БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Мир Место под солнцем

«Трудности в Англии заставили переступить через гордость»

8:30 22 августа 2014 26027
хорошо там, где нас нет?

Украинская журналистка Дарья Кучерук рассказала «ФАКТАМ», как студентам лучше всего устроиться в Лондоне

Почти каждый второй украинец, по данным опроса компании Research & Branding Group, мечтает переехать жить за границу. У желающих эмигрировать разные цели и планы, но все они объединены желанием жить лучше. Бесспорно, лучшую жизнь приятнее и правильнее строить на родине. Но для тех, кто все же решился на этот сложный шаг, «ФАКТЫ» публикуют серию материалов о способах выехать, найти себя и справиться с трудностями жизни в чужой стране.

Лондон — один из тех мегаполисов, которые манят перспективой успешной карьеры, высокого уровня жизни и возможности устроить свою личную жизнь. Столица Туманного Альбиона в нынешнем году стала городом с наибольшим количеством миллионеров. Для украинских золушек это вообще город-мечта — здесь можно не только получить приличное образование, но и встретить свою судьбу. Как, например, удалось украинской журналистке Дарье Кучерук. Девушка получила образование, вышла замуж за британского подданного, родила сына. Она пишет книги, активно участвует в общественной жизни — устраивает в Лондоне акции в поддержку Украины, собирает помощь для детей, пострадавших в результате военных действий.

— Даша, почему ты решила уехать из Украины? Ты закончила престижный вуз, работала журналистом на всеукраинском телеканале…

— Проработав журналистом почти семь лет (в том числе на каналах ICTV и «ТОНИС»), я в какой-то момент поняла, что жить в собственной стране больше не могу, что не в силах спокойно смотреть на политический беспредел в Украине. Как журналист, видела всю картину «изнутри» в весьма неприглядной форме. У нас не было государства. У нас был криминальный олигархат, который управлял и контролировал все ветви власти. Мне лично было страшно жить в такой стране. 2006-й был годом застоя и всеобщего разочарования. «Оранжевая» революция не оправдала надежды людей. Чтобы как-то дальше жить, мне необходимо было на многое закрыть глаза и смириться. Но я этого сделать так и не смогла. Поэтому и уехала, чтобы сохранить себя. Все это подробно описано в моем романе «Чужие».

Сегодня задаю себе вопрос: если бы в то время случился Майдан, уехала бы я? Думаю, что нет. Дело в том, что тогда мне казалось, что я одна. Еще в 2006 году я готова была выходить на баррикады, потому что понимала, что так дальше жить нельзя. Но люди молчали. У меня было ощущение, что живу среди рабов. И я больше не хотела быть их частью. Как сильно я ошибалась, поняла только сейчас. Сегодня преклоняюсь перед людьми, перед их мужеством и выдержкой. Они оказались сильнее меня. Они поднялись с колен, причем стремительно и бесстрашно. Теперь я понимаю, что «оранжевая» революция — это был не конец, а только начало рождения нации!

*В Лондоне Дарья принимает участие в акциях в поддержку Украины, собирает средства для украинских детей

— Как ты оказалась в Лондоне?

— Я всегда мечтала учиться за рубежом. Но на это денег не было, поэтому несколько лет подавала документы на различные гранты. Это можно делать самостоятельно или же обратиться в агентство, которому придется заплатить за услугу. Чтобы не тратить времени зря, именно так я и поступила. Агентства обладают большей информацией, но ее нужно тщательно проверять, чтобы не получилось накладок. В одной из киевских фирм мне предложили курсы английского языка в достаточно дорогом, престижном колледже Лондона. Сказали, что это единственный способ получить студенческую визу. При поступлении в какой-нибудь маленький колледж была слишком большая вероятность отказа в визе. И я решила не рисковать. Однако оплатить больше месяца обучения в дорогом колледже я не могла. Курсы стоили около тысячи долларов (вместе с проживанием). Плюс еще полтысячи стоили авиабилеты. Для меня это были большие деньги. Мне их пришлось одалживать. Получить британскую визу — задача не из легких. Помимо стандартного набора документов, нужно обязательно предоставить оплаченные счета, обратные билеты. Когда получила разрешение на учебу, моей радости не было предела. Я-то понимала, что это шанс остаться там.

Англия мне показалась какой угодно, но только не «Туманным Альбионом», как ее принято у нас считать. Когда я прилетела в Лондон, был октябрь. На улице светило солнце, +23 градуса. В то время как в Киеве шел снег. Но, пожалуй, больше всего меня удивили сами англичане. Они показались мне очень счастливыми. Их сияющие лица чрезвычайно сильно отличались от мученического облика киевлян.

— Как ты там устроилась?

— Месяц, пока длились языковые курсы, я жила в английской семье в центре столицы (проживание входило в стоимость обучения). Чтобы остаться в Лондоне, мне нужно было найти другие курсы. И тут выяснилось, что это невозможно. Хотя в киевской фирме мне гарантировали, что якобы достаточно подать документы в другой языковой колледж (в моем случае, более доступный и дешевый). Но это оказалось неправдой! Известие повергло меня в шок. Нужно было срочно возвращаться в Украину, что вовсе не входило в мои планы. Поэтому всем, кто решил отправиться в Англию, я настоятельно рекомендую тщательно проверять всю информацию, предоставляемую вам фирмой.

— Значит, ты решила остаться в Лондоне нелегально. С какими проблемами пришлось столкнуться?

— Моя студенческая виза была открыта всего на полгода. За это время я успела в Лондоне неплохо устроиться. У меня была работа, я арендовала довольно приличное жилье в центре города. Но самое главное — я нашла близкого друга. У меня появился молодой человек, который меня поддержал. Именно он и настоял на том, чтобы я осталась. Наверное, это было безрассудно. Но мы очень боялись тогда потерять друг друга.

— Как тебе удавалось не попадаться полиции? Ведь тебя же могли в любой момент депортировать.

— Мне повезло: я никогда не жила в «русских» районах — местах большого скопления выходцев из стран бывшего СССР. Таких районов в Лондоне много. И там полиция регулярно устраивает «охоту» на нелегалов. В основном делается это на станциях метро путем проверки документов. Бывало и так, что свои сдают своих же. Полиция в Англии ни разу не проверяла мои документы. Может, потому, что я внешне старалась не отличаться от британцев, очень хорошо знала язык и чувствовала себя довольно уверенно. Но никто не представляет тот ужас, который я переживала каждый раз, проходя мимо полицейских. Иногда от страха кружилась голова, ноги становились ватными. В любой момент меня могли поймать и потащить в участок как преступницу. Я могла лишиться всего. Это ужасный, животный страх. Не желаю его пережить никому в своей жизни.

— Где ты работала?

— Поисками работы я целеустремленно занялась сразу же после окончания курсов. Мне надо было съезжать от семьи, в доме которой я жила, а денег не было. У меня просто не оставалось другого выхода — купила газету с объявлениями и начала их обзванивать, изучила объявления в Интернете. Это было перед Рождеством, во многих барах срочно требовались официанты. Я решила попробовать. Поскольку опыта работы в этой сфере у меня не было, первые недели я бесплатно собирала пустые стаканы в барах. Иногда клиенты оставляли мне несколько фунтов чаевых. На эти деньги я питалась.

Вообще у меня сложилось очень тяжелое положение. В какой-то момент даже негде было жить. Но именно это помогло мне переступить через свою гордость и из тележурналистки быстро «переквалифицироваться» в официантку. Вскоре мне предложили работу в престижном баре-ресторане. Работать приходилось каторжно: по 14—16 часов в сутки. Условия труда порою были невыносимыми. Но за одну неделю такой работы мне удалось получить тысячу долларов. Для меня это были огромные деньги.

Приходилось буквально жить на работе. Домой я возвращалась только, чтобы переночевать. Затем рано утром просыпалась и снова шла на работу. Ресторан предоставлял всем сотрудникам бесплатное питание. Поэтому деньги мне попросту некогда и не на что было тратить. Именно тогда впервые в жизни мне удалось скопить какую-то сумму и расплатиться с долгами в Украине.

— Где ты встретила своего британского принца?

— Мечтала ли я о принце? Конечно, да, как и каждая девушка. Но не о заграничном. Это не было моей целью. Я просто хотела найти человека, оправдывающего мои ожидания.

Мне нравился европейский тип отношений между мужчиной и женщиной. Там очень часто супруги поровну делят обязанности по дому, уходу за детьми и финансовому обеспечению. Они существуют как равноправные партнеры. И мне это импонировало. У нас же женщины очень часто взваливают на себя все: и зарабатывание денег, и воспитание ребенка, и работу в доме.

С мужем в Лондоне мы познакомились случайно, в художественной галерее. Я сначала не воспринимала наши отношения серьезно: знала, что скоро уеду обратно в Украину. Я просто наслаждалась моментом. Это был первый мужчина, который бросил к моим ногам все и трепетно выполнял любое мое желание. Еще он был очень спокойным и мягким. А это благотворно влияло на мой вспыльчивый темперамент. Мы решили жить вместе буквально после нескольких дней знакомства. Через полгода он сделал мне предложение. Поскольку британская виза у меня была просрочена, расписаться мы могли только в Украине. При этом шансов на получение супружеской визы в Британию у меня (из-за нарушения паспортного режима) было очень мало. Мы приехали в Винницу, где жила моя мама, расписались, и муж улетел в Лондон. Я стала собирать документы и ждать визу. После пяти месяцев ожидания я все-таки получила двухгодичную визу на проживание в Англии. Этому поспособствовал очень хороший адвокат. Также в немалой степени помогли звонки и письма родителей моего супруга в посольство Великобритании в Украине.

В этом году мы с мужем отпраздновали пять лет супружеской жизни. Что касается карьеры, то я до сих пор себя ищу. От журналистики практически отказалась. Однако я продолжаю писать прозу и серьезно увлеклась фото. У меня много творческих проектов. Надеюсь, что в скором будущем удастся воплотить их в жизнь.

— Со времен Майдана по всему миру прошли акции в поддержку Украины. Что происходило и сейчас происходит в Лондоне?

— Украинская диаспора в Лондоне — одна из самых активных в мире. В Англии есть множество общественных организаций, которые регулярно проводят акции в поддержку Украины возле британского парламента и российского посольства. Также на Даунинг-стрит несколько месяцев длился круглосуточный пикет. Его участники призывали Дэвида Кэмерона выполнять взятые Британией на себя обязательства по защите территориальной целостности Украины согласно Будапештскому меморандуму 1994 года. Многие из демонстрантов всю ночь стояли в пикете, а утром ехали на работу. Иногда прохожие плевали им в лицо, в частности — россияне. Но эти люди, невзирая ни на что, стояли, как немой укор всему международному сообществу. Я также принимала участие в этих акциях. Не могу оставаться равнодушной к судьбе своей страны, не могу спокойно смотреть новости. Сказать, что я очень скучаю, — не сказать ничего.

Другие материалы спецпроекта «ФАКТОВ» «Зарубежье» читайте здесь

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров