числе. Сейчас эта группа стала уже театром, в котором меняются актеры, но режиссер остается тем же. Этот проект получился, наверное, самым эпатажным из всех моих проектов. Изначально правило было простое — красивые женщины исполняют красивую музыку. По сути, принцип, пришедший мне в голову, мог быть только у дальтоника, которым я и являюсь: поделить женщин на блондинок, брюнеток и шатенок. Это именно те цвета, которые я в состоянии различить. Но идея удивительным образом понравилась огромному количеству мужчин. Да и женщин тоже.

— Ваши песни берут за душу. А случалось, что музыка переставала звучать в вашей душе?

— Конечно. Бывают периоды, когда в моей голове полная тишина. И это самое ужасное время. Тогда я тупо жду, думая иной раз, что мне уже как композитору пришел конец. А потом — раз, и вдруг слышу в голове тихий голосок. Главное — не упустить этот момент. Потом быстро напеваю на телефон, чтобы не забыть мелодию, и мчусь в студию. Я много работаю. Я глубоко не уверенный в себе человек, и именно это является стимулом для развития и трудолюбия.

Подготовила Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Загрузка...

Загрузка...
Загрузка...

— Девушка, а можно с вами познакомиться? — У вас что, мало разочарований в жизни было?