ПОИСК
Происшествия

В Кривом Роге продолжаются поиски 6-летней девочки, исчезнувшей при странных обстоятельствах (обновлено)

17:13 7 июня 2017
Амина пропал ребенок
На четвертый день поисков водолазы нашли пакет, содержимое которого направлено на экспертизу. Приемные родители, рассказавшие странную версию об исчезновении девочки, находку не комментируют

«ФАКТЫ» решили разобраться в громкой истории исчезновения в Кривом Роге маленькой Амины (на фото в заголовке). Шестилетняя девочка пропала 3 июня якобы по дороге на вокзал, куда ее взяли приемные родители, которые встречали с поезда старшую дочь. Маленькая, 98 сантиметров роста, девчушка сама не могла убежать, ведь, по свидетельствам знакомых семьи, она была очень привязана к маме и папе. Тем более у нее не получилось бы самостоятельно открыть дверь старенького микроавтобуса родителей, в котором они ехали на вокзал. Момент, когда исчез ребенок, приемные родители девочки Тамара и Кирилл Каплушенко (имена изменены) не помнят: то ли Амина не села в машину, когда останавливались на трассе, чтобы выпустить ее в туалет, то ли пропала уже на вокзале, где выскользнула из микроавтобуса.

Обнаружив пропажу дочери, Каплушенко сообщили в полицию, которая тут же занялась поисками девочки. Родителей допросили. Очевидно, не удовлетворившись их ответами, правоохранители стали настаивать на прохождении детектора лжи. «Полиграф проходить не будем, — заявила Тамара. — Где бумаги, что он сертифицирован? Где гарантия, что наше волнение — а мы очень волнуемся за судьбу дочери — не сыграет против нас? Ведь во время этого нужно быть абсолютно спокойным, выспавшимся, не истощенным эмоционально, как мы…»

«Девочка? В розовых бриджах с Микки-Маусом? Так она сидит у магазина на углу»

— Я сразу почувствовала, что полиция клонит «не в ту сторону», — рассказала «ФАКТАМ» Тамара. — На мужа давили морально и физически. В два часа ночи, услышав шум из кабинета, где допрашивали супруга, я выскочила из комнаты, в которой со мной отдельно работал следователь, и прорвалась к мужу. Он в окружении десяти оперативников сидел, вжавшись в диван. Ор, духота. Рядом лежал противогаз. Я закричала: «Что вы тут делаете?», но меня оттуда выдворили.

Тем временем около 500 человек — правоохранителей, курсантов, волонтеров, приемных родителей из детских домов семейного типа, кинологов, разбившись на группы, прочесывали район за районом. Возле одного из домов женщина, услышав вопрос кого-то из приемных мам о девочке, сказала, что не видела такую.

— И вдруг ее сын восклицает: «Девочка? В розовых бриджах с Микки-Маусом? Так она сидит у магазина на углу, я ее там видел минут 15—20 назад!» — вспоминает приемная мама Мария, участвовавшая вместе с другими родителями в поисках. — Когда мы прибежали к магазину, он оказался закрыт. Мы разыскали его хозяйку, которая сказала, что в момент закрытия магазина там никого не было. Но перед этим какие-то мужчины сидели, пиво пили. «Так вот же они идут…» — указала она.

Я — к мужчинам. «Миленькие, девочку маленького роста, в бриджиках не видели?» — спрашиваю. «Видели, — подтвердили т. е. — Она из магазина ушла с другой девочкой, постарше…»

Было уже поздно. Мария через своих знакомых пригласила в частном порядке кинолога. Собака сразу же взяла след. Буквально волокла кинолога за собой. Пес остановился у какого-то дома. Но патрульные, которых вызвала Мария, узнали, что в доме спят лишь собственные дети хозяйки — трехлетняя девочка и сын-подросток. След оказался ложным. Но где же тогда Амина?

Тем временем милиция неофициально распространила информацию: папа признался, что девочка умерла, приняв накануне свое обычное лекарство (Амина с братиком Тимуром серьезно больны и пьют препараты для стимуляции роста). Испугавшись, что после такого службы заберут у них всех детей, родители облили тело дочки бензином и сожгли в тазу в лесопосадке в Николаевской области. Останки положили в пакет и утопили в ближайшей реке. А чтобы скрыть этот факт, объявили, что девочка потерялась.

— Мы не поверили этим обвинениям, которые тут же подхватили СМИ, — признается Мария. — Во всех смыслах это была образцовая семья. Даже заподозрили, что девочка уже найдена, но полиция ее зачем-то где-то удерживает…

Поэтому мы, приемные родители, решили продолжать поиски Амины по своим каналам. Долгинцево, где пропала девочка, — цыганский район. Предположили, что потерявшуюся девочку могли обнаружить и забрать к себе ромы, тем более что она очень похожа на цыганочку. Мы связались с пастором ромской национальности, который провел беседу с прихожанами. Вышли на цыганского барона. От него вскоре передали: в районе Долгинцево девочки не было вообще.

«Иногда врать можно убедительно, а правду говорить неуверенно и тихо»

Кирилла и Тамару, не предъявив им никаких обвинений, отпустили после допроса домой. С журналистами Тамара общалась, спрятав лицо за большими черными очками. Говорят, не хотела, чтобы видели ее опухшей от слез.

— Откуда взялось сообщение, что родители могли убить и сжечь ребенка? — задали ей вопрос.

— Я эту версию не сочиняла. Полиция нарушила все, что можно. Нас незаконно удерживали больше трех часов, не предъявляя обвинения. Без еды, без воды, без адвокатов… Внушали, что это мы все совершили и теперь хотим скрыть. У мужа синяки, его били по суставам, душили противогазом, это называется «слоник»…

— Но расскажите, как пропала девочка? — допытывались журналисты.

Тамара явно избегала отвечать на этот вопрос: опускала голову, говорила тихим невнятным голосом, просила помочь найти дочь, но так неубедительно, что становилось понятно — она сама в это не верит.

— Делать выводы из того, что и как человек говорил, — дело неблагодарное, — считает одна из приемных матерей, участвовавших в поисках девочки, Аида. — Иногда можно врать очень убедительно, а правду говорить неуверенным тихим голосом. Но нас, приемных мам, насторожило вот что: Тамара с Кириллом, выйдя из милиции и узнав, что собака брала след и остановилась возле какого-то дома в поселке, даже не поехали туда. Да я бы этот дом по кирпичикам перебрала, каждый сантиметр в этом поселке исследовала, только бы найти ребенка! Они не стали этого делать. Почему? Знали, что дочки уже нет в живых?

«Возможно, трагедия произошла 31 или 1 числа. А третьего июня Тамара заявила о пропаже дочери»

После инцидента с девочкой всех сыновей — двоих родных и четверых приемных изъяли из семьи Каплушенко и поместили в реабилитационный центр. А 4 июня в водоеме нашли пакет.

— От управления полиции Кривого Рога поступила заявка на выделение водолазной группы для поиска вещественных доказательств по уголовному делу в связи с пропажей ребенка, — рассказал начальник городской аварийно-спасательной службы спасения на воде Владимир Белик. — Нам необходимо было проработать затопленный карьер за бывшим зданием профилактория «Каскад» и водоем на границе Криворожского района с Николаевской областью. Именно во втором водоеме были обнаружены металлическая конструкция, которая использовалась как духовка, и мешок с привязанным к нему шлакоблоком.


*Водоем, где сделаны неожиданные находки, расположен на границе Криворожского района с Николаевской областью

— Содержимое мешка известно? — спрашиваю у инспектора отдела мониторинга Криворожского отделения полиции Юлии Цуркаленко.

— Мы ничего не комментируем. Назначен ряд экспертиз. Идет следственная проверка, отрабатываются все версии, в том числе и причастности родителей к пропаже девочки. Хочу подчеркнуть, не к убийству, а к пропаже. Поиски ребенка продолжаются. До сих пор в них участвовало около 500 человек: полиция, волонтеры, военнослужащие местных частей, кинологи.

Супруги не задержаны. Сейчас ведется расследование в рамках уголовного производства, предусмотренного статьей «Умышленное убийство» с дополнением «бесследно исчезла».


*От выводов экспертов по поводу содержимого этого мешка зависит очень многое

— Приемная мать утверждает, что у ее мужа признание выбивали насильственным путем.

— Действительно, супруги обратились в управление внутренней безопасности криворожской полиции. Сейчас проходит проверка этого заявления.

— Мы хотим дождаться результатов экспертизы содержимого мешка, — говорит одна из приемных матерей, попросившая не называть ее имени. — Ведь в том водоеме часто топят собак. Хотя теперь многие вспоминают, что Тамара с детьми не пришла на празднование Дня защиты детей в городе. Раньше такого никогда не было. Она человек публичный, участвовала во всех мероприятиях. Возможно, трагедия с девочкой произошла 31 или 1 числа. А третьего они заявили о пропаже дочери.

— Вы с ней общались?

— Она не отвечает на звонки. Мы с другими мамами надеемся, что смерть ребенка, если такое, не дай Боже, случилось, была естественной. А потом… Они просто испугались. Это был страх потерять репутацию, детей, что для них означало потерять все. Тамара с Кириллом всегда во всех смыслах были перфекционистами. Он окончил школу с золотой медалью. Родные дети — отличники. Приемные — всегда ухоженные, обласканные, одетые как на парад. Эта семья была любимцами журналистов. И, почувствовав угрозу всей своей налаженной жизни, наверное, не смогли достойно выйти из ситуации.

Карма у них, наверное, такая. Еще до Амины с Тимуром они хотели взять мальчика, но что-то помешало. У мальчика оказалась опухоль мозга, и он умер, но уже в другой приемной семье…

Если будет доказано, что девочка умерла естественной смертью, надо проработать эту ситуацию со всеми приемными родителями Украины. Ведь мы нередко берем больных детей. Иногда, несмотря на уход и лечение, они умирают. И родители должны знать, как действовать в таких случаях: не впадать в панику, не бояться огласки, общественного мнения. Возможно, нужно открыть горячую линию для приемных родителей, куда они могли бы звонить в любой момент.

Трагедия еще и в том, что Тамара была борцом с интернатной системой, доказывая, что детей надо забирать из интернатов в приемные семьи. И вот такое произошло в ее семье. И все же я надеюсь на чудо, на то, что малышка жива…

Фотоснимки предоставлены полицией Кривого Рога

4861

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров