ПОИСК
Украина

Когда курс доллара может вырасти до 48 грн и выдержит ли экономика Украины затяжную войну: объясняет экономист

12:20 9 сентября 2022
экономика Украины
Сегодня цены в магазинах шокируют украинцев. Конечно, все понимают, что в стране идет полномасштабная война, однако нормально питаться становится все сложнее. Собственно, как и передвигаться. Большинство людей из-за дороговизны бензина оставляют автомобили в гаражах, а сами пересаживаются на общественный транспорт. О маршрутных такси тоже приходится забыть, потому что в той же столице проезд вырос вдвое: за одну поездку надо выложить 15 грн. Это уже не говоря о покупке одежды, обуви, стоимость которых также не осталась на предыдущих показателях.

Хотя Нацбанк прогнозирует инфляцию в Украине 30% на конец года, однако, анализируя ценники в магазинах, многие потребители уже сомневаются в этой цифре.

Угрожает ли Украине галопирующая (более 50%) инфляция, насколько готова наша экономика к затяжной войне, какова вероятность роста курса доллара до 48 грн, а евро — до 50 грн, в эксклюзивном интервью «ФАКТАМ» рассказал руководитель аналитического направления Сети защиты национальных интересов «АНТС» экономист Илья Несходовский.

«Для покрытия бюджетного дефицита сейчас НБУ печатает средства»

— По данным Госстата, инфляция в Украине в июле составляла около 22% в годовом выражении. Илья, по вашему мнению, это умеренная или все же слишком высокая цифра?

— Сегодня мы не можем объективно оценивать инфляцию в связи с оккупацией части наших территорий. Также нельзя оценивать рост цен в регионах, находящихся под регулярными обстрелами. Исследования проводятся в более спокойных регионах, соответственно они оказывают решающее влияние.

Все зависит от региона: в одном по отдельным продуктам наблюдается более высокая цена, в другом ниже. Это связано с тем, речь идет об аграрном регионе, где условно реализуется сельскохозяйственная продукция собственного производства, или нет. Как следствие, это приводит к уменьшению цены в целом по стране.

Читайте также: Россияне действительно запускают ряд механизмов, уменьшающих санкционный удар по их экономике, — Денис Малюска

— Все же стоимость пищевых продуктов существенно выросла, и это чувствуют на себе фактически все украинцы.

— Да, для людей это особенно ощутимо, прежде всего для тех, кто мало зарабатывает. Кроме того, зарплаты и в целом доходы населения снизились. Соответственно, у людей уменьшилась возможность покупать некоторые продукты. Когда люди зарабатывают значительную сумму денег даже при росте цен, это менее ощутимо, чем при уменьшении доходов.

Что касается повышения цен. Я субъективно сравнил довоенные с сегодняшними. Для этого взял за основу определенный набор продуктов в магазине, куда сам постоянно хожу, и сопоставил суммы. Так вот, у меня рост произошел на уровне 40%. Отмечаю, что к понятию инфляция относится корзина с разных цен. То есть речь идет не только о продуктах, но и коммунальных услугах, а их стоимость заморожена. Как экономист прекрасно понимаю, что есть понятие сезонного фактора. Это влияет на стоимость, и более корректно сравнивать цены, взяв аналогичные периоды 2021 и 2022 годов. Тогда можно было бы говорить о сопоставимости. В то же время, мы видим, что цены выросли и достаточно существенно. По-моему, есть большое сомнение относительно инфляции, которая считается на сегодняшний день. Даже по группам товаров, оцененным мною.

К примеру, если взять поездки: до войны условно проезд в маршрутках Киева стоил 8 грн, сейчас — 15. С другой стороны, общественный транспорт, которым пользуется значительная часть населения, не изменил свою стоимость. Это также к вопросу, насколько выросли цены и как они влияют на благосостояние наших граждан.

— Какие факторы, кроме войны, влияют на инфляцию?

— Вопрос в том, что такое инфляция. В классическом экономическом понимании это удешевление денег. У нас это произошло очень существенно. По-моему, данная инфляция достаточно высока. Однако есть два фактора.

Первый. Мировая инфляция. Мы напрямую с ней связаны. Она влияет на цены в Украине.

Второй — у нас война. Как следствие, в стране не работает много предприятий, которые раньше производили и представляли продукцию на украинском рынке. Также нарушены логистические связи: почти не функционируют морские порты. Следовательно, у нас транспортировка, например, пищевых продуктов происходит за счет железнодорожного или автомобильного транспорта. Это гораздо дороже, чем морскими портами. Поэтому есть конкретные причины роста инфляции, которые конкретно связаны с войной.

Кроме того, для покрытия бюджетного дефицита сейчас НБУ печатает средства. Определенную часть он аккумулирует через разные инструменты. Однако это аккумулирование не происходит на 100%. Как результат, проводимая в этом году эмиссия денег также влияет на инфляцию.

«Если выйти до пределов 50%, то это уже галопирующая инфляция и удержать ее очень тяжело»

— То есть можно спрогнозировать дальнейшее подорожание продуктов и других товаров?

- Сейчас определенным образом произошла стабилизация. Тот скачок цен, который был в начале войны, фактически исчерпал свои возможности для роста. Единственное, что потенциально может подорожать — газ, потому что мы еще не знаем, какой будет его цена. Если цена газа начнет существенно расти для производства, то те, кто его использует, заложат это в стоимость изготавливаемой продукции. Зима будет сложная, и этот фактор весомый.

В общей сложности выехало много людей, уменьшился платежеспособный спрос, поэтому ситуация плюс-минус стабилизировалась.

Следует говорить о том, что мы можем выйти на уровень инфляции 30% по результатам года, но не думаю, что будет больше. Потенциала для такого роста нет. Еще не сыграли роль некоторые факторы, в том числе девальвация гривны, которая у нас была. То есть цены вырастут, но в приемлемых для нас пределах.

Однако если выйти до предела 50%, то это уже галопирующая инфляция, и удержать ее очень тяжело. Монетарные факторы (эмиссии денег) очень сильно влияют на данный фактор и смогут «разогреть» его. Конечно, это отрицательный момент, но я не вижу таких рисков.

Читайте также: Самый тяжелый отопительный сезон 2022−2023: какой будет температура в квартирах и как спастись от морозов в городах

— Угрозы галопирующей инфляции пока нет?

— У нас есть риски, и о них постоянно говорит НБУ. Из-за того, что он покрывает дефицит государственного бюджета, по факту Нацбанк их аккумулирует, средства не выходят на потребительский рынок в объемах, в которых печатаются. Мы еще долго будем останавливать инфляцию. Другими словами, аккумулировать нынешнюю эмиссию будем не только до конца этого года, но и первое полугодие следующего. Есть такая опасность.

— В мирной Европе инфляция в этом году тоже выросла. К примеру, в Польше этот показатель впервые с 1996 года составляет более 15%, Чехии — 17,5% и т. д. Поэтому все чаще приходится слышать мнения, мол, из-за проблем с собственной экономикой европейцы могут приуменьшить поддержку Украины, в том числе финансовую.

— Это кремлевский нарратив!

— Однако не все украинцы это понимают. Поэтому мы должны все объяснять.

- Распространение и раздувание такого мнения — это политические оценки, проводимые соответствующими статистическими организациями в Европе. Необходимо понимать: несмотря на то, что инфляция — это плохо и цены действительно растут, интересы безопасности и те ужасы, которые сейчас происходят в Украине, для них близки и ценностно весомы. Соответственно, европейцы не готовы менять безопасность Европы и свою собственную на более низкие цены.

Конечно, настроения по поводу неоказания Украине помощи есть. Однако количество людей, готовых поддерживать такие решения в большинстве европейских стран, не очень велико. Исключения составляют такие пророссийские страны, как Сербия, Венгрия. Правда, там подобные настроения как раз не зависят от цен, а связано в целом с политическими настроениями населения.

— Сегодня мы можем говорить об определенной стабилизации театра активных боевых действий, в основном сосредоточенных на востоке и юге страны. Остальные регионы постепенно возобновляют деятельность. Сколько предприятий вернулось к нормальной работе?

— Есть конкретная статистика — 80% предприятий возобновило свою деятельность, например на Киевщине. Сейчас все зависит не от боязни обстрелов, а от возможности поставлять сырье, разрушены ли помещение, оборудование и т. д. Бизнес активно возобновляет свою деятельность. Оценки по экономическому росту более 10% на следующий год считаю абсолютно обоснованными. Это не связано с тем, что ситуация станет значительно лучше, просто предприятия, которые останавливались, начнут работать. Большинство бизнеса возобновится.

«Наши бизнесмены и предприниматели настолько стрессоустойчивы, что выживают в любых условиях»

— Однако готова ли наша экономика к затяжной войне?

— Есть классический взгляд, как должна вести себя экономика, я же говорю о нынешних реалиях.

Украинцы на протяжении всех лет независимости привыкли рассчитывать на себя, не дожидаясь поддержки от государства. Наши бизнесмены и предприниматели настолько стрессоустойчивы, что выживают в любых условиях. Это психологический фактор бизнесмена. Если у него что-то не выходит, он начинает пробовать новые подходы, переориентирующиеся на другое направление, где появился соответствующий спрос. В этом вижу скорейшее восстановление деятельности бизнеса. Именно поэтому наша экономика сможет зарабатывать деньги и она не будет переводиться на военные рельсы, о которых часто говорят.

Думаю, когда европейцы задают вопрос: как вы работаете? — они мыслят в своих реалиях, но у нас все совсем иначе. Именно поэтому многие из них и просчитались в прогнозах относительно продолжительности войны.

По моим наблюдениям, власти больше вредят, чем помогают нашим предпринимателям. Здесь преобладает показуха, а не реальные шаги.

— Давайте объясним читателям, что подразумевают, говоря о военной экономике.

— У такой экономики есть четкие характеристики. Первое — это фактически государственный заказ на вооружение и перевод части работающих предприятий на изготовление всего для фронта (снаряды, вооружение и т. п.). Так получилось, что государство не заставляло переориентироваться, сами предприятия это сделали. К примеру, начали шить одежду для военных, производить бронеплиты и т. д. В феврале-марте в некоторых регионах не хватало определенных продуктов питания. Военная экономика заключается в том, что предприятия, производящие такую продукцию, фактически переводятся под государственный контроль. Этого не произошло. Сами бизнесмены своевременно переориентировались, запустились и производят соответствующую продукцию в достаточном количестве.

Третий момент — государственный заказ. Бизнес сам находит, что и как производить и кому продавать. Вопрос не в действиях государства, которое что-то делало, а мы не воспринимаем, наоборот, оно не предприняло надлежащих шагов для перехода на военную экономику. Потому мы выдержим. Более того, уже восстанавливаемся и это будет происходить достаточно быстро. Однако заслуга в этом предпринимателей, которые стрессоустойчивы и готовы быстро восстанавливать свою деятельность. Это психологический фактор.

Читайте также: Вернется ли курс доллара и евро на довоенный уровень: рассказывает экономист Андрей Новак

— В заключение, на днях прочитала новость о том, что в следующем году курс доллара может достичь отметки в 48 грн, а евро 50. Такие цифры реальны?

- У нас фактически были две основные статьи экспорта — агропродукция, металлопродукция, а также ИТ-сектор. Сегодня по всем позициям наблюдается спад.

Относительно агропродукции. Фактически у нас нет возможности экспортировать ее за границу в нужных объемах плюс оккупированная территория.

Металлургическая продукция. Не можем отправлять металл за границу плюс разрушение предприятий: большинство из них дислоцируются в зоне боевых действий или на оккупированной территории.

ИТ-сектор. Иностранцы начали отказываться от контрактов с украинцами, поскольку есть определенный риск их невыполнения. На этих трех группах следует акцентировать. Если мы восстановимся и выровняем внешний баланс, удержим курс на нынешнем уровне. Компенсацией этого курса является помощь, поступающая из-за границы. Поскольку курс упал бы еще больше, если бы нам не помогал Запад. На следующий год все будет зависеть от того, сможем ли мы разблокировать порты и отправлять наше зерно, удастся ли возобновить деятельность металлургических предприятий. Если мы сделаем шаги по всем этим направлениям, тогда будет большой плюс и даже профицитный баланс, конечно, плюс внешняя помощь. Если нет, такие цифры вполне реальны. В то же время подчеркиваю: прогноз на следующий год лично я не делаю. Очень много факторов, которые невозможно определить. Один из них — как дальше будет развиваться война.

Читайте также: На сколько подорожают хлеб и макаронные изделия из муки нового урожая: объяснение замминистра

Иллюстративное фото: aif.ua

1530

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров