Интервью со звездой Таланты и поклонники

Олег Филимонов: "На российском телевидении "Джентльмен-шоу" не любили"

6:30 31 октября 2017   2792
олег филимонов
Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

Олег Филимонов признается, что сегодня самое большое удовольствие получает от театральной сцены. Несколько лет назад он стал играть антрепризы в театре, с которым гастролирует по Украине и дает в Одессе благотворительные концерты для участников боевых действий. Олег Николаевич называет себя патриотом, признаваясь, что почувствовал это лишь с началом войны.

Зрители впервые узнали Филимонова более тридцати лет назад. Тогда команда КВН «Одесские джентльмены» показала пародию на фильм «Место встречи изменить нельзя», где Олег Николаевич сыграл Горбатого, главу ремонтной бригады телеателье «Черно-белая кошка». К тому времени Филимонов уже преподавал в Одесском государственном университете и готовился к защите докторской диссертации по филологии. Но наука так и не стала его постоянным занятием. Сначала участие в КВН, потом «Джентльмен-шоу», «Камера смеха» и теперь — театр. Есть у Олега Филимонова еще одна страсть — кулинария. Друзья называют его «кашпировским по мясу».

— Олег, правда, что собираетесь открывать ресторан?

Это мечта, которую полностью реализую тогда, когда закончу все виды деятельности. Я реально очень вкусно готовлю. У меня есть товарищ с серьезными финансовыми возможностями, тоже хороший кулинар. Однажды мы с ним хорошо выпили и решили, что откроем маленький ресторанчик, где будем сами периодически готовить. Это просто для кайфа — блюда от Филимонова и Чистякова. К тому же я еще буду петь, играть на гитаре. Такой ресторан на несколько столиков, для своих.

Ваше фирменное блюдо?

Меня называют «кашпировским по мясу». Я очень люблю супы. Прекрасно варю харчо, солянку, всевозможные крем-супы, готовлю цыплят.

От кого у вас кулинарные способности?

От бабушки. Родители работали, и я часто оставался с бабушкой. Она готовила потрясающе! И когда что-то делала, то всегда меня звала и говорила: «Смотри, Олежек, тебе это может пригодиться». И разрешала месить тесто, делать икру из синеньких. Кстати, я даже умею готовить фаршированную рыбу.

Знаю, что вы прямо с отдыха отправились на гастроли. Где набирались сил?

В Италии, в Тоскане. Это мое любимое место уже на протяжении шести лет. Мы ехали большой компанией — три пары. Снимали апартаменты в самом центре города. Выходишь и прямо, извините, упираешься в зад «Давиду» Микеланджело. Сопровождал нас в поездке мой большой друг Юрий Бужор — известный гид, выпустивший книгу «Моя Италия». И мы с ним объездили всю Тоскану, посмотрели ее, что называется, изнутри. Это было потрясающе! Конечно, не отказывали себе в традиционной итальянской еде. Сейчас, кстати, там время трюфелей.

По-богатому.

Ну, мы же не брали трюфели целыми кусками. Заказывали пасту или моцареллу буффало с «лепестками» трюфелей. Это была не столько еда, сколько удивительный аромат грибов. Во Флоренции есть находящийся напротив театра Верди ресторан, с хозяйкой которого мы знакомы уже шесть лет. Приезжая, всегда обедаем у нее. Берем знаменитый флорентийский стейк и запиваем его кьянти.

Сколько лишних килограммов привезли?


*Отдыхая в Тоскане, Олег Филимонов не отказывал себе в традиционной итальянской еде

Три. Утром после приезда стал на весы — и, о ужас! Но ничего. Начинаются репетиции нового спектакля, там я с легкостью вес и потеряю. Мы были в Италии десять дней, и, честно говоря, под конец уже хотелось домой. Слишком многое увидели и немало съели.

Что купили для себя?

Купил смокинг. В Италии это значительно дешевле, чем у нас. Особенно если речь идет о фирменной вещи. Смокинг — моя рабочая одежда, поэтому я на этом не экономлю. Сейчас у меня четыре смокинга: Зинтели, Армани, Канали и теперь Хьюго Босс. Модель не приталенная, мое пузо как раз поместилось.

Помните свой первый смокинг?

Я надел его на первую церемонию «Тэффи» в 1996 году — нас награждали за «Джентльмен-шоу». По дресс-коду полагалось быть в смокинге. Я купил его в Одессе. Итальянской фирмы Рой Робсон, а к нему еще и туфли лакированные. И поехал в Москву.

Скучаете по тому времени?

Скорее по молодости, по ощущениям, когда ничего не болело. Знаете, как у нас в новом спектакле написано: «Когда тебе двадцать, всю ночь пьешь, гуляешь, а утром встаешь, как ни в чем не бывало. В тридцать — пьешь, гуляешь, черт те чем занимаешься, правда, утром так и выглядишь. А в пятьдесят — спишь, не ешь, ничем не занимаешься, а встаешь, будто пил, ел, черт те чем занимался».

Это очень похоже на мою историю. Конечно, иногда тоскую по тем временам. Сейчас у меня главное — театр. Мы играем три замечательные пьесы, которые идут на полную катушку. Кстати, со спектаклем «Поезд «Одесса-мама» будем у вас, в Киеве, 31 октября на сцене Театра оперетты. В нашем репертуаре еще «Ураган по имени «Одесса» и «Похождения бравого солдата Швейцмана».

Говорят, «Похождения» — достаточно острая пьеса.

Она злободневная. О событиях на востоке Украины. О старом маразматике, который делает все, чтобы попасть на войну вместо своего сына. Местами это вызывает дикий смех, местами слезы. В конце концов оказывается, что войны избежать нельзя — она догоняет каждого. Моего героя берут, а сын призывается в Израиле. Просто воевать нельзя, это глупо, смешно и страшно. Такая общечеловеческая трагедия.

Мою жену в спектакле играет Руслана Писанка, которая сейчас находится в проекте «Зважені та щасливі». Поэтому постановку мы пока прекратили, Русю заменить невозможно. Ждем ее похудевшую, стройнягу. Хотя фигуру, как и бюст седьмого размера, сложно спрятать.


*Руслана Писанка в спектакле «Похождения» играет жену Олега Филимонова

Уже третий сезон в Украине идет «Лига смеха» — нечто похожее на известный всем КВН. Одним из участников является команда «Одесские манцы».

Хорошие ребята. Я слежу за проектом и за ними. В любом случае, юмором надо заниматься и направлять его в какое-то русло. Когда были «Одесские джентльмены», мы делали это совершенно по-иному. Сначала команда существовала исключительно на голом энтузиазме. Потом Валерий Хаит — легендарный капитан КВН — объединил нас в творческую группу «Клуб «Одесских джентльменов». Мы с ним объездили весь Советский Союз. Потом Алик Тарасуль придумал программу «Джентльмен-шоу».

Она была одним из телевизионных долгожителей.

Мы продержались 16 лет. Программа выходила еженедельно — это очень сложно. Мы начинали на канале ОРТ, потом перешли на «Интер». История нашего шоу достаточно успешна. Мы были одним из самых рейтинговых проектов. Даже когда произошел развал Советского Союза, мы все еще продолжали выходить. На российском телевидении нас не очень любили. Но руководитель молодежной программы всегда говорил: «Что делать с „Джентльмен-шоу“? Они дают по тридцать тысяч долларов за минуту рекламы!» Это был 1992 год. Тогда это были колоссальные деньги.

— За что же вас не любили?

Мы были слишком независимыми. Сами снимали, писали и привозили в Москву уже готовый продукт. Договорились с руководством канала, чтобы нас «не резали». И пока был Анатолий Лысенко (режиссер, продюсер, уроженец Винницы. — Ред.), нас никто не трогал. Но независимость, свой взгляд на вещи в Москве раздражали. Нас хотели редактировать, а мы отчаянно сопротивлялись. Когда в Украине открылся канал «Интер», буквально в первые дни нас вызвал его генеральный директор Александр Зинченко и сказал, что берет шоу. В течение десяти лет мы еженедельно выходили на канале, и нас тоже не трогали с точки зрения цензуры. Да и конкурентов тогда у нас не было.

А сегодня?

По правде, при нынешней обстановке, мне кажется, такой программы очень не хватает на телевидении. И не потому, что это делали мы. Пусть кто-то другой. Но она не была «заточена» на политику, сегодняшний день, конкретные реалии. Это просто юмористическое шоу для всей семьи — от бабушек до учеников школы. Такое доброе и смешное, где можно выпустить пар, нужно при любой власти.

Сегодня этого на телевидении, к сожалению, нет. Хотя я не раз предлагал множество проектов, но есть волшебное слово «не формат», при помощи которого телевизионное руководство тебе отказывает. Что это такое?! Объяснить никто не может. Но я не сетую, потому что сегодня в театре мы делаем то, что хотим.

Тогда, во время бешеной популярности «Джентльмен-шоу», были предложения переехать в Москву?

Конечно. Причем огромное количество. Но… я люблю здесь. Я никуда не хотел ехать из Одессы. То, что я патриот этого места, понял только, когда начались события на востоке страны. Я всегда был совершенно не политизированный человек. Но когда начал выступать в госпиталях и приглашать молодых раненых, контуженых ребят на свои спектакли, общаться с ними, осознал, что не смогу покинуть страну. Смотрел на этих юношей, и у меня буквально комок подкатывал к горлу. Я понимал, что благодаря им спокойно сегодня живу, могу работать.

До этого мне просто нравилось, что живу в Одессе, на море, что здесь мои люди, меня уважают и здороваются на улицах. Я тут некий народный герой. Поэтому меня никогда не манили ни Москва, ни заграница. Хотя позиции предлагали довольно денежные.

Шоу-бизнес сделал вас состоятельным человеком?

Да, хотя свои первые серьезные деньги я заработал в бизнесе. В начале девяностых торговал черным металлом. У меня была компания, и я заработал денег, на которые, собственно говоря, до сих пор потихоньку живу. Они дали мне возможность купить машину, построить дом.

А когда был гастрольный период, безусловно, заработки были существенные. Потом переключился на роль ведущего мероприятий. В этом плане я уникальный специалист. Это не хвастовство. Я часто работаю за границей, веду на двух языках. Шучу одинаково на русском и английском. Так что заработок у меня был стабильный. Сейчас, конечно, все по-другому. Театральная деятельность, по большому счету, денег больших не приносит. Просто помогает «поддерживать» штаны. Зато эмоционально это очень здорово! Никакое телевидение и кино не сравнится со сценой.

Читайте также
Новости партнеров
Загрузка...

Дети в садике: — А меня аист принес! — говорит один. — А меня из Интернета скачали! — А у нас семья бедная, папа сам все делает...