Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 571 тысяча 920 человек (данные MMI Украина)
Галина Лукьянчук

Неожиданный поворот

Галина Лукьянчук: «Борьба за старшую внучку меня закалила, поэтому от ее сестрички я и не думала отступаться»

Ленина БЫЧКОВСКАЯ, «ФАКТЫ» (Житомир)

02.04.2014

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

У героини публикации «ФАКТОВ» социальные службы попытались отобрать и младшую внучку — к счастью, безрезультатно. На днях семья воссоединилась

«ФАКТЫ» уже рассказывали, как на Житомирщине социальные работники отобрали внучку у бабушки-опекуна из-за того, что вместе с ними проживал ее сын, страдающий синдромом Дауна. Четырехлетней Лизе пять месяцев пришлось провести в интернате. Девочка так сильно скучала по родным, что практически не отходила от окна. Историей заинтересовались правоохранительные органы, а также украинские и зарубежные журналисты.

«Казалось, надо мной открыто издеваются, однако я послушно выполняла все предписания чиновников»

— Лизонька находится на моем попечении с пятимесячного возраста, — говорит Галина Лукьянчук из райцентра Барановка Житомирской области. — Ее мать (мою дочь) лишили родительских прав. С нами живет и мой 27-летний сын Виктор, родившийся с синдромом Дауна. Сынок хоть и взрослый, но тихий и добрый, как котенок. С Лизой у Виктора прекрасные отношения: они вместе играли в песочнице, учили азбуку.

По словам Галины Павловны, проблемы начались примерно два года назад. До этого у социальных служб претензий к бабушке-опекуну не было.

— Во время очередного визита в наш дом кто-то из социальных работников заметил, что малышка спит на старом диване, — продолжает Галина Лукьянчук. — Я тут же купила Лизе новую кровать за три тысячи гривен. Вскоре поступило новое замечание: у девочки нет личного комода. Я не стала спорить и в тот же день приобрела за тысячу гривен красивый комод. Потом мне велели купить новый журнальный столик для ребенка, затем соцработникам не понравилось, как в шкафу… сложены детские вещи. Например, колготкам надо выделить одну полку, платьицам — другую, кофточкам — третью. Казалось, надо мной открыто издеваются, однако я послушно выполняла все предписания чиновников.

Но и на этом дело не закончилось. Заявили, что в моем доме… неуютно: шторы немодные, люстра неприглядная. Приобрела я новый тюль, заказала ламбрекены, сменила люстру. Затем пришлось поменять… оконные рамы, ванну и даже батареи парового отопления. Дом у меня большой: четыре комнаты, кухня, просторная веранда. Пришлось потрудиться, но чего не сделаешь ради любимой внучки.

А при следующей проверке работники службы по делам детей вдруг обратили внимание на моего сына Виктора. И заявили, что в этот раз я «попала по-крупному», теперь уж точно лишусь опекунства.

При совместном проживании с ребенком, объяснили Галине Павловне, ее сын может нанести вред девочке, хотя семья последние четыре года спокойно обитала под одной крышей. Работники органов опеки — якобы для того чтобы предупредить беду — решили «разделить» маленькую Лизу и взрослого инвалида. Скрепя сердце, женщина решила отвезти Витю к родным.

— 27 лет назад муж велел мне отказаться от только что родившегося больного сына, иначе бросит меня, — продолжает Галина Лукьянчук. — Я выбрала ребенка, с мужем развелась. Никогда в жизни не подумала бы, что много лет спустя мне снова придется делать непростой выбор. Объяснила сыну сложившуюся ситуацию. Виктор сказал, что я должна оставить дома Лизу, потому что она маленькая и в интернате будет плакать. На коленях попросила у сына прощения и отвезла его в село к моим отцу и младшему брату. А сама отправилась в управление по делам детей и сообщила, что проблема решена: Виктор больше не будет видеться с племянницей.

Однако это не повлияло на решение социальных служб. 10 июня 2013 года маленькую Лизу отправили в один из житомирских приютов.

*Здравый смысл восторжествовал: опекуном Лизочки осталась ее бабушка Галина Лукьянчук

Специалистов, изучающих синдром Дауна, такая ситуация возмутила.

— У парня коэффициент агрессивности равняется нулю, — говорит психолог по работе с детьми с синдромом Дауна Надежда Грицюк. — Если к Виктору кто-либо из окружающих вдруг проявит агрессию, он в ответ может лишь заплакать. 27-летний парень отвечает на вопросы на уровне маленького и очень доброго ребенка. Судя по его рисункам, пятилетняя племянница Лиза для него очень важна и является центром семьи.

Видимо, эти аргументы сотрудникам службы по делам детей Барановской районной госадминистрации не показались убедительными, потому что они подали в суд.

Пока длились судебные тяжбы, малышка вынуждена была жить в интернате. Бабушка регулярно ездила к внучке в гости, возила сладости и игрушки. Обе очень тяжело переживали разлуку. Страдал и Виктор.

— Внучка исхудала, стала плохо кушать, не спала по ночам, — вспоминает Галина Павловна. — Если раньше Лиза была веселой, пела песенки, то теперь все время грустила. Плакала, уговаривала забрать ее. Очень страдал и мой сын, просил, чтобы его вернули домой. Не понимал, почему его разлучили с матерью и племянницей. Я разрывалась между поездками в интернат к внучке, в село к сыну и судебными заседаниями.

— Лиза всегда приходила в детсад ухоженной, в красивом платьице, обязательно с бантиками, — говорит воспитатель Барановского детсада «Солнышко» Людмила Орищук. — У девочки достаточный словарный запас, соответствующий ее возрастному периоду, она логически строит предложения, рассказывает стишки на память, умеет ладить с детьми. Ребенок комфортно чувствует себя рядом с бабушкой. Было непонятно: по каким причинам забрали у нее внучку, на основании чьих свидетельств? Лично ко мне по поводу Лизы никто из представителей соцслужб не обращался. Считаю, что ребенка отобрали безосновательно.

Здравый смысл восторжествовал. Житомирский апелляционный суд оставил в силе решение суда первой инстанции: опекуном девочки осталась бабушка. Галина Лукьянчук тут же помчалась в интернат за Лизой.

— Когда увидела внучку, не помнила себя от счастья, — волнуясь, рассказывает Галина Павловна. — А Лизонька радостно протянула навстречу руки: «Ты за мной?» Малышка просто сияла!

«Детский смех — это самое прекрасное на земле»

На следующий день Галина Лукьянчук отправилась в село за сыном. Однако радоваться тому, что семья воссоединилась, пришлось недолго. Женщина узнала, что соцслужбы отобрали у ее 25-летней дочери Ольги, которая живет в соседнем селе, годовалую малышку Ангелину. Похоже, чиновники занялись этой семьей, как говорится, надолго и всерьез.

— Объяснили просто: на момент обследования условий проживания Ангелины представителей соцслужб не удовлетворил запас продуктов, — объясняет Галина Павловна. — Трехлитровые банки, в которых хранились крупы, были заполнены только наполовину. Оказывается, банки должны всегда быть полными. Кроме того, в доме на момент посещения мать отсутствовала, а за Ангелиной присматривал гражданский муж Ольги. Для соцслужб это стало веским аргументом, чтобы забрать ребенка.

И все же почему такое пристальное внимание уделяется именно этой семье? Вопрос не дает покоя не только журналистам, но и жителям Барановки.

— В нашем райцентре немало семей, где дети абсолютно никому не нужны и живут сами по себе, — объясняют люди. — Их родители пьют, в домах полная антисанитария, а ребятня сама себе готовит еду, стирает. Почему эти семьи не интересуют соцслужбы?

К счастью, долгая история, из-за которой страдали все члены семьи Лукьянчук, наконец, закончилась. На днях полуторагодовалая Ангелина после пяти месяцев пребывания в доме ребенка вернулась в семью, где малышку все любят.

— Сначала мы просили начальника службы по делам семьи Барановской райгосадминистрации по-хорошему отдать нам ребенка, — говорит Галина Лукьянчук. — Однако чиновница заявила, что ни за что не отдаст девочку ни матери, ни бабушке. Ничего не оставалось, как обратиться в суд. Несколько месяцев длились судебные разбирательства, а маленькая Ангелина все это время находилась в Новоград-Волынском доме малютки. Конечно, я ее навещала.

Помню, когда приехала к Ангелине первый раз, сотрудники дома ребенка не поверили, что я ее родная бабушка. Оказывается, их оповестили, что у ребенка… нет родственников. Благодаря тому, что я уже имела дело с соцслужбами, такой информации не удивилась.

Борьба за Лизоньку меня закалила, поэтому от ее сестрички я не собиралась отступаться. Похоже, это поняли и чиновники. Служба по делам детей неожиданно отдала нам ребенка, не дожидаясь решения суда.

*Благодаря этой истории дочь Ольга помирилась с Галиной Ивановной и теперь с сестричкой Лизы Ангелиной живут все одной семьей

Неужели соцработникам приносили радость наши страдания? Иначе как понять, почему столько времени нужно было издеваться над семьей? И все-таки в этой истории есть положительные стороны. Мы стали более дружными. Я помирилась с дочерью. Сейчас Оленька с Ангелиной живут у нас. Верим, что теперь все наладится.

Полуторагодовалая Ангелина дома старается во всем копировать старшую сестру. Если Лиза танцует, она тоже пускается в пляс, если старшая сестра садится читать, то и младшая тянется к книжке. Виктор вместе с девочками играет, танцует, рисует.

Пока мы разговаривали с Галиной Павловной, дети расшалились вовсю: танцевали, пели песни, читали вслух книжки и смеялись так громко, что нам порой приходилось повышать голос, чтобы услышать друг друга.

— Пусть шалят, — говорит женщина. — Детский смех — это самое прекрасное на земле.

Фото из альбома Галины Лукьянчук

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

В связи с участившимися провокациями и попытками разжигания межнациональной розни мы приняли решение временно отключить возможность комментирования материалов на сайте.
Загрузка...

— На улице гололед. Мечта о том, что мужчины будут у моих ног, начинает осуществляться. Пока сходила в магазин, двум помогла встать, а с одним даже... полежала!

Загрузка...