ПОИСК
Политика

Виктор Суворов: «Пока не объявим, что идет война за независимость Украины, никакой победы не будет»

0:30 21 июля 2016
Виктор Суворов с супругой
Инф. «ФАКТОВ»
В интервью Дмитрию Гордону бывший советский разведчик, автор военно-исторических книг «Ледокол» и «Аквариум» поделился своей точкой зрения на события, происходящие в оккупированном Россией Крыму и на отдельных территориях Донбасса

Виктор Суворов — псевдоним бывшего сотрудника легальной резидентуры Главного разведывательного Управления СССР в Женеве Владимира Богдановича Резуна. В 1978 году пошел на контакт с британской разведкой и вместе с семье бежал в Великобританию, за что в Советском Союзе был заочно приговорен к смертной казни. Он написал ряд художественных призведений о советской армии, военной разведке и предвоенной истории СССР. Наиболее известные его книги — «Ледокол» и «Аквариум».

Живя в Великобритании около сорока лет, Виктор Суворов пристально следит за событиями, происходящими на постсоветском пространстве. В том числе и за украинскими. В недавнем интервью руководителю и автору проекта «В гостях у Дмитрия Гордона» Суворов, в частности, изложил свою точку зрения на события, последовавшие за Революцией достоинства. «ФАКТЫ» предлагают читателям фрагменты беседы.

*Дмитрий Гордон, Виктор Суворов с супругой Татьяной в Лондоне накануне записи интервью

РЕКЛАМА

«Запомни: ты только в том случае победить можешь, если тебя народ поддерживает»

— В конце зимы 2014 года, как только в Киеве отгремел Майдан, Крым был захвачен «вежливыми зелеными человечками». Его сдача была неминуема или же за полуостров стоило бороться, в том числе, с оружием?

— Я бы (на месте руководства Украины. — Ред.) с Москвой созвонился. Сказал бы: «Ребята, стойте. Крым я сейчас удержать не могу, армия развалена, и вы это лучше меня знаете. Мои секретные службы вашей агентурой пронизаны, но давайте по-человечески. Мне несколько дней нужно, чтобы людей вывезти, которые жить в Украине хотят, технику и так далее. То есть забрать свое».

РЕКЛАМА

— А с оружием в руках — нет?

— В то время — нет. Однозначно. Запомни: ты только в том случае победить можешь, если тебя народ поддерживает. Допустим, действует в Западной Украине полковник УПА с позывным «Резун», и местное население его поддерживает — только поэтому он действовать может. В Литве, Латвии, Эстонии «лесные братья» были потому, что народ за них был, а в Крыму у украинских военных поддержки не было. И все — уходи оттуда. И в Донбассе, кстати, та же ситуация. Одно плохо — украинским войскам достойно уйти не дали.

РЕКЛАМА

— Крым когда-нибудь будет возвращен Украине?

— Да, и самый лучший способ его вернуть — дать этим ребятам, крымчанам, немного пожить в… радости. Водички вам? А у нас в Днепре мало. Электричества? Мы бы с удовольствием, да у самих дорогое. Туристы? А зачем же вам наши? К вам из России приедут. Пусть так поживут и назад попросятся, а вот когда попросятся — общеукраинский референдум проведем…

— Многие говорят, что Крым удержать не могли, но если хотя бы побороться за него попытались, то кровавой бойни на Донбассе не было бы…

— Тоже правильно, но на Донбассе ведь народ далеко не стопроцентно за Украину. Согласились — вот и все. Что с Донбассом делать? «Ребята, вы за нас? Нет?» Хорошо, китайскую стену вокруг строить…

…Альфред Кох (российский государственный деятель, заместитель председателя правительства в 1996—1997 гг. — Ред.) — мы можем как угодно к нему относиться — но он очень здравую мысль высказал, за которую свою руку я поднимаю. Украине невероятно тяжелый путь предстоит — или падение, или подъем, но если вы подниматься хотите, не стоит сейчас на себя взваливать того, кто этого не хочет, и на себе его тащить… С неподъемным Крымом, с разоренным Донбассом, где озверевшая толпа била украинцев и флаги срывала, этот тяжелый подъем невозможен. Неужели с этим народом вы подниматься хотите, который…

— …палки в колеса совать будет и Путина звать продолжает?

— И который еще в Раде заседать и особый статус получить хочет. А что такое особый статус? Это значит, что мы все депутатов выбираем, а тем нужно квоту дать: таким образом, они все равно будут нами командовать и все процессы тормозить. Для великого народа Украины, который два Майдана выстоял и прохвостов из страны выгнал, это — гири на ногах и руках, на шее и тяжелый труп на горбу.

Пытаясь сформулировать ответ на вопрос о том, что нынче движет российским президентом и какова его глобальная цель, Виктор Суворов сказал, что хозяин Кремля достиг всего, чего может достичь человек в этой жизни, но при этом напомнил древнюю мудрость: «Если тебе не хватает того, что имеешь сейчас, никогда ничего хватать не будет». Виктор Суворов считает, что своеобразной точкой отсчета для Путина в украинском направлении стала Революция достоинства, показавшая на примере нашей страны, что смена власти — вполне реальное развитие событий. В том числе и для России.

— Я готов повторить это сколько угодно потому, что это — центральная идея «Ледокола». Зачем товарищу Сталину мировое господство? Допустим, у меня магазин, а через улицу — у тебя, и соревноваться с тобой я никак не могу. У тебя чисто, дешево и не обманывают, все клиенты идут к тебе, и у меня только один способ выжить — твой магазин сжечь. Откуда вот эта агрессивность Советского Союза по отношению к Европе, Америке? Это примеры другой жизни, люди смотрят и видят: жить можно по-человечески.

Почему никогда Чаушеску (Николае Чаушеску — лидер советской Румынии, расстрелян в 1989 году. — Ред.) не трогали? Потому, что в Румынии такая же гэбуха сидела, такой же великий вождь и потрясающая бедность была. Гонконг — это опасно, а коммунистический Китай — нет, мы должны были всех на наш уровень опустить — вот зачем в Чехословакию шли. Да, и это то, что Россия в Украине сегодня делает. Майдан восстал — все, для русского народа пример: ребята, и вы можете. К тому же в Украине выборы работают: плохой президент приходит или нет, но его все-таки меняют. Новый, который пришел, что-то делать должен…

— …и критикуют же всех подряд: и президента, и премьера, и Раду. Причем нелицеприятно.

— И постоянно. Понимаешь, какая зараза? Побывавший в Украине и безобразие такое увидев, русский возвращается и спрашивает: «А у нас так нельзя?» Поэтому Майдан нужно было давить (по мнению Кремля. — Ред.) — это то, что твой покорный слуга в Чехословакии в 1968 году делал…

…Когда мы вернулись (из Чехословакии. — Ред.), меня в Черновцы откомандировали, в 66-ю гвардейскую дивизию, а рядом с нашим полигоном уже Румыния была. Одна учебная тревога проходит, а я думаю: «О, сейчас и в Румынию двинем…» Потом вторая, третья… Спросил у комндира батальона: «Товарищ подполковник, а когда Румыния-то?» Он в ответ: «Никогда». Я удивился: «Ну как же? Только в Чехословакию ходили, а тут Румыния такая нехорошая». И он мне на пальцах объяснил, что Румыния, может, и нехорошая, но для нас опасности не представляет — не заразна. Отсюда весь «Ледокол»: у меня несколько таких небольших, но важных озарений было, что нам весь мир удавить нужно…

«Россия гниет очень быстро, стремительно. Экономика рушится, народ умственно деградирует, лучшие уезжают…»

— В интервью «ГОРДОНУ» ты утверждал, что страны Балтии и Польша — следующие после Украины от российской агрессии пострадают. Ты до сих пор так считаешь?

— Если только Россия окончательно не сгниет, а гниет она очень быстро, стремительно. Экономика рушится, народ умственно деградирует, лучшие уезжают…

Говорил Виктор Суворов и о том, что во время репрессий в СССР в прошлом веке был вырезан цвет наций, населявших Союз.

— На мой взгляд, России в ХХ веке смертельная рана была нанесена. И то, что сейчас мы с тобой видим, вероятно, последний акт российской истории. Мать у меня русская, и больно на эту нацию смотреть: это чудовищно, когда люди просто в дебилов превращаются, в идиотов, и ведь не какие-то алкоголики или бомжи. У меня вот друзья в Москве — умные люди, с которыми жизнь прожил, учился, работал, но звонишь им — и вдруг что-то совершенно чудовищное слышишь: то, что Путин вещает и что эти ребята с ТВ говорят, они повторяют!

— А в России и в Украине нынче биомасса или нет?

— Понимаешь, это оскорбление народа, и, когда слово такое употребляю, сознаю, что свой народ оскорбляю. Свой, потому что все-таки мама у меня русская, но про Украину так не скажу, об Украине могу сказать только, что народ здесь проснулся. На Майдан выйти!.. Да, это, увы, схлынуло, но это извержение было… И эта энергия в украинцах живет. Рвануло один раз, рвануло второй…

— …рванет и третий, да?

— Обязательно! Пророчить не хочу, но народ проснулся. У меня прямой контакт с ребятами есть, которые сейчас воюют. И сразу же, пока не забыл, позволь мне про термин «АТО» сказать. О том, что такое антитеррористическая операция. Древние китайцы считали, что правильно назвать — это правильно понять. А если мы неправильный термин используем, значит, не понимаем. Мы говорим: «Великая Отечественная война». Значит, не осознаем, что это была война за мировое господство, а не просто за нашу Родину и так далее.

Операция — это боевые действия по единому плану, единому замыслу. Блистательный пример: Сталинградская наступательная стратегическая операция, начало — 19 ноября 1942 года. Длилась она три дня. Замысел: вот так начинаем, делаем это, это и то, а через три дня кольцо замыкаем… Повторюсь, что операция — это нечто такое, что единый замысел и единый план по времени имеет. Не может одна операция два года и еще неизвестно сколько длиться. Поэтому в Украине не операция.

— А что?

— Війна за незалежність України! Я так думаю, и до тех пор, пока не объявим, что у нас война за независимость Украины идет, победы не будет никакой. Я говорю «у нас», потому что я часть этой страны: мама у меня русская, отец украинец. И у моей Татьяны (супруги. — Ред.) семья точно такая же — мама русская, отец украинец.

Говорил Виктор Суворов и о Будапештском меморандуме, гарантирующем Украине неприкосновенность ее границ и безопасность в связи с присоединением нашей страны к Договору о нераспространении ядерного оружия. Его в 1994 году подписали США, Великобритания, Россия и Украина. На вопрос о том, стоит ли после российской агрессии Украине возвращать статус ядерной державы, Виктор Суворов ответил:

— Стоит, я об этом не раз говорил. Тебя так дико и страшно обманули… И Европа, и США, и Россия, естественно. Я начинаю говорить англичанам о том, что они вместе с американцами и россиянами подписали Будапештский меморандум, а они… не помнят! После этого не создать (ядерное оружие. — Ред.)?.. Украина — великая технологическая держава, и она это может. Израиль же может. Маленький такой Израиль… Как-то Голда Меир сказала что-то вроде: «У нас ядерного оружия нет, но если нападут, то мы его применим».

Ядерное оружие бывает взрывающееся, а бывает и в виде «грязной бомбы». То есть мы берем отходы атомной электростанции, помещаем в реактор, «заводим механизм» и загружаем в боеголовку вместе с пылью. В Советском Союзе это были боевые радиоактивные вещества. Например, есть французский порт, который во время войны будет принимать американские корабли. Чтобы предотвратить прием этих транспортов, наносим удар «грязной бомбой», распыляем радиоактивные вещества и все — порт не работает. А теперь кто мешает намекнуть: «Хлопці, у вас таке красиве місто Москва…»

— И украинская разведка, и Служба безопасности, и армия последние годы целенаправленно и планомерно уничтожались. Говорят, до 70 процентов российских граждан или агентов РФ имплементировано в разведку… Это можно исправить?

— Можно. Полицию же разогнали и набрали новую. А почему Генеральный штаб нельзя разогнать? Министерство обороны? Должна быть жесткая люстрация. Мне жаль, что ее нет. Если развивается гангрена, ногу ампутируют. Если мало отрезали — режем еще. Ведь иначе никак…

8319

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров