ПОИСК
Происшествия

«Моя мама у меня на глазах истекла кровью. Русские оккупанты не дали к ней подойти»: жительница Ирпеня об ужасах бегства из города

20:00 23 апреля 2022
Людмила Куницкая

Людмила Куницкая и ее родные во время эвакуации из Ирпеня попали под обстрел и потеряли родных. Ее история о случившемся будет еще одним свидетельством рашистских преступлений против человечности в Гаагском трибунале. Рассказ женщины у себя на странице в ФБ рассказал журналист Николай Тимченко.

«Мы были с 24-го февраля по 6-е марта в ЖК «Версаль», — рассказывает Людмила Куницкая. — Там прятались в подземном паркинге. Мы не смогли уехать, потому что нас было восемь человек — наша семья. И одна только эта такая маленькая машина. Мы все не могли у нее поместиться. А потом уже 6 марта, когда обстреляли полностью наш ЖК, когда уже отключили свет, газ и воду, мы собрались с соседями. Нас собралось 12 машин. Поэтому родственники наши сидели по разным машинам. И мы уезжали. Через Стоянку. И в Стоянке нас расстреляли русские оккупанты на блокпосту. Мы не знали, что они там. Они стали стрелять в нас. В первую машину, которая ехала перед нами, они бросили гранату. Там два человека тоже умерли. Затем они начали стрелять из РПГ возле второй машины. Вот в моей машине я сидела на пассажирском сиденье, сзади меня сидела моя мама. Когда я вернулась с пассажирского сиденья, я увидела, что у моей мамы с шеи хлынула фонтаном кровь… Она уже стекала кровью. Я ей еще пыталась давать шарф, чтобы как-то ей помочь, заслонить рану, но уже ничего не помогло. Она буквально через несколько секунд стекла кровью. Моя мама у меня на виду. Российские оккупанты не дали мне к ней подойти, как-то помочь. Они не дали нам унести тела… Также в машине, которая была перед нами, погибла мама моего мужа. Она сидела на пассажирском сиденье. В нее попала пуля прямо в сердце. Нам тоже не дали к ней подойти, не дали увидеть, что с ней. Просто все истекали кровью на земле прямо у машины. Они только тех, кто могли ходить, отпустили. Мы ушли оттуда. Они нас все же отпустили, потому что с нами еще были дети. А те, кто были очень тяжело ранены, так они и остались стекать кровью возле машин. И потом люди, которые ехали после нас, их просили, чтобы забрать этих людей. И потом все-таки двоих ребят спасли.

Один парень, это нашей сестры парень, ему 20 лет. Сейчас он находится в Германии на лечении. И еще наш сосед Дмитрий. Тоже у него вообще пуля пролетела в голову насквозь, и еще одна пуля застряла в легких, осколочные — в живот. Жив, слава богу. Сейчас он не может ни разговаривать, ничего. Но проходит реабилитацию во Львове. Мы сейчас занимаемся его лечением, собираем средства, все такое. Мы также будем его заграницу отправлять, чтобы доставали еще пули. Потому что у него еще пуля в плече. Мы тридцать дней не знали, жива ли мать моего мужа. Потому что моя мама, я видела, что она умерла у меня на глазах. А о маме мужа мы ничего не знали. Тридцать дней искали их тела. Мы не могли нигде их найти. Мы просили волонтеров, чтобы они обыскали те места, где были русские оккупанты. И потом уже через 30 дней увидела в интернете видео с телом моей мамы и моей свекрови. И это был журналист Сергей Лойко. Я увидела его видео, написала. А потом уже через неделю где-то нам позвонили из полиции, что нашли тело моей свекрови в морге в Киеве. И мы уехали. Моя мама была как неопознанная".

Людмила Куницкая уже похоронила маму и свекровь на родине в Житомирской области. Хотя мама мужа из Харьковской области, но отвезти ее туда невозможно, потому что на Харьковщине до сих пор идут бои.

По предварительным данным, в городе Ирпень в Киевской области погибли более 300 гражданских и около 50 военных.

5952

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров