ПОИСК
Україна

Если 760 тысяч пенсионеров Донбасса решат переехать с оккупированных территорий, их просто негде будет разместить

7:30 25 листопада 2014
Інф. «ФАКТІВ»
У государства есть чуть больше десяти тысяч мест для временного пребывания людей

Пенсионеров, бюджетников, молодых мам Донбасса шокировало решение правительства не перечислять пенсии и пособия на территории, не контролируемые Украиной. «ФАКТЫ» уже писали, что в оккупированных террористами городах и районах невозможно возобновить выплаты пенсий и пособий. Еще в начале июля управление Госказначейства и филиал Нацбанка Украины в Донецке были захвачены сепаратистами. Также нет возможности для стабильной работы банков. С 19 ноября из торговых точек исчезли терминалы, где покупатели могли производить безналичный расчет. «Ощадбанк» оставался последним банком, работающим в Донецке, но с 18 ноября и он вынужден был закрыть свои филиалы.

Правительство обещает жителям оккупированных территорий, что положенные им пенсии и пособия, зарплаты бюджетникам будут по-прежнему начисляться. Если кто-то не сможет переехать из зоны АТО до 1 декабря, то получит все свои выплаты после освобождения временно оккупированных районов. В то же время обозначить сроки, когда освободят эти территории, не берется никто.

«Куда нам с мужем переселяться? Кому нужны два инвалида?»

Обещанные переселенцам соцвыплаты — 884 гривни (пенсионерам) и 442 гривни (трудоспособным гражданам) — явно не покроют расходы на аренду пригодного жилья. Да и есть ли у Украины возможность переселить всех вынужденно покинувших свои дома жителей Донбасса, которых, только по подсчетам мониторинговой миссии ООН, уже сегодня насчитывается около миллиона человек?

Куда обращаться переселенцам

Информацию о наличии свободных мест для размещения можно найти на сайте http://migrants.gov.ua.

Кроме того, решением бытовых проблем таким людям помогают заниматься многочисленные волонтерские организации. Например, в Украине создан Координационный центр помощи вынужденным переселенцам (https://helpcenter.org.ua), который предлагает пострадавшим людям икать работу, жилье, оказывает юридические услуги, предоставляет одежду, бытовую химию, канцтовары и так далее. По вопросам передачи гуманитарной помощи следует обращаться по телефону 097−690−42−17.

Есть волонтерская организация «Донбасс-SOS» (сайт http://donbasssos.org/), куда можно позвонить по номеру 0800−30−91−10, а также «Восток-SOS» (сайт http://vostok-sos.org/), номера телефонов: (066) 705−12−57, (099) 102−53−73, (096) 371−18−47, (093) 923−14−86.

— Куда нам с мужем переселяться, чтобы получать свои законные пенсии? Кому нужны два инвалида, да еще с двумя большими собаками и тринадцатью кошками?! — недоумевает донецкая пенсионерка Елена Викторовна. — Сколько соседей уехало, столько у нас кошек и «образовалось». Улица наша (пенсионеры живут в шахтерском поселке на окраине города. — Авт.) пуста. Шахту, на которой мой муж в свое время проработал 40 лет, затопило. Она была обесточена из-за артобстрелов, откачка воды из выработок прекратилась. Горнякам уже четвертый месяц зарплату не платят, а мужу — шахтерскую пенсию. Выехали из поселка почти все, кто мог. На нашей улице только пять семей осталось — одни пенсионеры…

Собеседница попросила назвать ее вымышленным именем, так как человеку с проукраинской позицией быть узнанным в захваченном городе смертельно опасно.

— Разве наш город уже не территория Украины? Или тех, кто в нем остался, заочно лишили украинского гражданства? Ведь мы с мужем только и живем благодаря тому, что переоформили себе пенсии на мирной территории. Мы проработали по 40 лет на своих предприятиях! — возмущается пенсионерка. — Многие люди уже голодают. Врачи говорят, что есть случаи смерти от голода. Граждане протестуют, но робко, ведь на автоматы без оружия не полезешь… Нам еще не довелось стоять в унизительной очереди за гуманитаркой «от ДНР». Теперь, наверное, будем за пайками стоять, под прицелом телекамер российского телевидения, и в очередь на «социальные пособия ДНР» записываться, — в голосе женщины слезы.

Напомним, мы уже писали о том, что по Донбассу прокатилась волна голодных бунтов: пенсионеры требуют теперь уже от «нового правительства» выплаты пенсий и пособий, в первую очередь — на детей.

Жители Макеевки Донецкой области на следующий день после так называемых выборов в «правительство ДНР» перекрыли движение по улице, когда им не хватило гуманитарных пайков. Позже пенсионеры пришли за обещанными выплатами в размере 500 гривен, однако денег хватило лишь примерно сорока гражданам. Остальных разогнали, припугнув автоматами.

Директора шахты на Донбассе обвинили в «пособничестве киевской хунте» за то, что он… уплатил налоги в бюджет

Однажды эта пожилая пара уже почти решилась на переезд, перепоручив животных соседям. Родственники пригласили в Новоазовский район Донецкой области. Надумали в тот день, когда в городе почти не смолкала канонада и снаряды летали уже практически над головой.

По словам Елены Викторовны, пока она спорила с мужем о том, что лучше взять с собой в эвакуацию — семейные фото или кастрюльки, ей позвонила выехавшая в тот же день из города соседка и обнадежила: «Оказывается, наши армейцы стоят совсем неподалеку! Мы только полчаса назад проехали блокпост «ДНР», и автобус снова остановился, в салон вошли нацгвардейцы. Украинский солдат проверил документы и уже на выходе из салона вдруг обратился ко всем: «Улыбнитесь, победа близка!»

После таких слов соседки Елена Викторовна с мужем с воодушевлением стали готовиться к приходу украинской армии в город. Убирали двор, консервировали овощи со своего участка, надеясь, что угостят нацгвардейцев. Но воюющие стороны договорились о режиме прекращения огня. Хотя обстрелы продолжаются. Родной город пенсионеров по-прежнему занят сепаратистами. Новоазовский район, куда собирались супруги, тем временем также был оккупирован. Родственники, звавшие Елену Викторовну к себе, вынуждены были сами покинуть свой дом.

— Нашей большой семье вообще «повезло»: все оказались на оккупированных территориях. Почти всем срочно пришлось выезжать, — рассказывает Елена Викторовна. — Многие близкие работали или в правоохранительных органах, или в местных органах власти. А это, по версии сторонников «ДНР», означает: «пособничали киевской хунте».

В «пособники хунты» попал даже знакомый Елены Викторовны директор шахты, который накануне переподчинения шахты «народному правительству ДНР» выплатил рабочим последнюю (перед вынужденной остановкой предприятия) зарплату. И, соответственно, уплатил налоги в госбюджет, то есть «хунте». Пришли боевики, избили прикладами за «несознательность» и упекли на неделю в подвал.

— Его теперь «дээнэровцы» заместителем директора по производству назначили, не рискнув доверить столь сложное предприятие человеку без опыта работы. Но зарплату не платят, — говорит Елена Викторовна. — Отказаться шансов не было: все его личные документы и автомобиль в руках у новых «руководителей», а без документов никуда, на блокпостах его не пропустят. Семья этого человека тоже под колпаком.

Боюсь, что от Украины ему теперь тоже не видать пенсии. Ему и украинские правоохранители могут «дело пришить» за «измену Родине». Интересно, а нас с дедом тоже обвинят, как при Сталине, в том, что мы остались на оккупированной территории?

Пенсии супруги успели переоформить. Муж собеседницы съездил «спецрейсом» за 250 гривен в «пенсионный тур». С «доплатой на месте» (взяткой) переоформил пенсионные дела — свое и жены.

Рассчитывались супруги при помощи банковских карточек, на которые им перечисляют пенсии. Получить наличные в городе было почти невозможно: немногочисленные банкоматы всего двух-трех банков опустошаются за пару часов. В отделениях «Ощадбанка», работавших на оккупированной территории до недавнего времени, люди с ночи очередь занимали несмотря на то, что в городе с 23.00 до 6.00 — комендантский час.

— Так мы и жили, — продолжает собеседница. — Пока паренек, который пенсионные туры в нашем городе организовывал, не сообщил нам, что до 1 декабря нужно прибыть лично в собес на мирной территории — за «справкой переселенца», а потом отдать ее в Пенсионный фонд. Пока мы подсчитывали, во сколько обойдется дорога, выяснилось, что и этого мало. Теперь, чтобы получать пенсию, нужно действительно переселиться. Иначе мы не сможем воспользоваться своими деньгами. Президент, мол, поручил в течение месяца прекратить обслуживание банковских счетов предприятий и населения в зоне АТО (Указ № 875/2014 от 14 ноября 2014 года опубликован на официальном сайте главы государства. — Авт.). Это нас и доконало. Ну куда нас с дедом поселят — в дом престарелых или в больницу?

Елена Викторовна сокрушается, говоря о том, что ее родственникам, которые работали в государственных учреждениях, не предложили никакой организованной эвакуации или помощи.

— Тем нашим родным, кто врачом работает или преподает на оккупированной территории, с осени зарплату платили с задержками и не в полном объеме. Постоянно предлагали писать заявления на неоплачиваемые отпуска или… увольняться. Об эвакуации учебных заведений и медучреждений заговорили только в октябре, — делится бедами своих близких пенсионерка. — А как теперь эвакуировать базу, например, учебного пункта колледжа? Прийти к директору заведения, который уже предупрежден о том, что он работает в «ДНР», и попросить его упаковать учебные пособия и отправить на новое место? Слышала, что в Горловке сепаратисты, прознав о том, что Горловский институт иностранных языков переезжает в Артемовск, сразу же упекли ректора в подвал «за предательство». Насилу отпустили. Безопасность работникам при перемещении ведь никто не гарантировал.

Также не обещают сотрудникам переезжающих учреждений размещения на новом месте в общежитии или выплаты суммы, на которую можно арендовать жилье. Да и для самих вузов, больниц, школ, учреждений культуры нужны помещения.

По словам собеседницы, ее родственнице, которая тоже пенсионерка, но все еще работает в колледже на оккупированной территории, пока не объявляли о том, что их учебное заведение куда-то перемещается. Зарплату и пенсию она перестала получать в сентябре. А поступившие в колледж еще летом дети тем временем явились на занятия, даже из других городов приехали. Преподаватели решили начать их обучение. Не «во имя» так называемой новой республики, а ради самих ребят, родители которых тоже не нашли возможности эвакуироваться.

«Работница собеса, увидев очередь, ужаснулась: «Как же я вас всех успею оформить до 1 декабря?!»

— Не знаю точно, сколько людей, оказавшихся на захваченных территориях в Донецкой и Луганской областях, преданно любят Украину, потому что они не говорят об этом: их могут убить, — рассказывает Елена Викторовна. — Но уверена, что таких немало. Почему же даже патриотов поставили перед жестоким выбором: или уезжай со своей малой родины в неизвестность или умирай с голоду?!

Между тем, только по подсчетам мониторинговой миссии ООН, из-за войны на Донбассе вынужденными переселенцами в Украине стали около миллиона жителей. Мест же для временного пребывания людей (без арендной платы) у государства нашлось чуть более десяти тысяч. Это информация с портала правительственной горячей линии (http://migrants.gov.ua). Если предположить, что 760 тысяч пенсионеров Донецкой области, которые оказались на захваченных территориях, согласятся переселиться, места всем явно не хватит.

Тем временем длинные очереди в собесах и отделениях Пенсионного фонда в районах, контролируемых украинской властью, не позволяют работникам этих учреждений надеяться на то, что к декабрю они успеют зарегистрировать всех переселенцев — пенсионеров или получателей пособий.

— Моя подруга из Тельманово, где теперь «ДНР», в собесе Жовтневого района Мариуполя была 647-й в очереди, — говорит наша героиня. — По приезде она рассказала, что работница собеса, увидев очередь, ужаснулась: «Как же я вас всех успею оформить до 1 декабря?!» Подруга тут же поинтересовалась, почему установлены такие сроки и как быть с одинокими, лежачими. За ними пришлют специальный поезд? Или нам таким образом дают понять, что Украина уже полностью отказалась от тех территорий, на которых мы остались?

— Дело в том, что сотрудникам банков, почтовых отделений и всех остальных финансовых учреждений стало опасно работать в захваченных районах, — говорит министр Кабинета министров Остап Семерак (с полным текстом интервью можно ознакомиться в «ФАКТАХ» от 21 ноября. — Авт.). — Ситуация в зоне конфликта развивается очень динамично. Были времена, когда, например, по Донецку бегали вооруженные группы бандитов, но там еще работали банки и отделения почты. Но уже летом начались грабежи: преступники забирали наличные средства из банков, угоняли инкассаторские машины, поджигали и громили офисы. В связи с ухудшением криминогенной обстановки Совет национальной безопасности и обороны был вынужден рекомендовать банкам закрыть отделения в ряде районов. Сегодня мы просто не имеем возможности начислять и выплачивать людям деньги. Там нет отделений банков, банкоматов, налички…

Украина впервые оказалась в ситуации, когда некоторые территории оккупированы другой страной или захвачены террористами. Поэтому наработанных схем, как все это нужно делать, у нас нет. Будем учиться, создавать механизмы. Но позитивный момент заключается в том, что президент и правительство вместе стараются оперативно реагировать на все вызовы этой необъявленной войны и решать возникающие проблемы.

Фото Рейтер

4334

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів