ПОИСК
Происшествия

Киевский полицейский, застреливший человека во время погони за "БМВ", обжаловал свой арест

6:45 24 февраля 2016
Сергей Олейник

Вчера ночью в Харькове на Велозаводском мосту автомобиль «Тойота Камри» с пьяным водителем, преследуемый сотрудниками полиции, врезался в столб. Водитель погиб, а пассажира иномарки госпитализировали с многочисленными травмами. Как рассказали в пресс-службе патрульной полиции Харькова, полицейские стали преследовать «Тойоту» из-за того, что автомобиль ехал на огромной скорости. В результате водитель не справился с управлением.

В Киеве три недели назад сотрудники полиции тоже догоняли пьяного водителя иномарки. Теперь полицейский Сергей Олейник, который во время этой погони застрелил человека, находится под следствием. Вчера он подал апелляцию на решение суда о его аресте. На том, чтобы полицейского, застрелившего человека во время погони за пьяным водителем «БМВ», взяли под стражу, настаивала прокуратура. Сергею Олейнику предъявили подозрение в превышении служебных полномочий, покушении на умышленное убийство и умышленном убийстве. Теперь ему грозит пожизненное заключение.

Мнения в обществе по этому поводу разделились. Одни уверены, что обвинение справедливо: дескать, даже если водитель «БМВ» был пьян, полицейский не должен был стрелять и уж тем более убивать пассажира. Но не меньше и тех, кто находит действия полицейского правильными: стреляя, он пытался остановить пьяного за рулем, пока тот не натворил беды. В воскресенье в Киеве, во Львове и в родном селе полицейского Тырловка Винницкой области в поддержку Сергея Олейника даже прошли митинги.

Генеральная прокуратура обнародовала запись с видеорегистратора, который в ночь на 7 февраля был на нагрудном кармане подозреваемого патрульного. На записи частично видна погоня со стрельбой (она продолжалась минут сорок), а также момент, когда патрульный осуществил несколько выстрелов в лобовое стекло «БМВ» (в результате одного из этих выстрелов, предположительно, и погиб 17-летний пассажир иномарки). Но запись часто прерывается.

РЕКЛАМА

«ФАКТЫ» поговорили с двумя сторонами конфликта — адвокатом полицейского и адвокатом семьи погибшего пассажира «БМВ».

— На записи, которая была обнародована Генеральной прокуратурой, многого не видно, — говорит «ФАКТАМ» Евгений Музычук, адвокат полицейского Сергея Олейника. — Сразу скажу, что первая задача защиты Олейника в этом деле — установить истину, а не любой ценой оправдать моего клиента. Я не берусь сейчас констатировать, было ли все-таки какое-либо превышение служебных полномочий со стороны полицейского. Но я почти точно уверен, что здесь не было никакого умышленного убийства и покушения на убийство других лиц.

РЕКЛАМА

— Сразу после случившегося начальник Управления патрульной полиции в Киеве Юрий Зозуля сообщил, что водитель «БМВ» не только не подчинился требованию полицейских остановиться, но еще и наехал на патрульного, нанеся ему телесные повреждения. Однако на видео этот момент отсутствует.

— Правильно, потому что автомобиль наехал не на Олейника, а на его напарника — патрульного Фещенко. У Фещенко не было видеорегистратора. У полицейских одна камера на экипаж. На видео видно, как идет погоня, Олейник стреляет в «БМВ», водитель которого на сумасшедшей скорости мчится по дорогам Киева, создавая реальную опасность и угрозу другим гражданам. В районе Новоселок «БМВ» развернуло, иномарка остановилась. Первым из патрульного автомобиля выбежал Фещенко. Водитель «БМВ» поехал вперед и сбил его. Выбежав из машины и увидев, что его напарник слетел с капота «БМВ», Олейник начал стрелять в сторону автомобиля, пытаясь его остановить. По предварительным данным, «БМВ» в тот момент находилась в движении.

РЕКЛАМА

Патрульный не стрелял в людей, которые стояли на месте и не оказывали сопротивления.

— Тем не менее Олейник попал не в водителя, а в пассажира.

— У него не было цели убивать людей. Тем более убивать пассажира — он даже не знал, кто ехал в той машине. Не исключено, что пуля попала в сторону пассажира, поскольку иномарка находилась в движении, либо это был рикошет… Все это еще предстоит установить в ходе следствия.

— Фещенко давал показания в суде?

— Конечно. Он подтвердил слова Олейника. Фещенко, кстати, получил телесные повреждения, которые зафиксированы. Сразу после случившегося к нему приезжала «скорая». А еще слова Олейника и Фещенко подтверждают другие патрульные, которые в тот момент находились рядом.

На Окружной дороге нарушителей в очередной раз заблокировали. Полицейский из другого экипажа подбежал к иномарке и буквально вцепился в водителя «БМВ», пытаясь вытащить его через окно. Водитель «БМВ» ударил по газам и поехал вместе с полицейским. Тащил его до тех пор, пока патрульный сам не отскочил, поняв, что его снесет отбойником. В этот момент Олейник сделал еще один выстрел в переднее колесо «БМВ». Через короткое время иномарку занесло, и она остановилась. Водитель «БМВ» пытался убежать, но его задержали.

— Сейчас многие говорят о том, что полицейским следовало поступить иначе — например, объявить план «Перехват», а не преследовать нарушителя.

— Полицейские пытались перехватить «БМВ», и не раз. Но нарушителю удавалось уйти. Теоретически можно было попытаться остановить машину с помощью «ежа». Но это сложно, с одной стороны, сделать в городе, где на каждом шагу повороты, и ты не знаешь, куда поедет нарушитель, при этом по городу едут другие автомобили, которые также могут пострадать. Остановить пьяного человека за рулем нужно было в любом случае. Закон не запрещает полицейским преследовать автомобиль, несущий угрозу для жизни других людей, и останавливать его путем применения оружия.

А угроза была. Водитель «БМВ» ехал с огромной скоростью — от 150 до более чем 200 километров в час. Неоднократно проезжал на красный свет. Возле железнодорожного вокзала едва не сбил двух женщин — они чудом успели отскочить. А на проспекте Победы и вовсе выехал на встречную полосу. Стоит ли говорить, что он создавал опасность для окружающих? Да могло произойти все что угодно! Причем это абсолютно реально, я подчеркиваю! Сколько пьяных каждую неделю насмерть сбивают людей, врезаются в остановки, устраивают смертельные аварии. Олейник открыл стрельбу только тогда, когда на многочисленные предупреждения водитель «БМВ» так и не остановился.

*Водитель «БМВ» и его друзья были сильно пьяны

Для прокуратуры, наверное, ключевое значение имела одна из фраз Олейника во время погони, когда он в матерной форме говорил примерно следующее: «Ты же видишь, он и по встречной… Застрелим, я тебе отвечаю!». Эта фраза стала основанием для открытия уголовного производства по статье «Покушение на убийство». Дескать, планировал убийство и озвучивал это. Посмотрите видео — понятно, что человек кричит это в эмоциональном порыве. Я задаю элементарный вопрос: если у него была цель убить водителя «БМВ» и других пассажиров, то почему же он этого не сделал, когда нарушителя и остальных задержали? Права, я думаю, заместитель министра внутренних дел Эка Згуладзе, которая сказала: «Разве можно поверить в то, что патрульный сам снимал свое умышленное убийство на камеру? Да еще и сразу отдал эту запись прокуратуре».

Теперь Олейнику грозит пожизненное. Не понимаю, как прокуратура могла предъявить подозрение по таким статьям, не изучив все обстоятельства. Среди материалов, обосновывающих версию прокурора, я не увидел ни одного протокола допроса. Не было даже протокола допроса водителя «БМВ»! Из экспертиз — только судебно-медицинская (подтвердившая, что Михаил Медведев погиб) и баллистическая (установившая, что пуля была выпущена из пистолета Олейника). Это пока все доказательства, как мы видим. Олейник никуда не скрывался, с первого дня сотрудничал со следствием. Тем не менее его арестовали. Мы уже подали апелляцию.


*Иномарка была изрешечена пулями

— На днях появилась информация о том, что Олейник, будучи следователем Оболонского райотдела милиции, в начале
2014 года сфальсифицировал уголовное производство против активиста Автомайдана…

— После того как 29 ноября силовики избили студентов, Олейник заявил, что увольняется. Пятого декабря, если не ошибаюсь, подал рапорт об увольнении по собственному желанию. Но его не отпустили. Продолжая работать, Олейник был одним из многих следователей, которым дали в производство дела избитых активистов Автомайдана в Крепостном переулке. Как известно, тогда для всех сотрудников милиции, прокуратуры и судей было четкое указание сверху о том, как поступать с протестующими. При этом не нужно забывать, что Олейник был молодым следователем, неопытным, а ключевые процессуальные действия определяли работники прокуратуры. Активист, о котором идет речь, потом рассказывал телеканалам, что Олейник относился к нему по-человечески. Конечно, это не отменяет тот факт, что он был следователем и подписал бумаги, которые ему принесли сотрудники «Беркута» (в этих документах было сказано, как этот активист якобы нарушал закон). Потом Олейник все-таки уволился. А через год решил стать патрульным. Прошел отбор, аттестацию.


*Сергей Олейник раньше работал следователем Оболонского РОВД (на фото — с женой)

Лично я считаю, что эти два случая смешивать нельзя. Здесь шла речь о том, чтобы остановить пьяного за рулем. Посмотрите, сколько людей сейчас за него заступились. В воскресенье люди выходили на митинг со словами: «Не хотим, чтобы такие, как этот водитель „БМВ“, завтра сбивали нас или наших детей». А многие полицейские заявили, что если Олейника сейчас несправедливо осудят, им остается только увольняться. Зачем останавливать преступника, если ты, применив оружие, окажешься во всем виноват? А водителя «БМВ» виновным, похоже, наша «доблестная» прокуратура не считает. Ему по-прежнему даже не предъявили подозрение.

Как уже сообщали «ФАКТЫ», у 24-летнего водителя «БМВ» нашли наркотики. Сам он находился за рулем в состоянии наркотического опьянения. В интервью журналистам он признался, что был сильно пьян. Не остановился, дескать, потому, что у него, пьяного, забрали бы машину, а она чужая. Еще в прошлый четверг на брифинге военный прокурор Анатолий Матиос заявил: «Таких, простите за сленг, обдолбанных мажоров нужно наказывать быстро и максимально».

Прошло пять дней, но водитель «БМВ» так и не стал подозреваемым. Более того, адвокатам полицейского уже сообщили, что дело о хранении наркотического средства, скорее всего, закроют, так как наркотиков было немного. Уголовное производство по статье «Угроза или насилие в отношении работника правоохранительных органов» открыто, но в нем нет подозреваемых. До сих пор водитель «БМВ» является свидетелем собственных правонарушений, а не подозреваемым.

Однако адвокат семьи погибшего пассажира иномарки Михаила Медведева придерживается другого мнения. Он уверен, что наказывать нужно прежде всего полицейского.

— Мы, представители потерпевшей стороны, предполагали, что полицейскому выдвинут обвинение по статье «Умышленное убийство» и «Превышение власти работником правоохранительного органа», — сказал «ФАКТАМ» адвокат Тарас Ламах, представитель адвокатского объединения «Экстра Юс». — В этом наша позиция совпала с позицией прокуратуры. Следствие проходит объективно — никто не пытается уничтожить или исказить какие-либо факты. Сейчас мы можем говорить о вине конкретного человека — полицейского, который застрелил ни в чем не виновного пассажира. Но есть вина и руководства Национальной полиции. Она выражается в том, что сразу дается оценка событию, оправдываются действия полицейского, стрелявшего на поражение в беззащитную жертву. Делаются заявления, что сотрудники действовали правомерно и убили «пьяных мажоров». С учетом того, что мы видим в реальности, стоило дождаться заключений экспертиз, следствия и суда, а потом уже делать выводы и заявления. Но они продолжают настаивать на своей правоте. Семья погибшего до сих пор не получила со стороны МВД извинений.

— А со стороны водителя «БМВ»?

— Для квалификации действий полицейского поведение водителя роли не играет. Безусловно, он должен отвечать за свои поступки. Но не нужно пытаться свалить вину на чужие плечи, в то время как виновные есть. Это полицейский и те, кто его неправильно подготовил. И состояние водителя в тот момент не дает права называть его отморозком, мажором, наркоманом.

— Однако водитель не подчинился требованию сотрудника полиции, начал убегать…

— Это сложный вопрос. Есть много людей, которые подчинились работникам правоохранительных органов и сейчас зарыты в сырую землю. Вспомните хотя бы дело работников киевского УБОП, известное как дело «оборотней в погонах», когда сотрудники милиции задерживали, а потом убивали людей. Гонгадзе задержали и убили действующие работники милиции. Поэтому не всегда нужно подчиняться требованиям сотрудников полиции, тем более если они незаконные. В данной ситуации то, что человек не остановился, не является основанием для его убийства. А в полиции пытаются оправдать это убийство нелепыми отговорками. Притягивают за уши факты о том, что водитель «БМВ» якобы пытался кого-то сбить.

— Многих интересует, почему погибший Михаил Медведев сел в машину к пьяному водителю.

— Это не играет никакой роли. Он оказался в этой машине случайно, просто знакомые ребята ехали в сторону его дома. Парень из обычной семьи, которая живет в двухкомнатной квартире и не имеет машины. Занимался спортом, имел много наград, положительно характеризуется всеми — учителями, соседями, друзьями. Как волонтер помогал воинам АТО. Михаил, кстати, в тот день не пил — никаких следов алкоголя или наркотиков в его крови не обнаружено. А Олейник его убил просто потому, что он полицейский и у него есть пистолет. Нормальный человек такое преследование со стрельбой не устраивает. Это уже была вакханалия, полицейские вошли в охотничий азарт.

— Как, на ваш взгляд, должны были действовать полицейские?

— Они должны были попытаться догнать водителя. А если не получилось, нужно было дать ему возможность спокойно уехать. Ввести план «Перехват», установить спецсредство, которое останавливает автомобили. Если не получалось, дать возможность уехать, а потом установить по номерам хозяина, водителя и оштрафовать. Если и стрелять, то стрелять в колеса, а не в испуганного мальчишку, сидящего в пассажирском кресле. Мы же видим стрельбу на поражение.

— Решение суда об аресте полицейского вы считаете справедливым?

— Возможно, если бы полицейский не занял такую принципиальную позицию, не доказывал свою правоту, он не попал бы за решетку. Но пока он не осознает того, что совершил. Обычно я не являюсь сторонником таких жестких мер. И мы, представители потерпевшей стороны, не хотим крови этого полицейского. Мы хотим привлечь внимание к проблеме, не допустить гибели наших детей, граждан в дальнейшем. И если в полиции считают, что все было правильно, общество должно бить тревогу, ведь завтра полицейскому может показаться, что ему «не подчинились» вы или ваш ребенок.

В пресс-службе киевского главка Национальной полиции сообщили, что водителю «БМВ» до сих пор не предъявлено подозрение, потому что еще нет результатов всех экспертиз. Пока он — свидетель. «ФАКТЫ» будут следить за развитием событий.

Фото в заголовке с сайта gordonua.com

5356

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров