ПОИСК
Блоги

«Альтернатива сопротивлению — это ситуация, когда судьба Мариуполя постигнет Харьков и Киев», — журналист Павел Казарин о мобилизации

14:15 11 января 2024
военнные
Журналист Павел Казарин, который пошел защищать страну в феврале 2022, отмечает, что сейчас многие украинцы думают, что войну можно пережить, не сталкиваясь с ней. Но отсидеться в тылу не получится. Если не воевать в своей армии, защищая свои семьи и свою землю, то придется служить в путинской армии, о чем говорит пример людей из оккупированных украинских территорий

«В текущем году Украина будет сдавать экзамен, имя которому — мобилизация. И это будет история не только об армии. Мобилизация станет тестом на солидарность, справедливость и ответственность. А еще она будет лакмусом того, готовы ли украинцы защищать Украину», — пишет Павел Казарин в Facebook.

Формула «воевать должны добровольцы» хороша для мирного времени. Но она перестает работать, когда речь идет о полномасштабном вторжении. Для того чтобы вести войну, стране нужно три ресурса. Деньги — которые позволяют поддерживать экономику на плаву. Оружие — без которого невозможно говорить о сопротивлении. А ведь еще нужны солдаты. И если первые два ресурса нам могут поставить наши союзники, то единственные люди, способные защищать страну, живут в Украине.

Мотивация — важный фактор, но не обязательный. Люди выгорают — и даже для самого мотивированного добровольца наступает момент, когда держаться приходится уже не на мотивации, а на дисциплине. Разница между ним и тем, кто оказался в армии по обстоятельствам, не так уж велика. Если вы убедили себя, что войну способны выиграть исключительно добровольцы, зря.

Бога из машин нет. Одни предлагают отправить на фронт вместо себя депутатов/судей/полицейских. Другие говорят о том, что нужно в разы увеличить зарплаты военнослужащих, чтобы под военкоматами снова выстроились очереди. Третьи предлагают отправить в окопы тех, кто сейчас несет армейскую службу на тыловых должностях. Все эти идеи объединяет упрямая надежда, что будет воевать кто-нибудь другой.

РЕКЛАМА

Вероятно, причина состоит в том, что два года относительной тыловой стабильности приучили людей к мнению, что войну можно пережить, не сталкиваясь с ней. Что воздушные тревоги — это единственный налог, с существованием которого тыл обречен мириться. Но в том-то и дело, если какое-то решение кажется вам несправедливым, возможно, вам просто кажется. Вероятно, вы просто жили два года в долг, и теперь пора этот долг вернуть.

Переговоры — это не альтернатива мобилизации. У боящихся мобилизации возникает соблазн призвать власть к переговорам. Люди пишут в соцсетях о том, что переговоры спасут жизнь, остановят активную фазу войны и позволят стабилизировать фронт.

РЕКЛАМА

Проблема этого подхода — в его наивности с самого начала. Вся нынешняя война началась потому, что российский президент оформляет свое политическое наследие. В его системе координат захват чужих территорий важнее любой цифры в графе «потери». Ему нет смысла идти на переговоры, если он считает, что может захватить всю Украину. Поэтому наша страна не имеет выбора между «продолжением войны» и «третьими Минскими». У нас есть выбор между продолжением обороны и потерей новых территорий.

Боящиеся мобилизации должны понять, что альтернатива сопротивлению — не унизительный мир. Альтернатива сопротивлению — это ситуация, когда судьбу Мариуполя встретит Харьков и Киев. Альтернатива мобилизации — это когда счет новых «Буч» пойдет на десятки. В конце концов, судьба уже оккупированных территорий достаточно недвусмысленно дает понять, что единственный выбор, перед которым стоят украинцы, — это в какой именно армии им придется служить. Можно в своей. А можно в оккупационной.

РЕКЛАМА

Мобилизация — это история справедливости. Ушедшие в армию в 2022-м все это время отдавали своей стране непропорционально много. Относительная безопасность и комфорт тыловой жизни были возможны благодаря тем, кто все это время жил в максимально опасных и некомфортных условиях.

Если у вас возникает соблазн чувствовать себя жертвой мобилизации, то вы ошибаетесь. Жертвой мобилизации могут считать себя только те, кто по итогу процесса не сможет снять с себя пиксель. А это случится только в том случае, если вы решите пиксель на себя не надевать.

Кстати, именно по этой причине любые разговоры об «имущественном цензе» в рамках мобилизации лишены смысла. Если величина зарплаты и уплаченных по ней налогов станут основанием для «бронирования», это нарушит тот же принцип справедливости.

Во время Гражданской войны в США армия северных штатов в какой-то момент начала ощущать дефицит людей. Тогда Конгресс принял первый в истории страны закон о призыве. В нем прописали возможность отсрочки — за $ 300 человек мог откупиться в год. Вскоре представители низов стали говорить, что идет война богатых, где сражаются бедные. В июле 1863 года эта политика привела к мятежам. Если вы смотрели фильм «Банды Нью-Йорка», можете вспомнить, о чем идет речь. Было бы ошибкой принимать на вооружение принцип, угрожающий социальным взрывом.

Экономический тыл удержат без вас. У многих есть соблазн объявить себя основой экономики. Они говорят о том, что призыв гражданских нанесет удар по стабильности страны. Они забывают лишь о том, что в случае успешной мобилизации в экономику страны через год снова вольются все руки, которые последние несколько лет держали оружие.

Нет оснований полагать, что эти руки не удержат экономический тыл. Тем более что многие из тех, кто служит в армии сегодня, были до войны вполне успешными бизнесменами, специалистами и айтишниками. Они просто два года удерживали фронт, оставив тыл на вас. А теперь ваша очередь".

Вместе с тем, военный Мирослав Гай считает, что даже когда в армию призовут новых людей, это сразу не улучшит ситуацию на фронте. Ведь в Силах обороны Украины не хватает вооружения.

Материалы, опубликованные в рубрике «Блоги», отображают мнение автора и могут не совпадать с позицией редакции.

852

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров