ПОИСК
Шоу-бизнес

«Я перестала сходить с ума»: режиссер «Клондайка» о шансах картины на «Оскаре»

18:05 28 ноября 2022
режиссер Марина Эр Горбач

В Украине стартовали показы фильма-номинанта на премию «Оскар» от нашей страны — «Клондайк». Действие картины происходит на Донбассе, во время катастрофы пассажирского боинга МН17. Ее режиссер Марина Эр Горбач вместе со своим мужем и продюсером Мехметом Бахадиза Эр уже улетели в США, чтобы там представлить свою работу. Эксперты говорят, что шансы на победу украинской картины велики, но Марина признается, что для нее важнее еще раз привлечь внимание к войне в Украине.

В эксклюзивном интервью «ФАКТАМ» Марина призналась, за что до сих пор корит себя и где встретит победу Украины.

«Мне все время казалось, что „Клондайк“ не успел состояться в чьей-то судьбе»

- Еще летом этого года мы запланировали выход «Клондайка» в Украине, — вспоминает Марина. — Это было совсем нелогично, потому что в стране идет война, какие кинотеатры… Но я сама видела, что люди охотно идут в кино, реагируют, обсуждают.

- К тому же вам, как претенденту на Оскар, нужно было пускать картину в широкий прокат.

- Если быть сугубо бюрократическим, то премьера «Клондайка» состоялась еще в мае. Он вышел в прокат в Бразилии. Но, конечно, это было неправильно — идти на Оскар от Украины и не показаться в своей стране. Поэтому решение было принято. Признаюсь, когда столицу впервые атаковали дроны, у меня было опасение, пойдут ли люди в кино. Но когда я увидела своими глазами полные кинозалы, поняла, что таких эмоций сейчас не хватает.

- Хотя ваше кино достаточно тяжелое.

- Да, это не комедия. Но люди воспринимают историю «Клондайка» как историю Донбасса. Мне знакомая рассказывала, что во время просмотра она несколько раз хотела встать перед экраном и обратиться к героям со словами: «Уезжайте!»

Читайте также: «Превращают день памяти в день террора»: Зеленский о действиях российских террористов

- Выходит, ваш фильм появился в тот момент, когда это было нужно!

- А мне всегда казалось, что я опаздываю. Знаете, когда умер наш актер Сергей Шадрин — исполняющий главную мужскую роль -, у меня появилось ощущение, что я не успела какие-то моменты ему показать. Это ведь была его первая главная роль! Сергей очень ее ждал. Мне все время казалось, что мы не успели состояться в чьей-то судьбе. Поэтому мне хотелось выпустить «Клондайк» в мир как можно скорее. В октябре прошлого года мы получили награду в Америке на Sundance Film Festival, хотя какой-то явной повестки войны тогда не было. И чем ближе мы подходили к премьере, особенно в феврале 2022 года на Берлинском фестивале, вопрос войны становился все более актуальным.

- Вы верили, что война все-таки произойдет?

- Я этого не анализировала. Хотя столько было факторов, говоривших о масштабировании. Мне кажется, что Европа просто позволила этому произойти. россия «оттяпала» часть Донбасса, Крым и не получила никаких ответных санкций! Помню, что когда мы уже заканчивали съемки фильма, россия просто вышла из дела по МН17! Конечно, у них ведь нигде не было «красного света».

- Вы достаточно долго шли к съемкам «Клондайка» — трагедия произошла 17 июля 2014 года.

- Мы завершили работу над фильмом в 2020 году, а получили финансирование в 2019 году. Супер активный период был с 2016 по 2019 годы. Кстати, мы подавались на финансирование с этим фильмом дважды. В 2017 году нам отказали — сказали, что для такой темы еще рано. Тогда отказали и «Плохим дорогам» — мы были в одном конкурсе. Через два года мы снова отправились. Для меня тема катастрофы МН17 и случившегося на Донбассе всегда была понятна. Это не вопрос рефлексии — мне хотелось активно заявить о том, что я не согласна с нарушением территориальной целостности Украины и сломанными судьбами многих украинцев. На самом деле, эта картина спасла и меня — когда стартовали съемки, я перестала потихоньку сходить с ума.

