ПОИСК
Украина

Дед обвиняемого ФСБ в шпионаже журналиста «Радио Свобода» Владислава Есипенко был расстрелян 83 года назад за шпионаж

17:14 23 марта 2021
Владислав Есипенко
Журналиста «Радио Свобода» (проект «Крым.Реалии») Владислава Есипенко российские силовики схватили в Крыму 10 марта. На следующий день после съемок акции возложения цветов к памятнику Шевченко в Симферополе для «Крым. Реалии». Сначала журналиста обвиняли в том, что он якобы достал из «схрона» и перевозил в своей машине «предмет с признаками самодельного взрывного устройства», а позже — и в шпионаже в интересах украинских спецслужб.

Между тем выяснилось, что Владислав не первый в его роду, кто попадает в жернова политических репрессий. Как рассказала «ФАКТАМ» жена журналиста Екатерина Есипенко, его прадед по отцовской линии был сослан на Урал, а дед по материнской — расстрелян.

— Имея такие тяжелые семейные политические истории, с таким количеством трагедий и потерь, он не мог быть равнодушным к событиям в Крыму, где раньше жил, — говорит Екатерина. - Мы туда переехали за год до оккупации, чтобы родить в прекрасном климате ребенка. После, вернувшись на материковую часть Украины, муж стал работать на «Крым.Реалии» как фрилансер-журналист, чтобы донести людям всю правду об оккупированном Крыме. И использовал для этого каждую возможность…

Владислав и Екатерина Есипенко

«За красную рыбу и отрез ткани прадед переправил свою дочь из ссылки в Украину»

О репрессированном прадеде Владислава рассказал его двоюродный брат по отцовской линии Юрко Есипенко, который живет и работает в Польше.

РЕКЛАМА

— Проклятое наследие совка! Ничего не меняется! Это уже было с нашей семьей! — восклицает Юрко Есипенко, с которым мы связались по скайпу. — Когда я услышал об аресте Влада, вспомнил свою бабушку Марию, которую вместе с родителями высылали на Урал. Наш прадед Игнат жил в селе Орловка Ямпольского района Сумской области. Мужик был работящий. Имел восемь детей. Построил четыре хаты для них. Считался сельской буржуазией. Когда началось массовое раскулачивание, его взяли как эксплуататора и кулака.

По закону от 30 января 1930 года, кулаки были разделены на три категории. Первая — контрреволюционный актив, организаторы террористических актов и восстаний. Вторая — часть контрреволюционного актива из наиболее богатых кулаков и полупомещиков. Третья — остальные кулаки. Легче всего было третьей категории. Их расселяли в пределах района на специально отведенных землях. Моего прадеда отнесли ко второй категории: наиболее богатые кулаки. Вторую категорию направляли в трудовые лагеря, выселяли в малообжитые и необжитые края: Северный край, Сибирь, Урал, Туркестан.

РЕКЛАМА

У прадеда конфисковали все имущество. Я узнавал, что хаты потом отдали учительнице, под сельскую библиотеку и каким-то двоим сельским бомжам, которые работать не хотели, а перед Советами выслуживались. Прадеду разрешили оставить 500 рублей денег на семью. И сослали в Свердловскую область для «использования на сельскохозяйственных работах и промыслах». А дети плакали, протестовали! Один из сыновей стал возмущаться: «За что с нами так! Я не хочу никуда уезжать! Это несправедливо!» После этого он загремел на Соловки, в исправительно-трудовой лагерь для особо опасных политических и уголовных преступников.

Прадеда Владислава Есипенко Игната вместе с прабабушкой Феклой (на снимке - в черной одежде) советская власть выслала на Урал вместе с семьей как кровавого эксплуататора и кулака

РЕКЛАМА

Прадед и прабабушка состарились и умерли там, на Урале. Одна из старших детей, наша бабушка Мария до ссылки полюбила хлопца Васыля из родной Орловки. Вот и стала в ссылке умолять отца: «Отправь меня в Украину к Васылю!» А они ж, вся семья — «общественно опасные элементы». И дети тоже. Кто захочет с такими связываться? Люди боялись. Прадед много раз просил машинистов переправить дочь на Сумщину. Те шарахались. «Нет-нет!» — говорили. И уходили. Наконец, за красную рыбу и отрезы ткани один машинист согласился взять Маню в вагон и довезти до Украины. Она вышла замуж за любимого Васыля. А в 1937 году родила первенца, отца Владислава… А затем еще девять детей.

— Она рассказывала о ссылке?

— Долго боялась. Потом начала потихоньку рассказывать, что их везли в товарняках, в скотских вагонах. Ехали долго. Умерших складывали в угол, в том же вагоне. В первую зиму, пока не обустроились, голодали. Дети постоянно просили: «Мама, дай хлебушка!» Многие болели, умирали. Никто их не лечил. Кулачество как класс должно было исчезнуть навсегда…

«Следствие по деду проводилось с применением незаконных методов ведения. Как и сейчас у его внука!»

По рассказам двоюродной сестры Есипенко по материнской линии Аллы Ковченко, дед Владислава, отец его мамы, тоже был репрессирован. Он тоже жил в Сумской области: в поселке Свесса Ямпольского района. Сначала деда в 1930 году раскулачили. Хозяйство передали колхозу. Он устроился работать в лесоучасток. А в апреле 1938 года его арестовали как врага народа. И через три недели расстреляли.

— Деду было всего 42 года, — сокрушается Алла. — Остались сиротами пятеро детей! Его арестовали как участника шпионского заговора. Якобы он еще и проводил антисоветскую агитацию. У семьи забрали корову и хату. Бабушка у нас была огонь, ту корову отбила в сельсовете. А вот мужа и хату — нет. Она вырыла вместе с детьми землянку. Когда нашего дедушку расстреляли, самой младшей дочери, маме Владислава, был всего один годик. Она чудом выжила. Из последних сил бабушка тянула детей. Правда, надорвалась. И умерла молодой.

Через много лет, в 1991 году, по нашему запросу, управление безопасности по Сумской области сообщило нам, что постановление «тройки» отменено и дед реабилитирован посмертно. Я нашла этот документ. Там пишут, что в деле были допущены грубейшие нарушения норм УПК УССР, что дед был арестован без санкции прокурора, обвиняемые были лишены права на защиту. Совсем как Влад, к которому не пускают независимых адвокатов!

А вот любопытные строки: «Выяснилось, что следствие проводилось с применением незаконных методов его ведения, за что в 1939 году несколько сотрудников Черниговского УНКВД, были арестованы и осуждены к различным срокам исправлагерей». Прошло 83 года. Та же ситуация. Те же незаконные методы ведения. Стоит только посмотреть видео, где Влад дает «интервью» «журналисту» от ФСБ. Это что за интервью, когда у человека еле ворочается от побоев и удушений язык, его руки в наручниках спрятаны под столом, под кофтой очертания какого-то устройства, а на лице непонятные кровоизлияния. Как мне рассказали, во время подобных «интервью» на камеру к задержанным подсоединяют электроды и, если он не желает говорить, пускают электроток, постепенно его усиливая…

«Я боюсь за своего мужа»

На пресс-конференции в Укринформ Екатерина Есипенко рассказала, что на опубликованном оккупационными властями видео ее муж одет в чужую одежду — не ту, которую она ему передавала. Она предполагает, что под одеждой, которая имеет странные очертания, у Владислава могло быть какое-то устройство или корсет. По словам женщины, на лице и шее мужа были заметны следы побоев, а слова, которые Владислав употреблял в «интервью», он никогда не использует в реальной жизни.

— Я уже не первый раз хочу заявить, что боюсь за жизнь своего мужа, особенно после видео, — сказала Екатерина. — Это видео — очередное доказательство побоев, пыток и издевательств над человеком. Также этот факт подтверждает недопуск двух независимых адвокатов к моему мужу.

10 марта Владислава Есипенко задержали. 13 марта, в свой день рождения, он находился в застенках ФСБ. Дочь нарисовала ему открытку

В Службе внешней разведки Украины в ответ на запрос «Крым.Реалии», с которым сотрудничал Владислав Есипенко, ответили, что «не комментируют провокации российских спецслужб». Позже на Facebook-странице СВР Украины добавила, что «ФСБ создает нужный Кремлю фон для „празднования“ годовщины оккупации Крыма», и назвала арест Есипенко «пропагандистской акцией», чтобы отвлечь население от многочисленных проблем на полуострове.

Руководитель проекта украинской службы «Радио Свобода/Крым.Реалии» Владимир Притула сообщил, что это уже не первый случай, когда журналистов этого СМИ обвиняют в шпионаже. «Такие действия российских властей препятствуют журналистской деятельности в Крыму и мешают информировать крымчан о том, что происходит на полуострове», — заявил Притула.

Президент «Радио Свободная Европа/Радио Свобода» Джейми Флай осудил задержание и арест Есипенко. В дело освобождения журналиста включилась Крымская правозащитная группа под руководством Ольги Скрипник. Она сообщила «ФАКТАМ», что 23 марта состоялось судебное заседание по рассмотрению апелляционной жалобы на взятие под стражу Владислава Есипенко.

Однако Есипенко не доставили в зал суда под предлогом того, что следователь якобы не был уведомлен о судебном заседании. В результате рассмотрение жалобы отложили. Но то, что после неоднократных попыток независимых адвокатов попасть к журналисту наконец к делу допустили нового независимого адвоката, правозащитники расценивают как хороший знак.

Фото из семейного альбома семьи Есипенко

2232

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров