Житейские истории Покой им только снится

Валентин Щербачев: «Россияне бросили своего товарища в горах одного, а мы его спасли»

12:49 30 мая 2018   2003
Валентин Щербачев
Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

— Уже 24 года езжу с экспедициями в Гималаи. Как правило, дважды в год — весной и осенью, когда там стоит благоприятная погода, — говорит один из самых известных спортивных комментаторов Украины 72-летний Валентин Щербачев. Мы встретились с ним сразу после возвращения Валентина Васильевича из его 45-й экспедиции в Гималаи. — Правда, на этот раз погода несколько подвела — раньше, чем обычно, пришли муссоны. В долинах начались грозы, а в горах пошел снег. Нашей группе (четверо украинцев и пятеро иностранцев) довелось пережить сильнейший град, который буквально стеной сыпался около двух часов кряду!

— Стараюсь, чтобы в моих экспедициях люди не надрывались, а получали удовольствие от путешествия, — продолжает Валентин Щербачев. — Выбираю такие маршруты, на которые не нужно брать с собой веревки, ледорубы и другое альпинистское «железо». На этот раз значительная часть пути проходила в горных джунглях, где довольно тепло. Мы шли по тропам, радуясь красотам природы, пению птиц (там их просто неимоверное количество). Каждый нес на себе не более пяти килограммов — фотоаппараты и кино­камеры, легкую штормовку, питье, немного еды… Остальные вещи тянули на себе носильщики-портеры из числа местных жителей (во время альпинистских сезонов это их заработок). Но и эти люди у меня на износ не работают — каждый несет рюкзак весом килограммов по 15. Это немного. Мне приходилось видеть, как портеры, нанятые другими группами, тянули поклажу весом в несколько десятков килограммов (и это при собственном весе около 50 килограммов — местные мужчины невысокие и щуплые, но зато сильные и выносливые).

Кстати, в одной из экспедиций, когда уже были набраны портеры и мы шли по маршруту, в каком-то селении ко мне подошел местный житель в нетрезвом состоянии и стал настойчиво просить принять его на работу. «Извини, команда уже укомплектована», — ответил я. Но тут случилось ЧП — подвернул ногу один из моих носильщиков. Ничего не оставалось, как нанять нового знакомого, несмотря на то, что он был навеселе. Этот молодец дошел с нами до конца маршрута, хотя каждый день был пьяным. При этом проявил себя самым неутомимым из всех моих портеров.


* Валентин Щербачев бывает в Гималаях дважды в год — весной и осенью

— А вы пробовали местные горячительные напитки?

— А как же! Местная водка — рокси — на редкость отвратительная. Если вы выльете стакан нашего самогона в ведро воды, получите субстанцию, напоминающую рокси. Самое приемлемое в местном ассортименте алкоголя — кукри-ром. Это одна из визитных карточек Непала. Готовят кукри-ром из сахарного тростника, который выращивают в этой стране. Местные также делают напиток, напоминающий пиво: ячмень заливают горячей водой. Но есть и настоящее заводское пиво «Everest». Оно очень вкусное благодаря тому, что готовится на удачно подобранной местной воде.

— Какие продукты брали с собой в горы?

Мы не обременяем себя большим запасом съестного, ведь нести его с собой нет необходимости: в туристических лагерях местные кукины (повара) предлагают горячую еду. Блюдо номер один у многочисленных народов Непала — это долбат. Его готовят из риса с овощами и чечевичным соусом. Иногда туда добавляют курятину. Когда ты ешь долбат, тебе в тарелку подсыпают рис, пока не скажешь, что уже сыт. Это отличное кушанье, но есть один недостаток — в приютах на альпинистских маршрутах долбат стоит довольно дорого. Можно также заказать суп из лапши и местных трав, картофель, отведать тибетский хлеб (его готовят на сковородке). Сейчас в Непале сезон манго, так что мы вдоволь наслаждались этими вкуснейшими фруктами, а также бананами и овощами, которые в тех краях выращивают без применения химикатов.

Но все же определенный запас провианта мы с собой на маршруте несем — на случай непредвиденных ситуаций. Закупкой продуктов в экспедицию занимается моя жена.

— Супруга ходит с вами в горы?

— Конечно, уже много лет. Побывала в четырех десятках экспедиций. Она мне очень помогает — берет на себя хозяйственные вопросы в организации экспедиций. С нами ходят и подруги жены. Однажды один в прошлом крупный спортивный функционер, который отправился с нами в Гималаи, все укорял меня: «Валентин, ну зачем ты взял в горы женщин, от них же масса лишних хлопот». А закончилось тем, что они успешно прошли весь маршрут, а вот этот мужчина с дистанции сошел.


* Валентин Щербачев: «Моя жена тоже много лет ходит в горы. Она участвовала в четырех десятках экспедиций»

— По сколько часов ежедневно была в пути экспедиция?

— В среднем по семь. Первым просыпался я — в пять утра. В шесть объявлял общий подъем, и примерно через час мы выходили на маршрут. Шли с непродолжительными привалами с таким расчетом, чтобы часам к двум дня добраться до очередного альпинистского приюта. Там предоставляют крышу над головой, топчаны (правда, без постели — спим, забравшись в спальные мешки), горячее питание. В некоторых лагерях есть даже душевые. У людей оставалось время на отдых, еду, стирку вещей… Спать ложились рано — как только заходило солнце.

Прежде мне приходилось ночевать во время экспедиций в палатках, пещерах — это не очень приятно. Замечу, что в моих первых экспедициях в горы порой приходилось идти по 19 часов в сутки.

— На какую высоту забрались на этот раз?

Немалую — 5100 метров. Идти дальше вверх было слишком рискованно из-за испортившейся погоды. Вообще, выше 6000 метров мои экспедиции не забираются, ведь тогда пришлось бы покупать у непальского государства пермиты (паспорта на прохождение маршрута) на восхождение на большие высоты. А эти разрешения стоят очень дорого — порядка 10 тысяч долларов на человека. К слову, когда в 1994 году я снимал в Гималаях свой первый фильм об украинской экспедиции «Гора за восемь тысяч», пермит на одного участника стоил тысячу долларов…

В Гималаях все поставлено на коммерческие рельсы. Если, к примеру, не очень хорошо подготовленный к горным условиям человек хочет подняться на Эверест и может выложить за это 80 тысяч долларов, то его мечта вполне осуществима — шерпы (местные проводники и носильщики) обязательно заведут его на самую высокую точку планеты.

Я и участники моих экспедиций выкладывать астрономические суммы не можем. Мы выделяемся другим. Скажем, несколько лет назад я собрал группу для того, чтобы подняться на две безымянные тогда горы в Гималаях — решил назвать их в честь нашей страны. Мы обратились с этим предложением в государственные органы Непала, и к нашей экспедиции был приставлен местный альпинист — он должен был проконтролировать, действительно ли мы достигли обеих вершин. Нам это удалось, несмотря на далеко не идеальные погодные условия. Назвали горы в массиве Аннапурна «Герои Украины» и «Футбол Украины».

А еще играем на большой высоте в футбол (если, конечно, удается найти подходящую площадку). Уже состоялось 27 матчей. Даже проводим там «Олимпийские игры» по таким видам спорта, как толкание ядра, прыжки в длину, бокс… Правда, на высокогорье быстро не побегаешь — из-за того, что воздух там разрежен и организм испытывает нехватку кислорода. Может начаться горная болезнь (горняшка), которая проявляется резким ухудшением самочувствия, даже галлюцинациями. Кстати, мне доводилось быть свидетелем, когда на больших высотах люди, страдавшие от нехватки кислорода, расшнуровывали палатки, в которых они спали, не понимая, что снаружи такой же разреженный воздух, как и внутри.

Важно, чтобы участники экспедиции не оставляли на произвол судьбы своего товарища, у которого началась горняшка. В связи с этим расскажу историю, которая меня возмутила до глубины души. Она произошла несколько лет назад. Я вел тогда экспедицию в районе Эвереста, и мы наткнулись на молодого человека, сидевшего в одиночестве на камнях. Когда он немного пришел в себя, стали его расспрашивать: «Кто ты, почему один?» Оказалось, россиянин. Соотечественники бросили его, потому что у парня не было сил идти. Мы нашли бедолагу на высоте более четырех тысяч метров — воздух там уже довольно разрежен. Неудивительно, что у человека, несшего на себе тяжеленный рюкзак (его группа не наняла портеров), началась горная болезнь. Потом мы встретили его группу, я сделал ее участникам замечание в довольно резкой форме. Они ответили, что у них, мол, билеты на самолет, поэтому задерживаться из-за отстающего не могли. «С вами парень хотя и медленно, но дошел бы до ближайшего приюта. Но вы бросили человека, и если бы мы вовремя его не нашли, он бы погиб! Неужели вы это не понимали!?» — попытался я объяснить россиянам.


* Валентин Щербачев (в верхнем ряду крайний справа) организует футбольные матчи в горах

— Сколько обычно людей идет с вами в экспедиции?

Больших групп не люблю — в них обязательно возникают конфликты. Оптимальная команда — пять-шесть человек. Впрочем, можно и больше — до десяти. Очень важно, чтобы это были люди с нормальным характером. Если вижу, что человек не подходит, вежливо, но твердо отказываю.

В завершение каждой экспедиции устраиваю участникам отдых на озере Фева. Женщины, как правило, посвящают там время шопингу, а мужчины берут лодки и отправляются купаться, любоваться экзотической природой, наблюдать за обезьянами, резвящимися на деревьях. Устраиваем себе экскурсии в местные буддийские храмы. Я знаком со многими рыбаками озера Февы, некоторые из них открыли собственные ресторанчики. Посещаем их, чтобы полакомиться великолепно приготовленной рыбой.

Знаете, весной 2015 года я со своей экспедицией мог запросто погибнуть на берегах этого озера, да Бог уберег. Получилось так, что в последний день нашего пребывания владелец гостиницы, в которой мы остановились, уговаривал нас остаться на ночлег и отправиться в аэропорт утром из его отеля. Но мы решили все же ехать в столицу страны Катманду. Это решение оказалось спасительным для нас — ночью произошло мощное землетрясение, поселок на озере Фева пострадал от него очень сильно.

— Вам уже за 70. При этом вы полны сил и энергии. Как удается поддерживать такую форму?

— Поездки в Гималаи два раза в год очень меня укрепляют — и физически, и морально. Я чувствую там абсолютную свободу. Дома же, в Киеве, я не провожу время в спортивных залах — мне достаточно утренней зарядки и поездок с женой на велосипедах в парк «Муромец» (бывший «Дружбы народов») на берегу Днепра.

— Вы продолжаете работать на телевидении?

— Создаю собственный телеканал, который будет круглосуточно транслировать передачи в Интернете. У нас уже есть своя студия, собственные корреспонденты в 29 городах Украины. Порядка 60 процентов эфирного времени планируем посвящать спорту.

* Фото предоставлено Валентином ЩЕРБАЧЕВЫМ

Читайте также
Новости партнеров

— Не знаете, где в этом году можно недорого отдохнуть? — Знаю. На диване...