ПОИСК
Интервью

Евстратий Зоря: «Единство украинцев и россиян — имперский миф»

13:30 27 июля 2021
Евстратий Зоря

Праздник Крещения Киевской Руси-Украины отмечается ежегодно 28 июля — в день памяти святого равноапостольного князя Владимира, которого считают одним из основателей и покровителей государственности.

Историки называют несколько конкретных политических и экономических причин, побудивших князя Владимира провозгласить христианство государственной религией. Во-первых, объединение земель требовало отказа от «племенных богов» и введения религии по принципу «одно государство, один князь, один Бог». Во-вторых, это открывало путь для присоединения к европейскому сообществу, которое исповедовало христианство. В-третьих, Киевская Русь смогла приблизиться к достижениям европейской культуры, развивая собственную.

Летом 988 года князь Владимир Святославович был крещен в церкви Святого Иакова в Херсонесе. Затем он со своей женой Анной вернулся в Киев и приказал всем жителям принять новую веру. Массовое крещение киевлян, согласно летописи, происходило на реке Почайне. Впоследствии то же самое произошло в других городах, в результате чего христианство стало ведущей религией на Руси. Это был длительный сложный процесс, который растянулся на многие века, пройдя несколько важных стадий.

Христианство оказало мощное влияние на становление древнерусского государства. Именно церковь во время раздробленности княжеств выступала главным фактором консолидации. К тому же значительно расширились экономические и культурные связи со многими европейскими странами, прежде всего с Византией. Но главное, что христианство внесло положительные изменения в мировоззрение людей.

Об этом важном историческом событии «ФАКТЫ» поговорили с архиепископом Черниговским и Нежинским, спикером Священного Синода, заместителем главы Управления внешних церковных связей Православной церкви Украины Евстратием Зорей.

«Москва — не «третий Рим», а «новый Сарай»

— Владыка, Крещение Руси-Украины считают символом неделимости украинского народа и его единства вокруг идеи сильного государства и веры, символом соборности всех украинцев. Давайте совершим небольшой экскурс в историю.

— Прежде всего скажу вот о чем. Безусловно доказанный исторический факт, что христианство на современных украинских землях появилось еще в первом веке. То есть мы связываем первую проповедь об Иисусе Христе с именем апостола Андрея Первозванного, который путешествовал не только в Херсонес, но и вообще вдоль всего побережья Черного моря — есть сведения о его проповеди и на землях, которые сейчас являются частью Турции, и на территории современной Грузии. То есть нет никаких оснований ставить под сомнение, что начала христианства на землях современной Украины были заложены именно в апостольские времена и, в частности, апостолом Андреем Первозванным. Также уже есть свидетельства, что в первом и втором веках много христиан было в причерноморских городах страны (это современная территория Украины). Итак, когда мы говорим о 1033-й годовщине Крещения Руси-Украины, речь идет не о том, что именно в это время христианство появилось или его начали проповедовать на землях тогдашней княжеской Киевской державы, а ныне Украины.

На самом деле христианство имело глубокие, фактически почти тысячелетние корни. Даже если говорить о принятии христовой веры теми, кто возглавлял княжеское Киевское государство, то и это прежде всего связано не с именем князя Владимира. Потому что мы знаем из исторических источников о крещении Аскольда и Дира. Православной церковью Украины князь Аскольд прославляется как мученик, как исповедник веры. Именно с тем, что он стал христианином (принял крещение с именем Николай), связывается его убийство Олегом. Как очень хорошо известно, княгиня Ольга, жена великого князя Игоря и бабушка Владимира, также была крещена — была христианкой сама и способствовала распространению христианства в Киевском государстве.

Итак, Крещение Руси-Украины стало определенным итогом. Он заключается в том, что христианство из просто вероисповедания, которое имело определенное распространение и к которому все больше приобщались как славяне, так и варяги, жившие среди них и составлявшие, в частности, высшие слои общества (много дружинников, приближенных к князьям и сами князья имели варяжское, то есть скандинавское происхождение), стало государственной религией. Взаимоотношения между обществом, государством и христианской верой постепенно переходят на новый этап. Православная христианская вера становится главной, и государство начинает развиваться на основе христианских заповедей. Вот, собственно, это и является ключевым историческим значением крещения Руси-Украины.

Теперь о влиянии этого события на последующее развитие нашей государственности. С того момента Киевское государство начинает восприниматься другими христианскими государствами как равноправный партнер, потому что в это время происходит, с одной стороны, ряд подобных событий, когда христианство принимают и скандинавские народы, и венгры, и другие. С другой стороны, в целом складывается традиция, что христианские государства между собой общаются как державы, имеющие общую основу — христианское вероисповедание. А язычников воспринимали соответственно как нечто внешнее. Поэтому для государственного развития, для взаимоотношений с соседними народами, особенно с теми, которые уже были христианскими, прежде всего с восточной Римской империей, которую историки традиционно называют Византийской, крещение имело ключевое значение. Его плоды мы уже видим на примере правления князя Ярослава Мудрого, которого называли тестем Европы, потому что его дочери были женами ряда правителей европейских государств (наиболее известная из них королева Франции Анна Ярославна). Этот факт говорит о том, на каком уровне воспринималось Киевское княжеское государство именно благодаря тому, что оно присоединилось к христианским державам.

"Безусловно доказанный исторический факт, что христианство на современных украинских землях появилось еще в первом веке", - рассказывает владыка Евстратий (фото Facebook)

Следующим важным элементом является, бесспорно, просветительство, потому что вместе с крещением государство и наш народ присоединились к сокровищнице культуры, письменности, архитектуры, монументального искусства, пения и так далее.

Яркий пример — собор Святой Софии, где были заимствованы и архитектурная традиция, и традиция монументального искусства. Мы знаем из летописей, что при храме Святой Софии была школа. Фактически это была первая регулярная школа для обучения не только грамоте, но и тем наукам, которые были распространены в то время.

Бесспорно, имеет большое значение и то, что крещение способствовало единению Киевского государства как целостного образования, потому что мы знаем о предыдущем племенном делении — те, кто происходили из разных племен, воспринимали себя обособленно. Всем известна история о походе князя Игоря, которого убили, а потом Ольга мстила за мужа древлянам. То есть Коростень (летописный — Искоростень, сейчас это современная территория Житомирщины) был столицей древлян. Но это уже воспринималось как некое соседнее племя, как нечто внешнее по отношению к Киевскому княжеству, которое было создано на основе полянского славянского населения.

И вот Киевское государство из некоего аморфного образования, союза или сообщества различных княжеств и племен действительно становится единым мощным государством, одним из крупнейших в этой части Европы. Так что с любой точки зрения, не говоря уже непосредственно о религиозной составляющей, потому что познание людьми истины, возможность приобщиться к истинной христианской вере, услышать проповедь и богослужение на понятном языке (с введением христианства литературным языком на Руси стал церковнославянский язык, созданный примерно за 100 лет до принятия христианства болгарскими просветителями Кириллом и Мефодием. — Авт.), — все это стало сильным толчком для развития древнего Киевского государства и нашего народа.

— Недавно на сайте Кремля была опубликована статья Путина «Об историческом единстве россиян и украинцев». Там он вспомнил и о крещении Руси: «Духовный выбор святого Владимира, который был и Новгородским, и Великим Киевским князем, и сегодня во многом определяет наше родство». В 2018 году, когда праздновали 1030-летие Крещения, он говорил, что оно стало «отправной точкой становления и развития российской государственности» и «вехой, которая определила дальнейший путь развития как России, так и всего мира». Он всегда говорит, что россияне и украинцы — один народ.

— Традиция и опыт фальсификации, искажения истории в угоду настоящему — это не современное изобретение и даже не изобретение XX или XIX веков. Московия с древних времен пользовалась такими средствами, корректируя свою историю в угоду современной политической необходимости.

Приведу один пример. Известный символ русской государственности — так называемая шапка Мономаха, которая фактически использовалась как венец для московских монархов. Чем на самом деле является шапка Мономаха? Историки доказали, что это изделие среднеазиатской работы. Впервые она упоминается в завещании Ивана Калиты, который по милости татарского хана первым из московских властителей получил титул великого князя и господствующее положение относительно соседних княжеств. Так вот, в его завещании упоминается «шапка золотая». Вопрос заключается лишь в том, что это — подарок Ивану Калите от хана как знак его милости и наделение особым достоинством или Иван Калита сам заказал либо купил изделие для себя и своих наследников. Однако об этой шапке в течение многих веков ходила легенда, что якобы это царский венец, который византийский император Константин Мономах (потому она и стала называться шапкой Мономаха) передал своему внуку — великому киевскому князю Владимиру Мономаху, а тот якобы завещал передавать ее своим потомкам. И так, мол, этот символ власти оказался в руках московских князей, которые якобы являются потомками византийских императоров. Это лишь один маленький, но очень яркий пример того, как совершенно безосновательно на основе мифов русская имперская идеология привязывалась к вещам, казавшимся ей политически выгодными.

Даже говоря о Крещении Руси-Украины. Есть очень интересный исторический документ — книга, которая описывает путешествие в Москву антиохийского патриарха Макария в середине XVII века. В Украине это были времена Богдана Хмельницкого, в Московии — царя Алексея Михайловича. В этой книге можно прочитать, например, о том, что в Московии официально рассказывали о правящей династии Романовых — якобы они являются прямыми потомками римского императора Октавиана Августа. Или, показывая гостям гробницу митрополита Петра в московском Успенском соборе, говорили, что Петр — тот самый митрополит, который при князе Владимире окрестил Киев, потом — Москву, в Москве умер и похоронен: «Вот его гроб как доказательство». А то, что между событиями 988 года и смертью митрополита Петра в 1325 году прошло почти три с половиной века (!), гостям знать было не обязательно.

Так вот, еще с тех времен у Московского государства была необходимость выводить свои корни из более древней, чем на самом деле, истории. Потому что история московской государственности на самом деле начинается со времен Ивана Калиты, ее корни в Золотой орде.

Читайте также: Российские солдаты уничтожили старинный город в Крыму: подробности на уникальной выставке археологических находок в Киеве

Итак, исторически два наших народа являются соседними. В определенные времена мы жили в пределах одного государства, но это совершенно не означает нашей тождественности. Ведь даже в современной Российской Федерации есть много народов (например, татары, башкиры, удмурты и другие), которые веками живут в одном с русскими государстве, но никто не считает их одной нацией. Единство украинцев и россиян — имперский миф, призванный поддерживать захватническую политику Москвы в отношении Украины и ее амбиции. Потому что без Киева, без нашей истории, которую Кремль присваивает, корни России не в европейской традиции, а в азиатской автократии, каковой была Золотая орда. И Москва не «третий Рим», а «новый Сарай» (поволжская столица Золотой орды).

"Без Киева, без нашей истории, которую Кремль присваивает, корни России не в европейской традиции, а в азиатской автократии, какой была Золотая орда", - рассказывает архиепископ Евстратий (фото Facebook)

«Мы открыты для диалога, для общения»

— Сейчас украинская церковь переживает непростое время. Предоставление нам Томоса возмутило Русскую православную церковь. Она занимает твердую позицию относительно подчинения нашей церкви ей. По вашим словам, патриарх Кирилл поставил жирную точку несколько лет назад, когда сказал, что никогда Русская православная церковь не согласится с автокефалией Украинской православной церкви: «Мы считаем, что это наша часть, это наш центр, это наша святыня, Киев — мать городов русских, и это часть русской церковной и государственной истории». Москва пытается и дальше игнорировать реальность и работать на разделение православия. Невозможность объединения православных церквей в Украине, по крайней мере сегодня, очевидна. С 15 декабря 2018 года, с точки зрения Вселенского патриархата, бывший предстоятель Украинской православной церкви Московского патриархата Онуфрий является митрополитом в Киеве без титула. Но на официальном сайте Украинской православной церкви, как сейчас они себя называют, пишут: Блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий… Хоть какой-то диалог между Епифанием и Онуфрием есть?

— Во-первых, никаких канонических препятствий для нашего общения нет. Если бы не влияние извне, не вмешательство Российской Федерации, события развивались бы по другому сценарию. Во-вторых, Москва всеми силами и средствами через все каналы влияния — явные и тайные — пытается это разделение поддерживать. Для чего? Потому что без Украины не только российская имперская идея теряет силу, но и Русская православная церковь из суперструктуры, до сих пор имеющей имперский вид (так как является слепком российской модели, которая существовала в советское время), без власти над Украиной превратится просто в одну из крупных церквей. Большую, но одну из. Потому что в Украине до сих пор сосредоточено примерно сорок процентов всей структуры Русской православной церкви. Поэтому, борясь за воплощение в жизнь имперской идеи, Москва всячески препятствует тому, чтобы в Украине была единая православная церковь, и всячески торпедирует любую возможность диалога и общения.

Вручение Томоса Вселенским патриархом Варфоломеем предстоятелю ПЦУ митрополиту Епифанию (фото facebook.com/oleksandr.drabinko)

При жизни покойного митрополита Владимира (Сабодана) вопреки воле и желанию Москвы делались хоть и осторожные и очень сложные, но все же шаги для того, чтобы начать диалог. Были даже официальные встречи, было общение. С приходом к руководству этой митрополией Онуфрия все возможности для диалога просто закрылись. Ни он сам, ни его окружение не желают вести диалог. Они декларируют, что хотят, чтобы в Украине была единая церковь, но это единство видят лишь в одном — в подчинении Москве. Поскольку Православная церковь Украины на такие шаги никогда не пойдет и не откажется от своей церковной независимости, тем более утвержденной и благословленной Вселенским патриархом, соответственно, они просто не видят предмета для диалога. Но это не значит, что диалога не будет, что ситуация не изменится, что в конце концов в Украине не будет преодолен церковный раздел.

Читайте также: Томос — это не только украинский вопрос, речь о спасении мирового православия, — известный ученый

Когда-то казалось невозможным, что будет предоставлен Томос об автокефалии, что увенчается успехом более чем столетняя борьба за церковную независимость, но теперь это уже реальность. Также может показаться сложным и невозможным для реализации то, что в Украине будет единая православная церковь. Но рано или поздно это будет. И мы как Православная церковь Украины работаем над тем, чтобы это произошло раньше. Мы открыты для диалога, общения, нам нечего бояться, скрывать и стесняться. Двери наших храмов и наши сердца открыты для общения и единения со всеми православными в Украине.

— Следующий вопрос о связи религии и политики. Одни религиозные лидеры считают эту связь недопустимой, другие — неизбежной. Повышение роли церкви в государстве создало для политиков дополнительный инструмент манипуляций. Довольно часто они умело разыгрывают религиозную карту, используя церковь для борьбы за электорат. Как вы к этому относитесь?

— Надо различать определенные вещи — что возможно и допустимо, а что выходит за красные линии. Когда речь идет о взаимодействии, диалоге, сотрудничестве различных институтов гражданского общества, это процесс объективный и признак здорового общества. Потому что и государство, и церковь являются одними из институтов гражданского общества. Причем обе — древнейшими по времени своего происхождения и существования. Поэтому совершенно правильно и естественно религиозным сообществам и государственным и негосударственным институтам (общественные организации и другие) вести диалог и сотрудничество.

Читайте также: Украинское общество напоминает заключенного, который уже на свободе, но поет тюремный шансон, — Святослав Шевчук

Другое дело, если речь идет именно об использовании. Когда, например, какая-то религиозная община внушает своим прихожанам, что надо поддержать только определенного политика или определенную политическую партию: «Если не будете за них голосовать, вы совершаете грех». Мы видели, как в этом плане происходило взаимодействие Московского патриархата с Партией регионов и лично Виктором Януковичем. К чему это привело? На самом деле никакого успеха ни политической силе, ни религиозной общине это не принесло. Потому что и те, и другие от этого получили лишь унижение своего положения и авторитета.

И Блаженнейший глава Православной церкви Украины Епифаний, и архиепископ Евстратий всегда подчеркивают, что открыты к диалогу и общению (фото Facebook)

Здоровое сотрудничество на благо общества должно быть. А когда происходит откровенное манипулирование, общество должно иметь от этого своеобразную прививку, а церковь должна от этого отстраняться. Политики обязаны понимать, что таким поведением они могут навредить самим себе. Как бывший президент Янукович.

«Если нет Бога, нет вечной жизни, нет души, то в чем тогда смысл этой жизни?»

— Сейчас Украина переживает период хаоса и турбулентности. И это связано не только с коронавирусом. Какое значение, на ваш взгляд, имеет вера в такие сложные для государства времена?

— Как и в любые сложные времена, вера играет особую роль, потому что, когда человек рано или поздно приходит к выводу, что своими собственными силами, знаниями, возможностями он не может не только достичь всех тех целей, которые ставит перед собой, но и даже защититься от угроз или противостоять возникающим перед ним вызовам и опасностям, и осознает, что есть высшее измерение бытия, есть духовная сила, то человек к ней обращается. Он просит Бога помочь, наставить, придать сил.

