беспилотник Фурия

Из первых уст

Оператор спецподразделения "Фурия": "Террорист Безлер дважды организовывал охоту на нашу группу"

Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

02.03.2016

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

На фронте началась опытная эксплуатация созданных в Украине беспилотных комплексов «Фурия», способных вести разведывательные полеты как днем, так и ночью

— Наши беспилотники используются в АТО с июня 2014 года, помогают проводить разведку и корректировать огонь, — говорит директор киевского научно-производственного предприятия, на котором разработан и выпускается многоцелевой беспилотный авиационный комплекс А1С «Фурия» Артем Вьюнник. — За полтора года войны сделали для фронта более 40 комплексов. Уцелели не все. Были случаи, когда операторы сознательно жертвовали летательными аппаратами, чтобы отвлечь внимание противника: беспилотники висели над головами сепаратистов, подставляясь под их огонь, а в это время украинские подразделения выполняли свою задачу. Однако врагу ни разу не удавалось перехватить радиоуправление нашими самолетами.


*Артем Вьюнник (второй справа) рассказывает о беспилотном комплексе, созданном его коллективом, президенту Украины Петру Порошенко (фото с сайта militaryreview. su)

Сейчас Вооруженные Силы Украины начали опытную эксплуатацию «Фурии» на фронте. Для этого мы поставили военным пять комплексов. Каждый из них оснащен тремя летательными аппаратами.

Что представляет собой комплекс «ФУРИЯ»

Летательный аппарат развивает скорость 130 километров в час, может подниматься до высоты двух с половиной километров, способен без подзарядки в течение двух часов выполнять задачи в радиусе 50 километров. С самолета изображение передается в режиме реального времени на наземную станцию, а также записывается на носители информации, установленные на борту. Разработчики «Фурии» придумали особый способ крепления двигателя, позволяющий предотвратить в полете вибрацию корпуса самолета. А это дает возможность получать с камеры четкую картинку, максимально использовать зум. Для выполнения задач в ночное время на борту установлен тепловизор. В каждый комплекс «Фурия» входит три летательных аппарата, наземная станция, антенна и вспомогательное оборудование. Стоимость комплекса — два с половиной миллиона гривен. Это значительно меньше, чем у зарубежных аналогов.

Корреспонденту «ФАКТОВ» удалось взять интервью у двух операторов специального подразделения аэроразведки «Фурия», которые выполняют задачи с помощью одноименного беспилотного комплекса. Они просили по понятным причинам не называть их фамилий. Одного зовут Юрий с позывным «Покрышкин», другого — Павел (позывной «Дельфин»).


*"Фурия" способна выполнять задачи в радиусе 50 километров от места старта

— Первый беспилотник у нас с Павлом появился в последний день Революции достоинства, — говорит Юрий с позывным «Покрышкин». — Во время Евромайдана мы в интересах участников протестов занимались организацией видеонаблюдения за местами проведения акций, палаточным городком. Помните, после расстрела людей на Институтской 21 февраля 2014 года сотник Владимир Парасюк заявил со сцены Евромайдана, что если до десяти часов утра следующего дня ведущие политики не выступят с требованием к Януковичу уйти с поста президента Украины, то «Мы идем на штурм с оружием!» Утром народ действительно мог пойти на улицу Банковую, где расположена Администрация президента Украины. Эта улица была единственным местом в эпицентре противостояния, где у нас не было камер видеонаблюдения. Пришла идея отслеживать ситуацию на Банковой с помощью беспилотного летательного аппарата. До утра мы должны были его раздобыть. Около часа ночи купили коптер, а к пяти утра я уже научился им управлять. Вскоре мы узнали, что Янукович сбежал, так что аппарат не понадобился.

Тем не менее авиационная тематика нас с Павлом увлекла, и мы заказали беспилотник киевским инженерам, которые впоследствии создали комплекс «Фурия». Это был довольно простенький аппарат. Через некоторое время друзья из Одессы сообщили нам, что поступает тревожная информация из Приднестровья — там началась подозрительная активность в местах дислокации вооруженных формирований. Мы взяли свой аппарат и отправились в тот регион, чтобы разведать ситуацию: запускали беспилотник с украинской территории и направляли его через границу. К сожалению, боевики непризнанной республики сумели его сбить и об этом даже вывесили на своем сайте победное сообщение. Для нас все было объяснимо: камера того самолета не имела зума, и невозможно было приблизить объекты, чтобы как следует рассмотреть интересовавшую нас территорию. Поэтому пришлось спустить аппарат на малую высоту.


*"Фурия" приземляется с помощь парашюта

Мы заказали инженерам более совершенный беспилотник, так как на Донбассе начиналась война, и к началу июня 2014 года он был готов. Тогда позвонили в добровольческий батальон «Донбасс» и предложили свои услуги. Командир Семен Семенченко ответил: «Давайте к нам». Через два дня мы были на фронте. Первый город, в освобождении которого довелось участвовать, была Попасная Луганской области. С первой попытки взять ее не удалось: в многоэтажках на окраине засели снайперы, которые не давали нашим войти в город, и «Донбасс» нес потери. Возле этих высоток находился блокпост врага. Артиллеристы уже с третьего выстрела попали в него, ведь мы давали точную наводку на цель. К тому же взорвалась располагавшаяся рядом с блокпостом бензоколонка. После этого снайперов как ветром сдуло — то ли им приказали отступить, то ли сами решили убраться. Наши бойцы смогли продвигаться вперед.

— Противник объявлял охоту на вашу группу?

— Да, террорист Игорь Безлер по кличке Бес дважды высылал группы для нашего уничтожения. Об этом становилось известно из радиоперехватов переговоров противника. В первый раз охота закончилась тем, что мы попали в засаду. Это было летом 2014 года в районе Попасной. Зная, что нас ищут диверсанты, командир «Донбасса» Семен Семенченко сказал, чтобы все отправлялись на аэроразведку. Враг поджидал нашу группу возле одной посадки. Спасло то, что мы были с охраной — отлично подготовленными бойцами-грузинами. Они ехали на бронированном автомобиле, а мы за ними на обычной машине. Не доезжая до лесопосадки, мы свернули на поле пшеницы, остановились и начали разгружать оборудование. Бронеавтомобиль проехал метров на 30 вперед, вдруг противник открыл по нему огонь, затем диверсанты стали палить и по нам. Грузины приняли бой, а мы бросились на землю. От гранаты, выпущенной из гранатомета, пшеница вокруг нас моментально вспыхнула, мы запросто могли сгореть. Спасибо нашей охране: ребята сумели организовать шквальный ответный огонь, при этом вовремя давать нам с Павлом четкие грамотные команды. Если бы не они, нам пришлось бы очень туго — попробуй, не имея специальной подготовки, сориентироваться в экстремальной ситуации, быстро принять правильные решения. Да и отстреливаться нам было нечем. Мы тогда были гражданскими людьми.

По команде нашей охраны мой товарищ сел за руль, вслед за ним в машину запрыгнул я, и мы помчались прочь. Грузины прикрыли нас огнем, остались вести бой, сумели подбить автомобиль сепаратистов и благополучно вернулись в расположение батальона. После этой засады они стали обучать нас обращению с различными видами оружия, грамотному поведению на поле боя. Кстати, начальником штаба у Семенченко был тогда военный специалист из Грузии, все отмечали высокий профессиональный уровень спланированных им операций. Было приятно слышать от этого человека слова благодарности за информацию о противнике, которую мы собирали с помощью беспилотника.

Второй раз Безлер направил диверсантов для уничтожения нашей группы, когда под Горловку приехала большая группа журналистов. Мы просили их не снимать не только нас и номера на наших машинах, но и сами автомобили, на которых ездим. К сожалению, просьбу выполнили не все, из некоторых телесюжетов противник получил конкретную информацию, в том числе о номерах транспортных средств. Благодаря радиоразведке мы вовремя узнали о высылке диверсантов, приняли меры и в засаду не попали. Пришлось заменить машины, более того, лица не показывать даже своим. Это не значит, что мы все время ходим в балаклавах. Одеваем их, когда окружающие знают, что мы прибыли для проведения аэроразведки.

До объявления на нас повторной охоты мы ездили на стареньком джипе «Мицубиси». Заменили его микроавтобусом, но он был обычный, не бронированный, поэтому военные запретили нам выезжать на задания. А когда благодаря друзьям появился бронированный микроавтобус, чувствовали себя уверенно, однако сепары с расстояния 800 метров шарахнули по нам из «Града». Ракета снесла крышу, но, к счастью, не взорвалась. Кстати, у меня это был уже второй случай, когда я на фронте оказался на волосок от гибели. Во время первого в моей жизни минометного обстрела мина упала в каких-то тридцати метрах, но не взорвалась.

— У вас есть оберег?

— Да, самодельный плетеный браслет, который получил в подарок от друзей.

— «Фурия» создавалась с учетом опыта, который вы получили на фронте?

— Конечно, возвращаясь из АТО в Киев, мы рассказываем разработчикам, что нужно усовершенствовать, изменить. Очень важно было, например, обеспечить оптическую стабилизацию изображения, поскольку в полете самолет вибрировал, и из-за этого страдало качество «картинки». Чтобы решить эту проблему, следовало оснастить аппарат специальной камерой. Мы купили две такие камеры примерно по 1000 долларов каждая. Инженеры их разобрали, оставив только сердцевины, и установили на беспилотник.

Поначалу наземная антенна комплекса была крупной, напоминала пушку из фильма «Гиперболоид инженера Гарина» (снят по одноименному научно-фантастическому роману советского писателя Алексея Толстого. — Авт.). Теперь она компактная. Заменили и кейсы для наземной станции — стали приобретать более надежные (правда, стоит такой около тысячи долларов), ведь сложное электронное оборудование должно быть надежно защищено. С учетом наших пожеланий примерно за год киевские инженеры создали комплекс «Фурия».

— Противник сбивал ваши беспилотники?

— Пытался. В одном из предшественников «Фурии» после выполнения задания было 16 пулевых отверстий, и все же он не рассыпался, вернулся к нам, хотя у него тогда заклинило управление крыла. Этот самолет был сделан из особого пенопласта. Пули проходили сквозь него, как через масло. Нынешняя «Фурия» изготавливается из специального стекловолокна. Оно тоже не разрушается при попадании пуль.

— Как появилась идея назвать беспилотник «Фурией»?

— Однажды смотрел с племянниками мультфильм «Как приручить дракона», одного из героев которого, — подружившегося с людьми черного дракона, — зовут Ночная Фурия, — отвечает Павел с позывным «Дельфин». — Тогда и пришла идея назвать «Фурией» наши беспилотники. Ведь они внешне напоминают мультяшного дракончика. Слово «фурия» уместно в данном случае и по той причине, что в древнеримской мифологии им называли богинь мести. С таким названием для беспилотного комплекса согласились и его разработчики. «Фурией» стало называться и наше подразделение.

— Нам с Павлом поступило предложение из Чехии переехать в эту страну и заняться созданием беспилотных комплексов, — сказал Юрий. — Обещают финансирование, высокие зарплаты, жилье. Мы не согласились, ведь хотим применять полученные на фронте знания и опыт на Родине. У меня есть идея по поводу создания нового беспилотного комплекса. Для ее реализации ищу инвестора, который готов к тому, что этот проект станет приносить прибыль не сразу, а лет через пять. Сейчас мы с Павлом служим в армии — подписали контракты. В связи с этим возникла проблема, как прожить на зарплату военного.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Загрузка...

Загрузка...
Загрузка...

— Вышла из бани и понеслась: крем для лица, крем для рук, крем для ног, крем для тела... Вопрос сына меня убил наповал: «Мама, а ты вообще зачем мылась?»...