Сергей Ильницки и Роман Федорин

Сильные духом

Боец АТО Сергей Ильницкий: "Научусь жить и без ноги. В конце концов могу стать паралимпийцем"

Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

05.03.2015 7:005962

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

19-летний Сергей Ильницкий и 22-летний Роман Федорин, пострадавшие во время военных действий, получили бесплатные протезы. А на днях волонтеры сделали им сюрприз — подарили новые автомобили

— Оптимизм Сережи и Ромы поразил врачей, — говорит столичный волонтер Ирина. — Многие бойцы даже с незначительными травмами после пережитого долго не могут прийти в себя, замыкаются. Роме ампутировали правую ногу, Сергею — левую. Но, несмотря на это, они всегда улыбались. «Зачем расстраиваться из-за того, что уже не можешь изменить? — сказал как-то Сережа. — Жизнь на этом не заканчивается. Справимся». Тогда еще оба были лежачими больными и не знали, что неравнодушные люди собирают для них деньги. Ребята даже подумать не могли, что совсем скоро начнут ходить".

Сейчас Сергей Ильницкий и Роман Федорин — лучшие друзья. Они все время вместе: вдвоем лежали в больнице, вдвоем ездили на реабилитацию в Трускавец. Встречая во дворе госпиталя двух невысоких ребят на костылях, большинство врачей называли Рому и Сережу братьями. Никто не мог поверить, что до событий на востоке они даже не были знакомы.


*"Мы только познакомились, а уже казалось, что росли в одном дворе", — говорят Сергей (слева) и Роман (фото предоставлено благотворительным фондом «Центр помощи»

— Мы не знали друг друга до тех пор, пока не попали в Киевский военный госпиталь, — рассказывает Роман Федорин. — Нас привезли сюда с одинаковыми травмами. У меня не было правой ноги, Сереже ампутировали левую. Мы оба профессиональные военные, служили по контракту. Сережу привезли в Киев через три дня после меня. Я тогда еще до конца не осознавал, что у меня нет ноги. Не знал, как на это реагировать, чем себя успокаивать. И тут ко мне в палату переводят парня с такой же травмой. Сережа был на удивление бодрым. Представился, рассказал о себе. Я тоже вспомнил о том, как получил травму. До этого никому не рассказывал. Но с Сережей, пережившим то же, что и я, захотелось поделиться. Он точно поймет.

Восьмого июля Рома Федорин получил тяжелейшее ранение недалеко от города Счастье Луганской области, где находился в составе 80-й аэромобильной бригады. Боевики устроили нашим военным засаду и накрыли их из установки «Град».

— Я услышал выстрел, — вспоминает Рома. — Одни ребята начали разбегаться, другие пытались отстреливаться. Получившие ранение падали. Я же вообще ничего не почувствовал, но увидел, что правая нога вся в крови. Побратимы бросились мне на помощь… Когда уже летели на вертолете, думал об одном: надо позвонить маме, сказать, что меня ранили.

Романа привезли в Днепропетровск, где ему ампутировали ногу.

— Придя в себя после операции, первым делом захотел посмотреть на раненую ногу, — говорит Роман. — Поднимаю одеяло, а ее… нет. Только перебинтованная культя. Врач объяснил, что у них не было другого выхода: если бы ногу не ампутировали, я бы умер от заражения крови. «Радуйся, что остался жив», — сказал врач. В больничном коридоре меня уже ждала мама. Она плакала. Чтобы не расстраивать ее, я изобразил на лице подобие улыбки. Сказал, что не расстраиваюсь. А сам еле сдерживался.

Сергей Ильницкий — тоже военный-контрактник. Но если Рома прослужил во внутренних войсках три года, то Сережа — всего шесть месяцев.

— И меня сразу отправили в Крым, а потом — на Донбасс, — рассказывает Сережа. — Я служил в составе 79-й аэромобильной бригады. Но еще мало что умел и не был готов к войне. Но приказ есть приказ. То, что происходило на востоке, меня шокировало. На войне можно привыкнуть ко всему, кроме смерти побратимов. Я обрел там десятки друзей и большинство из них потом потерял. Страха как такового нет, он отключается. Появляется только дома, когда тебя отпускают в увольнение.

Дома в Николаеве у Сережи остались мама и девушка Оксана. Парень не стал скрывать от них, что находится в зоне АТО, но подробностей не рассказывал.

— Звонил им раз в день и говорил короткую фразу: «Я жив, со мной все в порядке», — вспоминает Сережа. — В тот день, 12 июля, мы стояли на посту в одном из населенных пунктов в Луганской области. Мы дежурили посуточно. Вечером 11 июля я заступил на пост, а уже в час ночи нас накрыли «Градами». Многие ребята погибли на месте. Когда меня, раненного в левую ногу, отнесли в более-менее безопасное место, там уже был наш командир. На нем не осталось живого места. Но он дышал, и ребята пытались оказать ему помощь. Мы пролежали там два часа, а подмога все не ехала. Все эти два часа командир, который стал для нас почти отцом, мучительно умирал. Не помогали никакие обезболивающие… Он умер у меня на руках.

Сережу, как и Рому, отвезли в Днепропетровскую областную больницу, где ему ампутировали ногу. Но даже после этого парень не упал духом.

— Мне бы не позволили это сделать мама и моя Оксана, — говорит Сережа. — Они все время были рядом. Мы с Оксаной на тот момент встречались всего полгода. Я боялся ее реакции. Нужен ли ей парень без ноги? Но когда она зашла ко мне в палату, понял, как сильно заблуждался.

— Я сразу сказала ему, что теперь он от меня не отделается, как бы ему этого ни хотелось, — улыбается Оксана. — Ужасно за него переживала. В ночь, когда их блокпост обстреляли, почувствовала, что с Сережей беда. Уже с вечера не могла найти себе места. Он не брал трубку. А когда ночью позвонила еще раз, телефон был уже «вне зоны доступа». Утром мы с мамой Сережи обрывали телефоны его друзей. Никто ничего не знал. Один из побратимов, которому я дозвонилась, сказал: «Мне очень жаль, но Сергей… погиб».

Услышав это, чуть не потеряла сознание. Но потом взяла себя в руки и продолжила поиски Сережи. Я чувствовала, что он жив.

Оказалось, боец, с которым разговаривала Оксана, перепутал Сергея Ильницкого с его погибшим побратимом, тоже Сергеем. Узнав, что ее Сережа жив, Оксана тут же приехала в Киевский военный госпиталь.

— Мне сказали, что он стал инвалидом, но об этом я думала в последнюю очередь, — вспоминает Оксана. — Без руки, без ноги — неважно. Главное — живой! Со всем остальным мы справимся. С тех пор — куда он, туда и я. Мы вместе лечились, вместе проходили реабилитацию. Думала, что мне придется утешать Сергея, но скорее он утешал меня. «Я жив, и это главное, — сразу сказал Сережа. — Научусь жить и без ноги. В конце концов могу стать паралимпийцем». Своим оптимизмом он заразил не только меня, но и Рому — соседа по палате.

— Мы с Сережей только познакомились, а уже казалось, что росли в одном дворе, — признается Роман. — Сразу подружились. Знаете, говорят, чтобы стало легче, нужно излить душу. Но я не хотел жаловаться родным, чтобы не расстраивать их еще больше. Говорить об этом с друзьями тоже не хотелось — они не воевали и просто не поймут. А Сережа понимал. Он пережил то же самое. Мы подбадривали друг друга как могли. В одно и то же время пили лекарства, потом вместе начали осваивать костыли.

— Вместе все делать веселее, — улыбается Сережа. — Тогда же появилась шутка о том, что у нас две ноги на двоих. Встать на костыли было не очень просто, но мы с Ромой стали друг для друга стимулом. Если у него что-то получалось лучше, я начинал больше стараться — чтобы не отставать. Рома точно так же. Мы стали каждый день выходить на прогулки. Втроем: я, Рома и Оксана.

Когда Сережа начал восстанавливаться, он отважился сделать любимой девушке предложение. Оксана ответила согласием.

— Я был на седьмом небе, — вспоминает Сережа. — Конечно, мой лучший друг Ромчик! Естественно, хотелось бы на собственной свадьбе быть не на костылях. Но я не мог ничего изменить и старался об этом не думать. Как вдруг к нам в палату пришли два незнакомца. Как оказалось, протезисты.

— Это были специалисты из столичной протезно-ортопедической мастерской «Ортотех-Сервис», — уточняет Роман. — Они попросили наши рентгеновские снимки, спросили, какие бы мы хотели протезы. Мы опешили: какие протезы? Это же сумасшедшие деньги! «Не волнуйтесь, все уже оплачено», — сообщили они. Но кем? Тогда мы еще не знали, что наши протезы оплатило государство. Мы с Сережей в недоумении переглянулись. «Задавайте этот вопрос волонтерам, — улыбнулись протезисты. — А нам нужно вас осмотреть».

Сережа и Рома не знали, что волонтеры благотворительного фонда «Центр помощи» собирали для них деньги. На протезы ребятам люди пересылали деньги со всей Украины.

— Это было чудо, которого никто не ожидал, — качает головой Сережа. — Специалисты из центра предупредили, что осваивать протез — дело не из простых. На это может уйти несколько лет. Врачи сказали, что будет больно, а иногда — невыносимо больно. Но я пообещал себе, что справлюсь. У меня была цель — на свадьбе, которая состоится этим летом, стоять без костылей. Мы стали осваивать протезы.

По словам врачей, ребята сделали это в рекордные сроки. Уже через месяц они ходили на протезах, опираясь на палочку. Процесс их реабилитации вместе с врачами контролировала Сережина невеста Оксана.

— Конечно, нельзя сказать, что у нас сразу получилось встать на протезы и пойти, — говорит Рома. — Поначалу было так больно, что хотелось кричать. Культя болит, по лицу текут слезы, но ты сжимаешь зубы и идешь. Раз уж начал, нельзя опускать руки. Особенно если в тебя поверили десятки людей, которые пересылали деньги на лечение.

В начале этого года ребята смогли уехать домой. Рома — в Ровенскую область, Сергей с Оксаной — в родной Николаев. С тех пор лучшие друзья каждый день созванивались. Сережа, как и хотел, пошел на плавание и стал членом паралимпийской сборной. А на прошлой неделе ребятам позвонили волонтеры из «Центра помощи» и попросили приехать в Киев. Сказали, что их ждет сюрприз.

— Я в тот же день купил билет на поезд, — вспоминает Рома. — Дело было даже не в сюрпризе. Очень хотелось увидеть Сережу.

Теплую встречу двух друзей журналисты засняли на камеру. Обещанный ребятам сюрприз превзошел все ожидания. Бойцам подарили два новеньких автомобиля «Рено».

*Эти машины ребята получили благодаря волонтерам фонда «Центр помощи»

— Собирая деньги на протезы для ребят, волонтеры организовали аукцион по продаже картин, — рассказывает директор благотворительного фонда «Центр помощи» Юрий Когутяк. — Неравнодушные люди купили картины и перечислили для Ромы и Сережи достаточно крупную сумму. Но из-за того что Министерство социальной политики увеличило компенсацию на протезирование и полностью оплатило протезы для ребят, у нас остались деньги. Их хватило, чтобы обеспечить раненым бойцам реабилитацию и купить автомобили. Они им действительно необходимы. Ни для кого не секрет, что инвалиды в нашей стране сталкиваются со множеством проблем. Иногда они просто не могут сесть в маршрутку — видя парня с палочкой или на костылях, водитель часто не хочет брать «льготника». Теперь у ребят не будет этих проблем. Благодаря автоматической коробке передач они смогут управлять автомобилями с протезами.

— Уже можем, — признается Сережа. — Из Киева в Николаев я возвращался на машине. Все это время был сам за рулем и прекрасно себя чувствовал. Ехал и понимал, что мечты сбываются. Пускай, я на войне потерял ногу. Зато обрел лучшего друга. И веру в то, что нет ничего невозможного.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Приходит жена домой навеселе. Муж из спальни говорит: — Солнышко мое, что это у тебя там упало? — Моя шубка... — А почему с таким грохотом? — Твое солнышко из нее вылезти не успело!..

Версии