Сила веры помогает преодолевать даже смертельную опасность. Если бы человек не осознавал, что есть вещи, важные с точки зрения вечности, превосходящие все временные земные потребности и даже саму жизнь, он был бы не способен бороться за лучшее. Потому что видел бы все только как временное и малосодержательное метание в течение нескольких десятков лет жизни. Ради чего? Если нет Бога, нет вечной жизни, нет души, то в чем тогда смысл этой жизни? Есть, пить, воспроизводиться в новых поколениях, гоняться за какими-то материальными благами и удовольствиями? Но даже все это — ради чего? Если человек умер, разложился и исчез из бытия, то какой смысл, что он делал или не делал, так себя вел или иначе? Какое это для него имеет значение?

Только вера придает смысл и значение не только величественным вещам, которые касаются вечности, но даже обыденным. Потому что когда вера в Бога, заповеди Господни, слова Писания побуждают любить ближних, проявлять милосердие, быть сдержанными, честными, справедливыми и так далее, то общество, которое строится на таких принципах, очевидно, будет лучшим, чем-то, которое строится на основе эгоизма, беззакония и лжи. Мы, собственно, это видели. В нашей истории совсем недавно была попытка создать рай на земле без Бога. Но вместо того вожделенного рая, который был обещан, коммунисты построили большой концлагерь, залили землю кровью и покрыли горами трупов. Поэтому без Бога, без веры на самом деле никто не сможет не только достичь чего-то лучшего в вечности, но и создать что-то хорошее в этой временной жизни.

Поэтому так важно (и мы, собственно, на этом сосредотачиваемся) обращать внимание на такое, казалось бы, давно минувшее историческое событие, как Крещение Руси-Украины. Оно для нас актуализируется тем, что снова и снова напоминает о духовных основах, на которых должны строиться государство и общество.

— Сегодня многих граждан очень тревожит активизация так называемой пятой колонны. Все чаще раздаются пророссийские высказывания, призывы мириться с государством-агрессором и наладить диалог с оккупационными администрациями Донбасса. Нас будто подталкивают к этому «русскому миру». Как вы к этому относитесь?

— Надо понимать, что есть объективная правда и объективная неправда. Примирение — это как процесс лечения. Есть два способа: можно лечить симптомы, а можно — причины. Известно, что настоящее лечение достигается лечением причины. А если, не поставив диагноз, начать снимать боль обезболивающими средствами, а температуру — жаропонижающими, не влияя на причину болезни, и считать, что этого достаточно, очевидно, что это не лечение. То же касается и войны. Надо бороться не с симптомами, не со следствиями, а с причинами.

А для этого нужно их называть. Причина есть, она одна и простая. Это российская агрессия против Украины. Если бы ее не было, не было бы никакой войны. Даже за годы независимости Украина пережила много внутренних политических кризисов, но ни один из них не привел к серьезному, тем более вооруженному противостоянию. Пока Москва не вмешалась, у нас не было военных действий. То есть настоящий мир возможен, только когда агрессор оставит Украину в покое.

Мы понимаем, что никакие разговоры с жителями Донбасса и с теми, кто представляет там власть так называемых «народных республик» (то есть оккупационную власть), не имеют смысла. Потому что не в них причина конфликта, не они его сгенерировали. Они инструменты. Их используют. А причина находится в Кремле. Пока кремлевские властители не изменят свое отношение к происходящему и действительно от слов о мире не перейдут к делам, которые свидетельствовали бы о желании достичь мира, разговоры о таких вещах — лишь теория и абстракция. Очень хорошо в свое время охарактеризовал Советский Союз (а нынешняя путинская Россия — это реинкарнация позднебрежневского или андроповского СССР) покойный американский президент Дональд Рейган.

"Пока Москва не вмешалась, у нас не было военных действий", - говорит владыка Евстратий

— Он сказал, что это империя зла.

— Да. Пока эта империя зла как система не развалится, как распался Советский Союз, трудно говорить о достижении полного и справедливого мира. Потому что единственный мир, который эта империя зла может предложить, — это рабство и оккупация. Мы жили в рабстве более трехсот лет. Наелись до отвала.

«Непобежденный — тот, кто не побежден в душе»

— Раньше мы говорили о расколе страны по географическому признаку — Восток, Запад, Центр. Сейчас — больше по отношению к советскому прошлому, России, войне, будущему. Мы живем в эпоху реального столкновения цивилизаций. Как нам объединить страну? На основе чего мы можем объединиться?

— На основе объективной правды.

— Простите, но правда у каждого своя.

— Нет. Есть свое понимание правды. Возьмем такой пример. Если вы будете смотреть в окно и я буду смотреть в окно, то, что мы видим за окном, отличается. Но это не значит, что мир, в котором мы живем, разный. Это один и тот же мир. Просто мы субъективно воспринимаем то, что видим рядом и вокруг себя. В Писании сказано: «Познайте истину, и истина освободит вас». Так вот, даже если это болезненная истина и даже когда она призывает к исправлению ошибок, к тому, что на церковном языке называется покаянием, это тоже надо проходить. То, что делается или было сделано неправильно, надо исправлять. А то, что кому-то, возможно, не нравится, но соответствует истине, надо отстаивать и за это бороться. Но истиной нельзя жертвовать в угоду кому-то. Потому что это всегда оборачивается плохими последствиями. В сегодняшних условиях мы должны делать то, что можем. Потому что есть вещи, которые объективно от нас не зависят, и мы не можем сделать их сегодня или завтра. Надо делать то, что мы должны и способны.

Можем ли мы бороться за Украину? Можем. И мы боремся за нее. Можем противостоять врагу? Можем и должны. Можем изменять к лучшему жизнь в Украине — экономически, политически, общественно, информационно? Можем. Каждый на своем месте должен делать тот вклад в это благое дело, который ему по силам. Таким образом, если каждый возле себя что-то улучшит, то объективно и для всех вместе станет лучше. Но если только сидеть и ждать, что кто-то придет и что-то сделает за нас, на самом деле ничего не произойдет. Поэтому мы как церковь больше тридцати лет боролись и в дальнейшем будем бороться за утверждение нашей украинской идентичности. Мы не ждем, что кто-то примет закон, который обяжет, скажем, проповедовать на украинском языке. Церковь на родном языке родного народа проповедует и проводит богослужения с самого начала своего возрождения, открывает правдивую историю, воспитывает новые поколения священнослужителей, посылает капелланов и волонтеров на фронт, чтобы помогать тем, кто даже ценой собственной жизни защищает нас от агрессии. И так далее. То есть делай в сложившихся условиях то, что можешь. Все остальное нам поможет делать Господь.

— Сможем ли мы выстоять в таких чрезвычайных испытаниях?

— Есть такая пословица: «Самая темная ночь — перед рассветом». Поэтому я не просто верю, но и вижу на очень многих примерах, что, казалось бы, в наиболее трудные времена и в самых безвыходных ситуациях Господь помогал нашему народу и нашей церкви двигаться вперед. Поэтому я абсолютно убежден, что как с Божьей помощью мы смогли выстоять и утвердиться как государство и как церковь за эти тридцать лет, так же с Божьей помощью будут преодолены и внешняя агрессия, все вызовы и проблемы, стоящие сейчас перед нами и кажущиеся неразрешимыми.

Читайте также: Правильно российская пропаганда запугивает россиян Украиной, — Елена Рыковцева

Бесспорно, это не означает окончательной победы. Что мы достигнем некой точки и после этого не будет никаких проблем и неурядиц, все будет хорошо. В этом мире такого быть не может. Это достижимо только в вечности. Но то, что мы можем и способны достигать лучшего, и то, что правда, как не раз доказала история, рано или поздно, но обязательно побеждает, что темнота рассеивается, зло отступает, для меня неоспоримый факт. И это как раз лично меня вдохновляет на дальнейшую работу. Вспомним замечательное стихотворение великой дочери украинского народа Леси Украинки (в феврале этого года мы отмечали 150-летие со дня ее рождения) «Contra spem spero!» («Без надежды надеюсь»). Даже когда все внешние признаки побуждают нас опустить руки, надо двигаться вперед. И это позволяет духу побеждать. Непобежденный — тот, кто не побежден в душе.

— Вы верите в то, что вернутся Крым и Донбасс?

— Абсолютно. Я уверен в этом. Когда разрушилась коммунистическая система, освободились народы, которые были ею порабощены. Так же, когда рухнет путинская автократия, народы, страдающие от кремлевской агрессии, достигнут успеха. Мы же не единственные. Страдают Молдова, Грузия, другие страны. Есть русская пословица: «Сколь веревочке ни виться, а конец все равно будет». Сколько бы Кремль ни строил карточный дом лжи, рано или поздно он развалится.

Фото в заголовке Facebook

3612

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров
 

© 1997—2021 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины.

Материалы под рубриками «Официально», «Новости компаний», «На заметку потребителю», «Инициатива», «Реклама», «Пресс-релиз», «Новости отрасли» а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер.