ПОИСК
Общество и люди

«Мы в очереди за хлебом по три часа под обстрелами выстаивали, а теперь грех жаловаться!»: как живет Чернигов после осады рашистов

14:42 15 мая 2022
Чернигов

Журналистка Юлия Струк — уроженка Чернигова. Недавно она побывала в освобожденных селах Черниговской области, жители которых испытали на себе зверства российских оккупантов. А на днях посетила свою родину — город, который выстоял и не допустил продвижение россиян к сердцу Украины Киева. Юлия рассказала, как сейчас здесь живут люди:

«Что я сделала, когда вышла из поезда (им я добиралась домой впервые, вероятно, с 2010 года) и увидела надпись на здании вокзала «Чернигов»? Я записала видео своим лучшим подругам (мы все отсюда родом), где я всхлипываю и говорю: «Я дома».

Какой Чернигов сейчас? Малолюдный. «Война научила, что надо защищаться», «Да что им тот Пушкин и Лермонтов сделали» — отрывки чужих бесед, которые я ухватила краем уха, а они до сих пор сидят в моей голове. Настроения у людей разные: кто-то идет угрюмый, кто-то — улыбающийся, некоторые — настороженные. А ты смотришь на каждого взглядом побитой собаки и мысленно их обнимаешь, потому что это родные северяне.

В Чернигове разрушены многие исторические здания

Цветущий. Я и не помню, когда Чернигов был так нарядно одет в цветы, даже несколько кустов магнолии цветут. Картина, не уходящая из головы — разбомбленный отель «Украина» и совсем недалеко клумбы с красными и желтыми тюльпанами.

Чистый. Разрушений, к сожалению, очень много, однако повсюду убрано и стекло, и обломки, и мусор, все постепенно расчищают. Общественный транспорт в Че сейчас не работает — даже маршрутки не ездят, хотя их вроде обещают скоро запустить. Когда направлялась к своему дедушке, то проходила мимо остановки, которую активно мыли две милые женщины. Вдумайтесь: транспорт не ходит — а остановочку убирают, потому что на ней все равно отдыхают люди. Меня это тронуло до слез.

И поскольку ни троллейбусы, ни маршрутки пока не курсируют — многие горожане пересели на велосипеды. Сейчас Чернигов — не только город цветов и церквей, но и велосипедов. Свет, газ, вода, хорошая мобильная связь и интернет — все это есть. Вода преимущественно только холодная, поэтому черниговцы принялись активно устанавливать бойлеры. В начале марта Чернигов остался без отопления из-за разбитой рашистами ТЭЦ, поэтому в домах еще достаточно холодно. Только не в квартире моего деда — вот где настоящая пустыня благодаря куче обогревателей…"

Кафе и рестораны, по словам журналистки, практически не работают. Однако маленькие кофейни могут предложить напитки на любой вкус.

«Где-то и внутри можно присесть, но преимущественно — кофе на вынос. Шаушку тоже делают, но я не успела полакомиться. Теперь о супермаркетах: здесь я увидела, что такое голые полки. Не отдельные, а много пустых полок. Действительно, разнообразия ассортимента пока нет, однако основное приобрести можно. А сами черниговцы говорят так: мы в очереди за хлебом по три часа выстаивали, а теперь грех жаловаться! Соседка моего дедушки, тетя Валя: «Стоим мы в очереди, а там уже бах-бах-бах, лупят, а все стоят, потому что как потерять эту очередь, столько же выстоял. Вот и прижимались к стенам магазина, будто они могли нас защитить».

В городе во время воздушной тревоги сирена пока не звучит. Очевидно, из-за перебоев с электричеством ее выключили почти в самом начале полномасштабной войны. Поэтому черниговцы ориентировались на оповещения в мобильных телефонах. А что было, когда свет, связь и интернет в Чернигове почти исчезли? Моя любимая учительница Татьяна Евгеньевна говорит, что плюс-минус высчитали часы, когда россияне начинали обстрелы и авиаатаки, ставили будильники и в это время пытались укрыться.

Я не могу говорить о всех горожанах, но хочется сказать о своих близких. Они все ценят и всему радуются. Очень сильно. Что есть вода, есть свет, что в магазине можно рассчитаться картой, а в банкомате — снять наличные, что можно зайти в магазин и купить продукты, что у них над головами сейчас не летают вражеские самолеты, сбрасывающие на Чернигов многотонные бомбы, что сейчас не слышно «градов», «саушек» и гула истребителей.

Видеть разрушенными места, которые ты любишь, которые знакомы до малейших деталей с детства, — больно, меня трясло и душило слезами. Однако куда более болезненны рассказы близких о том, что они пережили в осаде".

Читайте также: «Я буду плевать им в морду! Не простим никогда! — о выживании в оккупации рассказала жительница села на Черниговщине

Фото со страницы Юлии Стурк в Фейсбуке

1553

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров