ПОИСК
Шоу-бизнес

Соломия Витвицкая: «Во двор дома, где живет мой папа, попала ракета»

13:05 10 марта 2022
Соломия Витвицкая

Ведущая ТСН канала «1+1» Соломия Витвицкая последние две недели разрывается между новостными эфирами и работой волонтера. Соломия сразу приняла решение, что не покинет Киев, и теперь после включения в информационный марафон отправляется на закупки или развозит еду бойцам теробороны столицы. Конечно, если нет комендантского часа. Только тогда у нее появляется время немного поспать…

— Я остаюсь в столице, потому что могу быть здесь полезной, — говорит Соломия. - Сейчас все украинские каналы объединились для новостного марафона, выходящего 24 часа в сутки. Важно, чтобы люди могли получать информацию. Особенно те, кто сейчас находится под оккупацией. У нас большая команда остается работать в Киеве и в другом городе. У нас даже есть кодовые названия «Хьюстон», «Бостон», чтобы предотвратить утечку информации и не выдавать наши офисы.

— Студия ТСН работает?

— Да, мы выходим в эфир из нее. Но если звучит тревога, то спускаемся в бомбоубежище и коллеги из других каналов «перехватывают» ленту новостей. Сейчас утром выходят даже коллеги из «Сніданку з «1+1» — это тоже очень важно.

— Помните утро 24 февраля?

— Очень хорошо. Признаюсь, я, как и многие другие, до конца не верила, что война с Россией станет реальностью. Казалось, что нас просто хотят истощить морально, свести на нет наше эмоциональное состояние. У меня на телефоне уже давно стоит «режим тишины» с 11 вечера до 9 утра — в этот момент со мной нет возможности связаться. Но 24 февраля моя подруга из Лос-Анджелеса смогла-таки дозвониться на мессенджер. Это было в шесть утра, и она сказала, что Киев бомбят. Честно говоря, я не поверила. Написала брату — он у меня военный — живет и работает в Луцке. Кстати, одна из первых ракет прилетела в их аэродром, но самолеты они успели спасти. Брат меня успокоил, и я снова легла спать.

— Вот это выдержка!

— Но на самом деле, уснуть я так и не смогла. Начали все просыпаться, писать в новостную ленту. Сейчас я шучу, что это был последний день, когда я могла выспаться. Потому что потом это стало уже невозможно.

— Была мысль уехать из Киева?

— Вообще не было. У меня, похоже, снижен инстинкт самосохранения. Наверное, такой журналистский драйв. Сразу было объявлено о марафоне, я поехала на канал, и там работа уже кипела. Но до последнего не верилось, что это все происходит на самом деле. А сейчас… Знаете, психолог сказал, что все негативные эмоции, которые сейчас царят у украинцев, лучше направлять в какое-нибудь действие.

Читайте также: Как преодолеть страхи войны: советы кризисного психолога

— А ведь, действительно, мы стали ненавидеть всех россиян.

— Я осознаю, что это не конструктивно, и пытаюсь бороться с этим чувством. Людям, разумеется, тяжело. Многие переносят свою ненависть и на нас, ведущих. Например, могут мне написать, почему я улыбаюсь в такое время. Я понимаю, что сейчас у всех свой защитный момент.

— Вы закупили продукты заранее?

— Честно говоря, нет. Правда, я купила несколько пачек гречки — она была в магазине рядом с моим домом — но тут же всю сварила для воинов теробороны. Я и окна еще не заклеила. Хотя квартиру моего отца это спасло. Он живет в Житомире, и, когда в его двор попала ракета, то у него одного из дома остались целые окна. Это было на прошлой неделе, когда был обстрел Житомира. Во дворе, рядом с жилым домом, находилась больница и школа.

— Часто приходится ночевать в бомбоубежище?

— В моем доме это, скорее, подвал. Там даже есть окна. Если мой эфир приходится на комендантский час, приходится ночевать на канале. Конечно, там есть и бомбоубежище. Оно уже достаточно оборудовано, но там все еще очень холодно. Правда, это совсем не важно.

— О чем вы мечтаете сразу после войны?

— Мечтаю всех обнять и увидеть. Родных, друзей. Одна из моих подруг осталась в Катюжанке, где сейчас рашисты. С ней практически нет связи. Мы переписывались, она находится в очень сложном психологическом состоянии. Говорит, что проверяют у всех телефоны, рашисты просто живут в домах с людьми. Короче, жизнь в оккупации. Наконец-то выехали из Бучи мои друзья — Виталий и Ульяна Пчелкины. Они — люди с инвалидностью и не могли сами выйти из дома. Ждали зеленый коридор. В их дом попала ракета, не было воды, газа, и они сидели прямо в ванне, не в силах спуститься в бомбоубежище…

Знаете, в последнее время я часто думаю, что такой сильной и объединенной наша нация еще никогда не была. Пусть она останется такой навсегда!

Читайте также: Телеведущая Анна Панова рассказала, как вражеские танки остановились прямо у нее во дворе

18126

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров