ПОИСК
Общество и люди

«Боец меня озадаченно спросил: «Ты что, слепой? Может, еще и снайпер?!»: невероятный рассказ незрячего волонтера, помогающего фронту

15:10 5 декабря 2021
Денис Романовский
Дмитрий НИКОЛЕНКО, специально для «ФАКТОВ»
— У меня с детства проблемы со зрением, — рассказал «ФАКТАМ» Денис Романовский. — Глаукома. По выводам врачей — неизлечимая. С возрастом болезнь только прогрессировала. Однако я успешно окончил школу, дальше выучился в винницком вузе на юриста. Параллельно активно занимался спортом — сначала футболом, потом каратэ. Дальше перешел на легкую атлетику. Прыгал в длину и тройным, бегал на короткие дистанции от 100 до 400 метров. В свое время даже был кандидатом в параолимпийскую сборную страны на участие в Олимпиаде в Пекине в 2008 году. Однако не сложилось. Но свободную минутку для тренировок нахожу до сих пор.

До войны я работал в группе быстрого реагирования частной охранной фирмы. Была компания единомышленников — спортсменов и патриотов Украины. Фактически из этой компании образовалась наша волонтерская группа.

«Наш первый внедорожник «Опель Монтерей» собирали два месяца, как конструктор «Лего»

— В Виннице с первых дней Революции достоинства вместе с друзьями-единомышленниками поддерживали майдановцев, доставляли продукты питания, предметы первой необходимости, — рассказывает Денис Романовский. — Когда началась война, многие мои товарищи по охранной фирме и Майдану ушли на фронт. Они служили в батальоне «Киевская Русь», 9-м Винницком территориальном батальоне, спецназовцами, разведчиками, десантниками. В первые годы войны мы покупали бойцам средства гигиены, белье, продукты питания, бронежилеты, тепловизоры… Тогда на фронт шли целые караваны волонтерской помощи. Мы неделями не вылезали из-за руля автомобилей… «Новой почтой» отправляли тонны посылок.

В 2017 году, когда обеспечение украинской армии формой и продуктами питания вышло на более-менее надлежащий уровень, решили заняться ремонтом и восстановлением военных автомобилей.

— Что это за автомобили?

— Многие волонтеры, желавшие помочь армии и добробатам, когда у них была критическая нехватка техники, передавали военным подержанные автомобили. Чаще разнообразные внедорожники, бусы, легкие грузовики. Часто эта техника на «еврономерах» приходила к нам из Европы, уже доведенная до ручки. А еще добавим сумасшедшую эксплуатацию на фронте. Кроме того, часто на фронте нет ни специализированных СТО, ни квалифицированных мастеров, которые могут справиться с иномаркой. Поэтому машины превращались в металлолом уже за считанные месяцы. А ребятам нужно на чем-то передвигаться.

РЕКЛАМА

Наш первый автомобиль, который мы отправили, был внедорожник «Опель Монтерей» для батальона «Киевская Русь», ставшего сейчас структурным подразделением 54-й бригады Вооруженных Сил Украины. Машина попала к нам из Прибалтики. Тот «Опель» почти разваливался. И девушки-медики попросили его реанимировать. Это было четыре года назад, в ноябре 2017 года. Два месяца мы собирали его, как конструктор «Лего». У нас целая команда автомастеров с золотыми руками. В результате от старой машины остались некоторые части кузова и передние водительские и пассажирские сиденья. Когда бойцы увидели машину, то от удивления не могли произнести ни слова: неужели это наш Опель?! Внедорожник все еще на ходу. За эти четыре года мы обновили около 40 автомобилей. Некоторые ремонтировали уже по второму кругу.

Читайте также: «Если война дойдет до наших мест, то с врагом договариваться не будем»: фермер из Херсона рассказал, почему помогает украинской армии

РЕКЛАМА

Как-то «добробатовцы» перегнали нам на «реанимацию» внедорожник «Ниссан». Кроме технической неисправности, в кузове насчитали более ста дыр от пуль и осколков. Даже наши опытные мастера хватались за голову. С ним мы работали около пяти месяцев.

Другая интересная машина — автомобиль скорой медицинской помощи для спецназовцев из Хмельницкого. Тоже из Европы. Мы капитально отремонтировали двигатель, ходовую часть и устранили другие неполадки. Потратили только на закупку запчастей где-то под 2 000 долларов спонсорской помощи, за что я искренне благодарен всем, кто откликнулся. И когда мы передали машину «спецам», ребята пожелали одного — чтобы автомобиль никогда не использовался по назначению.

«Однажды «добробатовцы» перегнали нам на реанимацию внедорожник «Ниссан». В кузове мы насчитали более ста дыр от пуль и осколков», — рассказывает Денис Романовский

РЕКЛАМА

— Кто входит в состав вашей команды?

— Сейчас в составе 15 мастеров. Ребята всех возрастов. Это коллектив дизелистов во главе с Александром Казмерюком, электрики Артур Петровский и Максим Смишный, коллектив СТО «Автогараж» и ООО «Сигнал», мастер по ремонту турбин Иван Щербак. Вы хорошо понимаете, что работы у квалифицированных автомехаников всегда хватает, а тем более в наше время. Но все мы готовы работать в свободное время, иногда без выходных и передышки, чтобы помочь ребятам на фронте. Запчасти покупали за средства спонсоров или неравнодушных граждан. К счастью, не все еще устали от войны. А многие из «уставших» не видели ее своими глазами.

«Мы разработали портативный модуль для стрелкового оружия»

Если раньше Денис еще видел примерно на 20 процентов, в том числе яркий экран смартфона или компьютера, то потом полностью потерял зрение. Но мужчина продолжил волонтерскую деятельность с еще большим упорством и энергией. Правда, за рулем волонтерской машины сейчас ездит его жена Людмила, специально сдавшая на права, чтобы вместе «волонтерить». И они с Денисом и единомышленниками ездят в зону Операции Объединенных Сил. Помимо ремонта автомобилей, они работают над еще одним ноу-хау — специальными станками для стрелкового оружия.

— К нам обратились бойцы из «Винницких скифов» с просьбой изготовить станок для крупнокалиберного пулемета Владимирова танкового (КПВТ), — продолжает Денис. — Это очень мощное оружие, устанавливаемое на бронетехнике. Однако из-за Минских соглашений использование «брони» на передовой в настоящее время запрещено. А ребятам нужно что-то более мощное, чем штатные автоматы или ручные пулеметы. Так что наши народные умельцы решили ставить такое оружие с бронетехники уже на позиции. А поскольку такой пулемет весит около 52 килограммов плюс запас патронов — в руках его не потягаешь. Тогда бойцы приобрели готовый станок у киевских мастеров за 15 тысяч гривен. Но за такую цену много станков не купишь. И обратились к нам с просьбой, можно ли сделать такие станки самостоятельно. С нашим мастером Владимиром Нагорным решили попробовать.

Читайте также: «Бандеровец по убеждениям и волонтер по духу»: щемящий рассказ о 89-летнем Сергее Вознюке, старейшем волонтере Украины

— Сколько таких станков сделала ваша команда?

- Около сотни. Не только для КПВТ. Мы производим их и под автоматические станковые гранатометы и ручные противотанковые гранатометы, под пулеметы большого калибра разных систем. Фактически это импровизированная турель, значительно повышающая мобильность и портативность стрелкового оружия. Установив на него любое оружие, можно вести огонь в наиболее удобном направлении. Такие станки можно использовать на блокпостах, закрытых боевых позициях, в окопах, для борьбы со снайперами и диверсионно-разведывательными группами противника. При изготовлении каждого станка постоянно консультируемся с бойцами, принимаем во внимание их пожелания.

Мы также разработали своего рода портативный модуль. Если просто объяснить, это дистанционно управляемая станина, которая производит наводку с помощью электромоторов, питающихся от сети или от аккумулятора, а пулемет имеет свой электрический спуск. Боец может находиться под защитой в окопе и наблюдать обстановку в мониторе, на который передает изображение прицельное устройство на пулемете. При виде врага с помощью пульта можно наводить на цель и открывать огонь. Такие станки-модули уже используются на фронте и спасли не одну жизнь и здоровье наших ребят. Их производим не только для пулеметов, но и для ручных противотанковых гранатометов.

Мастера, работающие в свое свободное время вместе с Денисом Романовским (слева), делают станки под гранатометы и пулеметы

— Если бы это ваше изделие было сертифицировано и официально принято на вооружение, это могло бы очень пригодиться нашим защитникам…

— Конечно. Мы вели переговоры с действующими военными, на Всеукраинском собрании волонтеров часто рассказывали о нашем проекте. Но нам ответили единственное — идея хорошая, но нужны сотни согласований, тысячи документов, миллионы испытаний. И не факт, что будет принято положительное решение… К сожалению. Поэтому так и работаем — фактически кустарно.

Занимаемся не только машинами и станками. Часто возим на фронт маскировочные сетки, которые плетет наша известная винницкая волонтерская группа «Волшебная сеть», или, как их еще называют, «Винницкие паучки». Нам помогает винницкий священник-волонтер Анатолий Кузнецов, который часто ездит к ребятам. Он перевозит отремонтированные машины на бусе с эвакуационным лафетом. Постоянно сотрудничаем с другими винницкими волонтерами, в частности с Татьяной Власюк, Валерием Дяковым, Юлией Вотчер.

— А бойцы не удивлялись, увидев незрячего волонтера?

Были разные ситуации. Помню, когда я еще немного видел, были мы у ребят на передовой. Я был одет в военную форму. После ночного дежурства бойцы попросили меня подержать на минутку автомат и снайперскую винтовку, пока переодевались. И вот заходит незнакомый воин и просит у меня сигарету. Это был боец Грузинского легиона. Давая ему сигарету, я протягиваю ее в другом направлении. У того бойца глаза на лоб полезли от удивления: «Ты что слепой? Может, еще и снайпер?!» Была очень комичная ситуация. В настоящее время он находится в рядах Вооруженных Сил Украины. Мы дружим и смеемся над нашим первым знакомством.

Когда за рулем моя жена, на блокпостах многие молодые бойцы откровенно удивляются, увидев незрячего волонтера. Было за эти годы разное… Был и позитив, был негатив, но позитива больше. Есть у меня друг-«айдаровец». Воевал, подорвался, потерял ногу. Несмотря на запреты медиков, добился разрешения снова уйти на фронт. Там подорвался второй раз. К счастью, вторую ногу удалось спасти. И сейчас на лечении у него одна цель — поправиться и снова вернуться к побратимам. Как здесь упадешь духом?

— Есть надежда вернуть зрение?

— Конечно, постоянно интересуюсь возможностью восстановления зрения. Знаю, что за границей уже начали практиковать такие операции по установлению глазных протезов. Но стоимость операции составляет сотни тысяч евро. Сколько машин или станков для оружия можно сделать за такие деньги? Поэтому сначала помощь фронту, пока есть силы, здоровье и вдохновение.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали о волонтерской группе, которая производила беспилотники, ремонтировала средства связи и тепловизоры для ВСУ, а сейчас запускает в производство собственный электрический грузовой автомобиль.

Фото предоставлено Денисом РОМАНОВСКИМ

1361

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров