БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия Скандал

«Розинская выдвинула свою версию ДТП. Дескать, после посиделок в ресторане ей стало плохо и майор Мельниченко, который был в тот день с ней, нашел на трассе водителя и посадил его за руль»

7:20 29 сентября 2011 1905
Розинская

Киевлянин Вадим Майоров говорит, что по вине известной украинской ведущей он навсегда останется инвалидом. Теледива настаивает на своей невиновности

Несмотря на то что ДТП с участием украинской телеведущей Натальи Розинской произошло еще в октябре прошлого года, скандал вокруг него разгорелся только сейчас. ЧП случилось на Новообуховской трассе, в 35 километрах от Киева. Выехав на встречную полосу, «Мерседес» Розинской врезался в идущий навстречу «Фиат». В результате у «Мерседеса» помялся бампер, от «Фиата» же осталась груда металлолома. Водитель «Фиата» чудом выжил — по словам экспертов, если бы его сиденье не отлетело назад, в передней части автомобиля человека просто раздавило бы. Когда на место ДТП приехали сотрудники ГАИ, водителя «Мерседеса» в машине не оказалось.

«Я все ждал, что она хотя бы подойдет ко мне и вызовет «скорую»

Первый раз об аварии на Обуховской трассе прессе рассказала сама Розинская. В интервью изданию «E-motion» телеведущая сказала, что ее «Мерседес» разбился вдребезги, а сама она даже лежала в больнице.

«Я ехала по Обуховской трассе, за рулем был водитель, — рассказывала Наталья Розинская. — Виновных в аварии нет. Я благодарю Бога за то, что все остались живы и здоровы. Я после этого пребывала в страшном стрессе. Сильно ударилась головой, и, чтобы быстрее выздороветь, мне пришлось лечь в больницу. К сожалению, не обошлось без синяков и ссадин. Но я мужественно все это пережила и сделала себе на день рождения подарок — новый автомобиль».

* «Только через шесть месяцев после случившегося я добился, чтобы меня признали потерпевшим», — говорит Вадим Майоров, чудом выживший в аварии

 — Прочитав, что «все остались живы и здоровы», я чуть не задохнулся от возмущения, — говорит водитель «Фиата» 35-летний киевлянин Вадим Майоров. — И решил обратиться в прессу. О каком здоровье можно говорить, если после случившегося я три месяца вообще не вставал?! Врачи собирали мой таз по частям, хирурги установили несколько металлических пластин. Прогнозы медиков неутешительны: скорее всего, я навсегда останусь инвалидом.

Сейчас Вадим передвигается, опираясь на палочку. Еще месяц назад он и вовсе мог ходить только на костылях. Сам момент ДТП помнит хорошо, сознание потерял уже в карете скорой помощи.

 — Это случилось в ночь на 28 октября, — рассказывает Майоров. — Поздно вечером я возвращался из Обухова с работы. Выйдя из офиса, мы с коллегой Димой сели каждый в свой автомобиль. Дима поехал быстро — его «Субару» куда мощнее, чем мой старенький «Фиат». Трасса была неоживленной. Двигаясь на скорости около 90 километров в час, я видел, что сзади меня едет автомобиль, но он был довольно далеко. Заметив, что еще одна машина едет навстречу, я переключил фары на ближний свет. Эта машина ехала быстро — она приблизилась в считанные секунды. Обгонять ей было некого, дорога была свободна. Внезапно она резко развернулась и, перелетев через разделяющий трассу газон, выехала мне навстречу. Я резко начал тормозить. Но было поздно — в следующую секунду автомобиль с размаху врезался в мой «Фиат». Удар был настолько сильным, что меня вместе с сиденьем отбросило назад. Раздался грохот и скрежет. Через несколько минут я открыл глаза и огляделся по сторонам. Я лежал в разбитой машине, отовсюду торчали железки. Боли в тот момент не чувствовал. «Надо вылезать», — подумал я, но… не смог пошевелиться. Решил подождать, когда ко мне подойдет водитель врезавшегося в меня автомобиля. Никто не подходил.

* «Фиат», в который врезался «Мерседес» Розинской, превратился в груду металлолома

— Вы видели эту машину?

 — Да. Автомобиль черного цвета. Но какой марки, я в темноте не рассмотрел. Потом открылась дверца и с водительского места вышла длинноволосая блондинка. Глянув в мою сторону, она начала кому-то звонить. Блондинка показалась мне знакомой. «Неужели Розинская? — подумал я, приглядевшись. -  Точно, она!»

— Вы были раньше знакомы?

 — Накануне Наталья Розинская приезжала в Обухов — должна была вести предвыборное мероприятие. Непонятно только, почему она ехала обратно в Обухов — живет-то она в Киеве. Я все ждал, что Розинская хотя бы подойдет ко мне и вызовет «скорую». Но Наталья отошла куда-то в сторону и пропала из поля зрения. Куда она делась, не знаю. Когда я понял, что рассчитывать на ее помощь бесполезно, собрался с силами и вытащил из кармана брюк мобильный телефон. Тело начинало болеть. Набрав номер друга, выдохнул: «Я попал в аварию на Обуховской трассе. Вызывай «скорую».

«Давайте не будем раздувать скандал. Мы оплатим лечение, купим новый автомобиль»

Приехавшие на вызов медики вместе с друзьями Вадима вытащили пострадавшего мужчину из машины. В Обуховской райбольнице ему оказали первую помощь. У Майорова констатировали осколочный перелом шейки бедра, переломы таза, челюсти и голеностопа.

 — Таз буквально рассыпался на части, — вздыхает Вадим. — Врачи его собрали, но больше ничего сделать не смогли — в районной больнице нету необходимого для подобных случаев оборудования. Говорили, что я, возможно, вообще не буду ходить — с такими травмами люди чаще всего остаются прикованными к постели. Когда прошел болевой шок, все тело начало ныть. А еще через пару часов появились адские боли. Болело все, я чувствовал каждую кость. Время от времени становилось так невыносимо, что терял сознание. Потом меня перевели в Киевскую больницу скорой помощи. Но мое состояние было настолько тяжелым, что первые пять дней врачи даже не рисковали меня оперировать. Я был между жизнью и смертью.

 — Когда той ночью я приехал на место ДТП, Вадика уже увезли, — присоединяется к разговору друг Вадима Дмитрий. — Возле разбитого «Фиата» и «Мерседеса» с помятым бампером было много сотрудников ГАИ. Они сказали, что водитель «Мерседеса» скрылся с места аварии. Около милиционеров в панике бегал до ужаса знакомый мужчина. В тельняшке, с виду нетрезвый, он так волновался, как будто за рулем «Мерседеса» находился он. Рядом стоял светло-бежевый джип. Подойдя поближе, я увидел в его салоне бывшего депутата Обуховского райсовета, бизнесмена из города Украинка и телеведущую Розинскую. Начал понимать, что к чему. Вспомнил, что именно на таком «Мерседесе» Розинская накануне приезжала в Обухов. Посмотрев еще раз на мужика в тельняшке, я узнал и его — это был бойфренд Розинской, небезызвестный майор Мельниченко. Компания в джипе не стала отрицать, что за рулем была Розинская. «Давайте не будем раздувать скандал, — сказал сидящий в машине депутат. — Мы компенсируем затраты на лечение, купим новый автомобиль». Гаишники вообще не обратили внимания на джип. Водитель «Мерседеса» находилась в нескольких метрах от них, а они писали в протоколе, что водитель… скрылась с места ДТП! Впрочем, и протокол они стали оформлять не сразу. Даже спросили у жены Вадика, стоит ли вообще это делать.

Тем временем обуховский депутат предложил подвезти нас в больницу к Вадику. Мы согласились. По дороге депутат продолжал уверять меня, что они обязательно помогут деньгами. Розинская внимательно рассматривала себя в зеркало. «Я разбила губу, — недовольно заметила она. — Надо подправить макияж». После чего… рассмеялась — дескать, бывают же ситуации. Наталья явно была выпившей. Услышав ее смех, я пожалел, что сразу не сдал ее милиции.

По словам Дмитрия, когда они приехали в больницу, Вадим уже был в реанимации.

 — И врачи, и гаишники сказали, что Вадик выжил чудом, — говорит Дмитрий. — Если бы сиденье не отбросило назад, от Вадика ничего не осталось бы. Смотрите, во что превратилась передняя часть автомобиля, — собеседник показывает фотографии покореженного «Фиата». — В больницу со мной пошел только обуховский депутат. Тогда же я понял, что отказываться от их помощи глупо — было очевидно, что на лечение потребуются бешеные деньги. Так оно и получилось. Только на первую операцию ушло несколько тысяч долларов — Вадику поставили в бедро металлическую пластину. Через несколько дней такие же пластины установили в челюсть и в голеностоп. Следующие три месяца Вадик лежал — из-за поломанного таза он даже не мог сидеть. Домой его перевозили прямо на мешковине.

 — Теперь я частично состою из металла, — горько усмехнулся Вадим. — Причем из всех металлических пластин в скором времени вытащат только пластину из голеностопа. С остальными мне, видимо, придется жить. Врачи сказали, что, если их вытаскивать, это будут еще более сложные и дорогие операции. Я могу не выдержать эти операции физически, да и денег на них в жизни не соберу. Мне повезло в одном: несмотря на то что кости таза раздробились на осколки, внутренние органы практически не пострадали.

«Мельниченко сказал, что компенсировать затраты вместо Розинской будет он»

— Но вам ведь пообещали все компенсировать!

 — Да. Вскоре после ДТП ко мне в палату пришел майор Мельниченко, — продолжает Вадим Майоров. — Сказав, что компенсировать затраты на мое лечение вместо Розинской будет он, протянул мне 500 долларов. Вскоре принес еще тысячу. По сравнению с нашими затратами это была капля в море. Но я был рад и этому — раз начали, значит, со временем, думал, все вернут. До Нового года Мельниченко пришел еще дважды, и каждый раз приносил по тысяче долларов. А потом… пропал. Сам звонить я не стал — все-таки были праздники, мало ли. Но даже через месяц ни Розинская, ни Мельниченко не объявились. Четыре тысячи долларов, которые он принес, давно ушли на лекарства. Чтобы продолжить лечение, мне нужны были деньги, и я, набравшись смелости, позвонил Мельниченко сам. «По поводу денег звоните Наталье, — посоветовал он. — Скажите, что не можете мне дозвониться». Набрав номер Розинской, я представился и сказал, что звоню по поводу компенсации. «Какой компенсации? — резко спросила ведущая. — И почему вы звоните мне? Вы с кем до этого разговаривали? С Мельниченко? Так ему и звоните — вы же с ним договаривались». «Но виноват в аварии не он, а вы», — осторожно заметил я. «Нет, я не виновница, — тоном, не терпящим возражений, ответила Розинская. — Я… пострадавшая. Так что скажите спасибо Николаю Ивановичу за то, что он такой добрый и дал вам хоть какие-то деньги». С этими словами Наталья бросила трубку. Я понял, что на этом обещанная помощь закончилась. Меня просто использовали — добились того, чтобы я не поднимал шума, и «кинули».

— Милиция возбудила уголовное дело?

 — Да, но только по факту ДТП. Вскоре Розинская выдвинула свою версию случившегося. Якобы за рулем ее иномарки была не она, а… случайный прохожий. Дескать, после посиделок в ресторане в Украинке ей стало плохо и Мельниченко, который был с ней, нашел водителя — подобрал на трассе незнакомца. Кстати, несколько недель назад точно так же повел себя теннисист Медведев, сбивший человека на пешеходном переходе. Дескать, усадил за руль первого встречного, который после ДТП скрылся. Но в этом случае есть свидетели.

А житель Обухова Игорь, который был в ресторане вместе с Розинской, рассказал следующее:

 — Проведя агитационную работу, мы с коллегами отправились в ресторан. С нами была Розинская. Компания собралась большая — около десяти человек. Разумеется, решили выпить. Несмотря на то что Розинская была за рулем, она тоже пила, причем немало — они с подругой на двоих выпили едва ли не пол-литровую бутылку коньяка. Когда я уезжал, они еще сидели за столом.

 — Интересно еще и то, что через несколько недель после аварии Наталье вернули ее автомобиль, — возмущается Вадим Майоров. — Но ведь это главный вещдок! Я уже не говорю о том, что на подушке безопасности должны были остаться следы крови Розинской — она ведь жаловалась, что разбила губу. Только через шесть месяцев после случившегося я добился, чтобы меня признали потерпевшим. Сейчас дело вообще не расследуется. Иначе почему его до сих пор не переквалифицировали в отношении Розинской? Хотя прошел уже год. Наталья утверждает, что за рулем была не она. Допустим. Но она убежала с места аварии, даже не вызвав мне «скорую». А это еще одна статья Уголовного кодекса.

Мои травмы квалифицировали как тяжкие. Сейчас передвигаюсь только на костылях, в лучшем случае — опираясь на палочку. Из-за перелома шейки бедра мне нужен протез, который стоит восемь тысяч долларов. Деньги взять негде — моя пенсия (у Вадима теперь вторая группа инвалидности. — Авт.) чуть больше 700 гривен в месяц.

* «Это чистой воды вымогательство, — возмущается Наталья Розинская. — То, что в аварии был мой автомобиль, еще не значит, что я виновна»

Чтобы прояснить ситуацию, «ФАКТЫ» связались с известной телеведущей.

 — Майоров? Это вы об этом… вымогателе? — переспросила Наталья Розинская. — Этот человек открытым текстом мне заявил, что, если я заплачу ему 50 тысяч долларов, он прекратит поливать грязью меня и моего хорошего друга майора Мельниченко, который даже сдавал для него кровь. Это чистой воды вымогательство. В Обуховском районе, где случилось это неприятное происшествие, было проведено следствие. Вадим откровенно говорил моим друзьям: «Я буду обращаться в прессу до тех пор, пока она не выплатит мне деньги». Но он не имеет права ничего от меня требовать! То, что это был мой автомобиль, еще не значит, что я виновна. Когда-то я заработала эту машину своим честным трудом, пять лет выплачивала за нее кредит. Вадим первое время ничего не требовал, мы, чем смогли, помогли ему. Помогала даже не я, а мой друг Николай Иванович Мельниченко. А потом Вадим увидел меня в программе «Без мандата». Увидел мою красивую квартиру, автомобиль. Я сейчас езжу на белом «Лексусе», мне его подарил один очень уважаемый и богатый человек, после того как узнал, что я восемь месяцев была вынуждена ездить на такси и в общественном транспорте. И Вадим решил, что у меня есть деньги.

— Так кто же все-таки был за рулем «Мерседеса» той ночью?

 — Машину вел… драйвер. Но, когда случилось ДТП, он испугался и скрылся. Нормальная человеческая реакция, я его понимаю. Но еще раз повторю: у нас в стране, слава Богу, действует презумпция невиновности. И до решения суда никто не может называть меня виновницей.

В киевской областной милиции «ФАКТАМ» никаких подробностей не сообщили, сославшись на тайну следствия.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров