Станислав Клих

Тенденция, однако

Киевлянина, поехавшего в Россию к беременной невесте, уже месяц без объяснений удерживают в СИЗО

Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

16.09.2014

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

За последние несколько месяцев СМИ не раз сообщали о том, что на территории России пропадают украинцы. Причем случается это, по информации некоторых изданий, с людьми, не имеющими отношения к событиям на востоке. Дескать, граждане Украины едут в Россию к родственникам или знакомым и… исчезают. Со временем российские правоохранительные органы подтверждают факт их задержания, но причину не называют. К сожалению, эта информация нашла подтверждение. В редакцию «ФАКТОВ» обратилась мать 40-летнего киевлянина Станислава Клиха, который больше месяца назад отправился в Орел к своей беременной невесте. Собирался вернуться через несколько дней, но почему-то оказался… в Пятигорском СИЗО.

«Вроде бы его взяли на пятнадцать суток, — сказал незнакомец. — И сейчас ему нужен адвокат»

За что могли задержать сына, мать Стаса Тамара Ивановна Клих не может даже предположить. Станислав не участвовал в военных действиях на востоке Украины и поехал в Россию с единственной целью — проведать свою невесту.

*"Наш сын не состоял в радикальных организациях и не участвовал в боевых действиях на востоке", — говорит мама задержанного украинца Тамара Клих

— Первое, что у меня сейчас спрашивают: не состоял ли сын в каких-то радикальных организациях? — говорит Тамара Ивановна. — Нет, он не имел к ним никакого отношения. Как и к событиям на востоке страны. Зимой Стас несколько раз был на Майдане. Но он не был активным протестующим, ходил туда, только чтобы увидеть исторические события. Когда зимой к нему приезжала Вика — девушка из России, — они вместе пошли на Майдан. Этим участие сына в последних событиях в нашей стране и ограничилось.

За последний год Стас несколько раз ездил в Россию. Отдыхая прошлым летом на курорте, познакомился с девушкой из Орла. Между ними завязались отношения, с тех пор они часто общались по телефону. Стас даже познакомил ее со мной — опять-таки по телефону. Время от времени мы с Викой созванивались, а зимой она была у нас в гостях. Хотела приехать и весной, но побоялась — к тому времени ситуация на востоке начала все больше накаляться. Стас хотел с ней встретиться, но ехать в Россию тоже не рисковал: вдруг начнется война, и он не сможет вернуться? А в начале августа вдруг заявил, что все-таки поедет в Орел. «Вика говорит, что беременна, — сообщил сын. — И почему она сказала об этом только сейчас? Я должен к ней приехать хотя бы на пару дней».

Казалось бы, что в этом такого: поехать в соседнюю страну на несколько суток? Но меня вдруг охватила тревога. Появилось предчувствие, что может случиться что-то нехорошее. Я попыталась отговорить Стаса от поездки, но он уже принял решение. «Мам, 12 августа мне на работу, поэтому уже 11-го я буду в Киеве. — Но я не могу к ней не приехать».

*Последний раз Станислав выходил на связь 25 августа

Сын поехал в Россию на автобусе Киев — Орел. Последний раз звонил мне с автовокзала. А уже будучи в Орле, связался по скайпу с двоюродным братом. Сообщил, что нормально доехал, и попросил передать мне, что с ним все в порядке. А 11 августа мне на мобильный перезвонил какой-то парень с грузинским акцентом: «Тамара Ивановна? Вашего сына задержали, он находится в орловском СИЗО. Я сидел вместе с ним, и он попросил меня перезвонить вам». Я подумала, что ослышалась. За что его могли задержать?! На этот вопрос незнакомец не ответил. «Подробностей не знаю, — сказал. — Вроде бы его взяли на пятнадцать суток. И сейчас ему нужен адвокат». Парень пообещал, что постарается еще что-нибудь выяснить и перезвонить. На следующий день я позвонила ему сама. «Никаких новостей, — сообщил парень. — Мне никто ничего не говорит». Я попросила его хотя бы навестить моего Стаса в СИЗО, принести ему еды. «Мы с мужем уже едем в Орел, — сказала. — И обязательно вас отблагодарим». Незнакомец поинтересовался, как именно мы это сделаем. И с тех пор больше не брал трубку.

Родители Станислава Клиха тем временем сами пытались выяснить, за что задержали их сына, и перезвонили в орловский СИЗО.

— Там сначала не хотели с нами разговаривать, — продолжает Тамара Ивановна. — Дескать, не имеют права сообщать такую информацию. Но, услышав, как я плачу, дежурный в СИЗО сказал: «Ваш сын действительно у нас. Он пробудет здесь до 23 августа. Извините, но я больше ничего не могу вам сказать».

К поискам сына присоединился его друг из Москвы, руководитель одного крупного предприятия. Ему удалось выяснить, что якобы Стаса задержали на 15 суток за неповиновение сотрудникам правоохранительных органов. В чем проявлялось это неповиновение, ему тоже не сказали. Более того, официально в правоохранительных органах ему ничего не сообщили. Все, что нам удалось узнать, сказали сотрудники СИЗО.

— А что говорила невеста Стаса, к которой он ездил в гости?

— Она долго не выходила на связь. Когда же я все-таки ей дозвонилась, Вика сказала: «Я ничего не знала о задержании. Стас побыл у меня один день и уехал. Перед его отъездом мы немного повздорили, поэтому я ему не перезванивала». А на следующий день мне опять позвонили с незнакомого номера. Это был… Стас! «Мама, ты только не переживай, — попытался успокоить меня сын. — Мне тут дали телефон, но через несколько минут его уже не будет. Меня отпустят 23 августа. Приеду — все расскажу». Я спросила, за что его задержали. «Я ничего не понял и не понимаю до сих пор, — сказал Стас. — Я был в гостинице. Внезапно в мою комнату ворвались полицейские и заявили: «Вы из «Правого сектора»?" Я сказал, что не имею к этой организации никакого отношения. Предъявил документы. Думал, что это какая-то ошибка. Но полицейские меня задержали и отвезли в СИЗО. В чем обвиняют, до сих пор не сказали».

«Они ищут какой-то компромат. Поднимай на ноги всех, кого только можешь!»

— На этом наш разговор прервался, — рассказывает Тамара Ивановна. — С тех пор я каждый день перезванивала в СИЗО и спрашивала у дежурного, все ли в порядке со Стасом. Тот отвечал, что все нормально. А 22 августа, когда мы с мужем уже выехали в Орел (хотели встретить сына), дежурный сообщил, что Стаса перевели в Ессентуки. «Приезжали следователь и какой-то адвокат из Москвы, — сказал дежурный. — Они распорядились перевести его в другой СИЗО. Больше ничего не знаю».

Я каждые пять минут звонила по номерам телефонов, с которых мне перезванивал сын, но никто не отвечал. За это время куда я только ни обращалась — и в милицию, и в СБУ, и в посольство Украины в России. Все обещали помочь, но ничего не могли выяснить — российская полиция не давала никаких объяснений. Даже не называли статью, по которой задержали моего сына. Как вообще такое может быть? Ведь они обязаны это сообщить — если не нам, то хотя бы в украинское посольство, которое сделало соответствующие запросы!

Единственное, что нас успокаивало, — дежурный изолятора в Ессентуках подтвердил, что у них есть задержанный Станислав Клих. А утром 25 августа сын смог мне позвонить. «Мама, нас сейчас ведут кушать, — быстро сказал. — Я не понимаю, что происходит. Мне никто ничего не говорит, но меня не собираются отпускать. Здесь много таких, как я. Ребята тоже из Украины, ехали в Россию по личным делам, но их почему-то задержали. У всех спрашивают, не состоят ли они в «Правом секторе». И даже когда узнают, что не состоят, все равно зачем-то задерживают и держат в СИЗО. Меня спрашивают, чем я занимался в университете в 90-е годы. Мне кажется, они ищут какой-то компромат. Поднимай на ноги всех, кого только можешь!» В 90-е сын учился в Киевском национальном университете имени Тараса Шевченко и вместе со своими однокурсниками принимал участие в Народном рухе. Но какое это имеет отношение к задержанию? Я начала задавать вопросы, но связь прервалась. Через некоторое время пришла sms-ка: «Мама, меня переводят в Пятигорск. Не могу говорить». И все. С тех пор от сына не было ни одного известия.

Тамара Ивановна и ее супруг звонили в пятигорский следственный изолятор, но там с ними отказались разговаривать. В посольстве Украины в России отвечали одно и то же: «Пытаемся что-то выяснить. Но пока сведений нет». В МВД разводили руками: «Полиция Российской Федерации не дает никакой информации». Тем временем в СБУ, куда Тамара Ивановна с мужем пришли с очередным заявлением, пенсионерам сказали, что их сын — не единственный, кто за последнее время попал в подобную ситуацию.

— Сотрудник СБУ, принимавший наше заявление, сказал, что подобных обращений много, — говорит Тамара Ивановна. — Украинцев без причины задерживают на территории России, сажают в СИЗО и, вопреки всем международным договоренностям, ничего не сообщают. Что мы должны думать? За последние три недели сын не прислал ни одного сообщения. А может, он уже вовсе не в Пятигорске? Но где тогда? Во время нашего последнего разговора его голос был очень слабым, казалось, Стасу больно разговаривать. А если его там бьют, пытают? Мы не знаем, где он, и даже не можем нанять для него адвоката.

— Ситуация действительно очень странная и тревожная, — сообщил «ФАКТАМ» консул Украины в Ростове-на-Дону Василий Сердега. — Как только мать Станислава Клиха обратилась к нам, мы направили в Северо-Кавказский федеральный округ соответствующий запрос. Согласно международным договорам уже должны были получить ответ. Но до сих пор его не получили. Мы даже не знаем, по какой статье задержан Станислав и в чем его обвиняют. Продолжаем делать запросы, но пока безрезультатно.

По словам Василия Сердеги, за последнее время к нему поступило несколько подобных обращений от граждан нашей страны. Например, 18 августа на территории России задержали украинца Павла Гриневича. Подробной информации о его задержании в украинское консульство по сей день не предоставили.

— Самое ужасное, что нам никто не может помочь, — сетует Тамара Клих. — Все только сочувствуют, а найти моего сына не могут. Я считаю, что Стаса не задержали, а похитили. Как еще это можно назвать, если в течение месяца в полиции не дали никаких объяснений? А что можем сделать мы с мужем — обычные киевские пенсионеры? Когда Стас пропал, супруг попал в больницу в предынфарктном состоянии. Мне через день вызывают «скорую». Пропал наш единственный сын… На днях мне перезвонил парень из Запорожья, сказал, что его родственника тоже задержали в России без объяснения причин. Требовали, чтобы он признался в причастности к «Правому сектору»… Не понимаю, зачем все это делается. Наша семья ничего не имела против России, мы всегда адекватно относились к россиянам и к разным мнениям. И сейчас просим хотя бы сообщить причину задержания и местонахождение нашего сына. Почему этого никто не делает?

В пресс-службе Службы безопасности Украины «ФАКТАМ» сообщили, что пытаются решить этот вопрос. И просят всех, чьи родственники попали в подобную ситуацию, обращаться в СБУ.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter


Загрузка...

Мужик приходит домой пьяный, все лицо в помаде, на одежде длинные рыжие волосы… Жена: — Ну и что ты на этот раз придумаешь?! — Ты не поверишь! С клоуном подрался...