Читайте также: «Рашисты заставили могилу разрывать, чтобы доказать гибель мужа»: страшные истории из деоккупированного Херсона

- Катастрофа МН17 произошла в день вашего рождения.

- Именно так. Поэтому я очень внимательно следила за этим делом, акцентировалась на каждой годовщине. Я видела, как дело прогрессирует в сторону какой-то романтизации воспоминаний и перехода в какой-нибудь ритуальный день. Этого нельзя было допустить!

«Мне хотелось заявить, что я не согласна с нарушением территориальной целостности Украины и сломанными судьбами многих украинцев»

- Во время этих девяти месяцев полномасштабного вторжения вы испытывали страх?

- Только на перроне, садясь в поезд в Украину, когда получаешь смски про со всех сторон летящие ракеты. Тогда приходит ужас. Но когда уже едешь, а потом выходишь в Киеве, становится легче. Страха не испытывала и наша съемочная группа. Мы недавно собирались вместе, поболтали три часа и ни разу не вспомнили о войне.

- Люди ко всему приспосабливаются.

- Мне кажется, люди пытаются вытянуть себя в жизнь. Ясно, что все думают о войне, но это не является главной темой.

- Ваши родные остались в Киеве?

- Мама была до середины мая. Первые месяцы мне дались очень сложно. Я совсем не спала. Сложно было принять мысль, что город, где я выросла, бомбят. Она уехала, когда все стало спокойнее. Но когда ты находишься далеко, то переживаешь за родных больше, чем они в Киеве. Я сама это почувствовала на себе. Наша квартира уцелела, но прилетело возле моей школы. 16-этажный дом практически полностью разрушен. Знаете, у меня был такой сильный эмоциональный стресс 24 января, что дальше помню только перечень действий. Я не могла просто понять все.

Читайте также: «По Киеву могут бить ракетами С-300 даже из Беларуси, этих ракет у россиян много», — военный эксперт

- Каким было ваше утро 24 февраля?

- Я проснулась и увидела, что у меня разрывается телефон от сообщений. Набрала маму в Киеве — она спала и ничего не слыхала. Сестра работает на телевидении, у нее был ночной эфир. Она приехала в дом, засунула в уши беруши, и до двух часов дня я не могла до нее дозвониться. Это был ужас! Но мама больше испугалась за меня, потому что я просто не контролировала себя. Мой сын не понимал, что произошло. Я только сказала: «Киев бомбят». Он обнял меня со словами: «Мама, я буду класть отдельно майки, носки, сам разбирать машинку, только не плачь…»

Потом таким сильным стрессом был Ирпень, когда наши войска стали заходить в город. Я была в это время за границей, готовилась к выступлению. Но долго не могла выйти на сцену, потому что ком стоял в горле.

- Как вы справляетесь с эмоциональным напряжением?

- Я не знаю, что буду делать, когда закончится наша оскаровская компания. Как мой организм отреагирует, когда закончится моя ответственность — сейчас я беспокоюсь о рекламной компании, и это занимает все время. Эмоциональный подъем очень высок. Чего мне хочется сейчас — залечь дома под одеялом на 24 часа. Но я понимаю, что нужно иметь какой-нибудь вариант на потом. Не могу сказать, будет ли это фильм о войне. Но знаю точно, что мне потребуется «перевертыш».

- Представляете, каким будет день нашей победы?

- Хочу повезти мужа в Крым. Готовимся уже летом быть там!

Напомним о том, что ранее «ФАКТЫ» писали о Мантасе Кведаравичюсе, режиссере фильма «Мариуполис 2», замученном российскими оккупантами.

505

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров