ПОИСК
Интервью

Сергей Фурса: «В законопроекте „об олигархах“ я увидел только одно — дешевый популизм»

10:05 10 июня 2021
Сергей Фурса

Президент Зеленский обещал разрушить олигархическую систему Украины еще во время своей предвыборной кампании. Вступив в должность, не раз заверял, что выполнит это обещание и подчеркивал, что готов разговаривать с крупным бизнесом и обеспечить ему равные правила, но взамен хочет, чтобы олигархи жили и работали исключительно по закону: «Людям, которые ставят свои интересы выше интересов украинского народа, следует отдать роли в массовке, а не главные».

2 июня Зеленский внес в Раду как неотложный законопроект «О предотвращении угроз национальной безопасности, связанных с чрезмерным влиянием лиц, имеющих значительный экономический или политический вес в общественной жизни (олигархов)». Задекларированная цель документа — «преодоление конфликта интересов, вызванного слиянием политиков, медиа и крупного бизнеса». В нем всего десять статей.

Прежде всего там впервые (!) дано юридическое определение олигарха. Им считается лицо, которое соответствует трем из четырех критериев: 1) участие в политической жизни; 2) значительное влияние на средства массовой информации; 3) монопольное положение на товарном рынке государства или субъект естественных монополий; 4) подтвержденная стоимость его активов превышает один миллион прожиточных минимумов (сейчас это 2,27 миллиарда гривен).

Ключевая роль в борьбе с олигархами отведена СНБО. Именно он составит реестр «лиц, имеющих значительный экономический и политический вес в общественной жизни». Тем, кто попадет в реестр, запретят: финансово (прямо или опосредованно через других лиц) поддерживать политические партии; быть бенефициаром (в том числе иметь в собственности) либо контроллером средства массовой информации, распространяющего информацию политического характера; быть покупателем или бенефициаром в процессе приватизации объектов большой приватизации. Кроме того, этих людей обяжут подавать такие же е-декларации, что и госслужащие. Выйти из реестра олигархов можно «в случае установления факта отсутствия не менее двух признаков из четырех перечисленных». Решение об этом также принимает СНБО, куда следует обратиться с заявлением и документально подтвердить, что к этой категории человек больше не имеет отношения.

Еще одна новелла — представление деклараций о контактах. В случае встречи и разговора, в том числе онлайн, публичного служащего с олигархом или его представителями чиновник не позднее следующего дня должен официально сообщить об этом в СНБО. Исключение — встречи на официальных мероприятиях, которые освещают в режиме прямой трансляции, а также во время судебных заседаний и совещаний, инициированных органами власти. Такие декларации обязаны подавать все — от президента Украины до госслужащих категории «А» (высший корпус госслужбы), глав местных госадминистраций, их заместителей и т. д. В случае нарушения — привлечение к политической и (или) дисциплинарной ответственности.

Главный вопрос, на котором сегодня акцентируют внимание все: куда же денутся медийные активы олигархов? Им предложен лишь один вариант — придется продавать, причем только тем, у кого безупречная деловая репутация (в тексте объяснено, что это такое), которую должен подтвердить Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания.

По логике авторов законопроекта, такой подход нейтрализует украинских миллиардеров, в руках которых главные кнопки страны (телеканалы «Украина» и «Украина 24» входят в группу SCM, контролируемую Ахметовым; среди владельцев «Интера» указаны Фирташ, Левочкин и Хорошковский; «1 + 1» принадлежит Коломойскому; ICTV и СТБ — Пинчуку и его жене Елене; «5 канал» и «Прямой» — Порошенко; «Эспрессо» — Ивану Жеваго, сыну бизнесмена Константина Жеваго; исчезнувшие из эфира телеканалы «112», ZIK и NewsOne связывали с Медведчуком) и политические партии, и разорвет прочную цепочку «высокопоставленный чиновник — олигарх».

Станут ли грядущие перемены судьбоносными для олигархов и чиновников/политиков, которых они, по сути, кормят из рук, — большой вопрос. Пока в обществе идут острые дискуссии на эту тему. Даже горячие сторонники деолигархизации сомневаются в том, что власти удастся построить «страну без олигархов», не говоря о тех, кто считает объявленный бой показушным.

Вот как прокомментировал происходящее инвестиционный банкир и известный блогер Сергей Фурса.

«Пока самое страшное — это включение в реестр олигархов. Ну включили меня. Молодцы. И что со мной будет?»

— Сергей, наши всемогущие олигархи уже давно стали притчей во языцех. Бороться с их безграничным влиянием на чиновников и политиков действительно важно и нужно. В тексте законопроекта «об олигархах» сказано, что он будет действовать в течение десяти лет. Сможем ли мы за такой срок реально ликвидировать олигархическую систему?

— Если будем бороться с олигархами посредством только этого закона, данную проблему не решим.

— Нужен ли в принципе этот закон? Многие эксперты убеждены, что у власти вполне достаточно инструментов для борьбы с олигархами — всего-навсего нужно, чтобы нормально работали правоохранительная и регуляторная системы. И было бы, как говорится, желание. Согласны с таким мнением?

— Прочитав текст законопроекта, я увидел только одно — дешевый популизм. Нужен такой закон или нет? Скорее, не нужен. Ведь чтобы побороть коронавирус, нужен не закон о борьбе с ним, а работающая система здравоохранения, которая должна предпринять ряд конкретных мер. Точно так же и тут. Поймите, не будет такого: вот вы приняли закон про олигархов и опа — они пропали.

Представители власти рассказывают, что это рамочный закон, потом появятся еще какие-то, а он просто для дефиниций. На самом деле пока это выглядит как попытка отвлечь внимание от настоящих проблем.

Настоящая борьба с олигархами — это выстраивание верховенства права и работающее антимонопольное законодательство. Все, больше ничего не надо. Структурные реформы — вот то, что может помочь победить олигархов. Безусловно, не сразу. Это сложный процесс. Простого и быстрого решения сложной проблемы не бывает априори.

Читайте также: Ярослав Железняк: «Зеленскому пора начать выполнять обещания»

— Удивительно, что в законопроекте практически ничего не сказано о влиянии олигархов на экономику и о том, как прекратить их обогащение за счет убытков государства. Зато много внимания уделено их медиаресурсам. Журналисты уже метко назвали этот проект «законом о медийном рейдерстве» и говорят о предстоящем банальном «отжиме» СМИ, которые вполне могут перейти к лояльным власти персонам. «Понятно, что президенту и его партии не хватает медиаресурса. Им надо, чтобы звали на эфиры, хвалили в новостях и замалчивали скандалы», — пишет сайт «Зеркало недели».

— Да ничего рейдерского в отношении СМИ именно в этом законе нет. Если послушать какие-то комментарии представителей власти, то они действительно намекают, что потом надо будет что-то делать со СМИ, которые принадлежат олигархам. Но это, собственно говоря, не очень законно и не очень соответствует Конституции. Мы ведь живем в правовом государстве.

Пока самое страшное — это включение в реестр олигархов. Ну включили меня. Молодцы. И что со мной будет?

Читайте также: Кива, Тищенко и Степанов — cупергерои, которых мы заслужили, — Сергей Фурса

— Согласно законопроекту, представление о признании бизнесмена олигархом могут подавать Кабмин, член СНБО, Нацбанк, СБУ или Антимонопольный комитет. Однако окончательное решение — за СНБО. Оно вступает в силу со дня официальной публикации соответствующего указа президента и является обязательным для исполнения. А что же, собственно, исполнять?

— Включать в реестр олигархов. Еще раз повторю: это популизм. Зачем нам пытаться его разбирать?

СНБО — подконтрольный президенту орган. Условно говоря, продолжение Офиса президента. Президенту, конечно же, удобно действовать через СНБО.

Читайте также: Семиноженко, Пискун и другие: в СНБО назвали, кого выселят с госдач в Конче-Заспе и Пуще-Водице

— Секретарь СНБО Данилов сказал, что они насчитали 13 олигархов. Не так уж много, учитывая, что большинство крупных украинских медиа принадлежат людям из Топ-100 «Форбс». На ваш взгляд, эта цифра соответствует действительности?

— Вопрос персоналий тут не важен. Мы не должны говорить сколько их — 12 или 14. Олигархи — это проблема как класс и как явление, потому что оно в Украине возможно. Люди становятся богаче с помощью политики. Они просто паразитируют на государстве. Вот ключевой момент. И эту возможность надо максимально сокращать, а не пересчитывать количество и выяснять, кто больше олигарх, а кто меньше.

— Уменьшит ли потеря медиаресурса влияние олигархов на экономику — вопрос риторический, ведь другие активы, которые приносят основной денежный поток, олигархи могут оставить себе. То есть они так и останутся владельцами заводов и пароходов и монополистами в разных отраслях. Вот отдаст некто такие-то телеканалы. И будет продолжать наращивать свои капиталы.

— Во-первых, никто этим законом не заставляет никому ничего отдавать. Во-вторых, да, будет продолжать паразитировать на государстве. Но если цель власти просто перераспределить рынок СМИ, то таким законом это сделать нельзя. Напишут еще один закон именно на эту тему? Мне сложно представить, чтобы за него проголосовали в парламенте.

«Бизнес начал выводить деньги из Украины»

— Коломойский заявил, что он морально готов попасть в реестр олигархов: «Я, по большому счету, уже привык, что меня де-факто называют олигархом. Поэтому какая уже разница? Теперь еще и официально в реестр внесут». И даже поерничал: «Костюм сошью и нашью на него звезду «олигарх». Но добавил, что не будет продавать под дулом пистолета какие-то свои активы ради того, чтобы его не вносили в этот реестр. А пресс-секретарь одного из богатейших людей Украины Рината Ахметова заявила, что тот «был бы удивлен, если бы его признали олигархом». Мол, «Ринат Леонидович — крупнейший украинский инвестор», а «все его активы, в том числе и СМИ, приобретены законным путем и работают прозрачно». Вот и вся их реакция, собственно.

— Считаю ли я Ахметова олигархом? Конечно, считаю. Будет ли любой олигарх говорить, что он не олигарх? Безусловно, будет.

— В партии «Европейская солидарность» считают, что законопроект никоим образом не ограничивает настоящих олигархов и что инициатива Зеленского направлена «исключительно против Порошенко, которого тот считает олигархом номер один».

— Теоретически такие доводы возможны. Потому что, если мы отбросим пункт о монополии (он вообще ни о чем, потому что нет решения Антимонопольного комитета), то останутся три пункта — это активы и влияние на политику и медиа. И они, действительно, идеально подходят исключительно к Порошенко.

Чего нет ключевого в этих требованиях и в этом подходе, так это того, что олигархи зарабатывают на государстве. Вы можете быть богатым, можете быть бизнесменом, можете быть в политике, но это не говорит о победе олигархии. Неужели вы скажете, что в Чехии победила олигархия? А ведь их премьер-министр соответствует всем критериям украинского закона об олигархах.

— На ваш взгляд, олигархам стоит переживать по поводу того, что их жизнь может круто измениться?

— Может ли бизнес опасаться конкретно этого закона? Нет. Ну, включили вас в реестр. Боже мой, что тут такого? Однако того, что может случиться какая-то иная системная и неправовая история, бизнес боится. Мы видим, что он начал выводить деньги из Украины.

— Это носит масштабный характер?

— Да, достаточно масштабный. Если изучить баланс, что бизнес делает с валютой (покупает или продает, то есть выводит деньги или заводит), можно четко увидеть, что сейчас он выводит доллары из страны. Несмотря привлекательные условия внешней торговли и супервысокие цены, бизнес опасается. Это похоже на ситуацию 2005 года, когда Юлия Владимировна бегала и кричала про реприватизацию. Тогда бизнес тоже испугался и перестал инвестировать, и это тут же отразилось на экономическом росте страны.

Читайте также: «Инвестиций больше нет? Караул! Спасите! Помогите! Все пропало!» — Фурса разъяснил ситуацию

— Проект закона содержит еще одну интересную норму — государственные служащие должны подавать информацию о своих контактах с теми, кто попал в реестр олигархов.

— Возьмем, например, Порошенко. И что, теперь каждый раз всем депутатам только и строчить сообщения в СНБО о встрече с ним? То есть это не очень продуманное требование.

— Почти все украинские телеканалы принадлежат тем, кого Зеленский грозится «усмирить». По идее, следующим шагом после принятия этого законопроекта должна стать большая распродажа украинских медиа. Вы как-то представляете себе механизм этого процесса?

— Сложно себе это представить, потому что, опять же, единственный механизм — это работающее антимонопольное законодательство. Да, олигархи используют медиа для давления на власть. Да, у нас все телеканалы дотационные и это чисто политическая история. Но там нет монополий, соответственно, заставлять кого-то что-то продавать — незаконно и недемократично. И очень сложно представить закон, который заставит их это сделать. Он просто не пройдет в парламенте и вызовет бурю возмущения, в том числе у наших западных партнеров.

— А что говорят те, с кем вы общаетесь на Западе, об этом законе?

— Говорят, что это чистый популизм. И все.

Фото из архива Сергея Фурсы

1451

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров
 

© 1997—2021 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины.

Материалы под рубриками «Официально», «Новости компаний», «На заметку потребителю», «Инициатива», «Реклама», «Пресс-релиз», «Новости отрасли» а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер.