ПОИСК
Украина

«Уже 9 месяцев сына нет, но я все равно звоню ему»: мама погибшего в Мариуполе морпеха, жениха «Пташки»

12:50 9 декабря 2022
Ярослав Христюк

«Война дала мне тебя, а ты показал мне, что такое настоящая любовь, верность, братство. Что такое быть настоящим воином, напарником и другом… Ты научил быть верной своей войне, а она у меня тебя забрала… И с неба ты научил меня быть сильной, непоколебимой, несокрушимой уже ничем, стальной… Ты не любил, когда я плачу, опускаю руки. И я не плачу, я борюсь за двоих под твоей защитой. В сердце с тобой, мой ангел, я прошла Мариуполь, Азовсталь, плен и борюсь дальше. И с твоим именем на устах я буду бороться до последнего вздоха. Прости, что мы не успели поделиться фамилией… Мой Герой, Ангел, навсегда мой жених. Спасибо, ты навсегда со мной! И я не плачу, я борюсь! За двоих!» — так подписала свое щемящее видео в «Инстраграме» парамедик медицинского батальона «Госпитальеры» Екатерина Полищук с позывным «Пташка». На нем — фотографии молодого красивого парня в форме и звучит куплет «Пісня буде поміж нас»…

Выяснилось, что мужественная военная, державшая оборону Мариуполя и не сломавшаяся в плену, в этой войне потеряла того, кто дороже всех, — своего жениха, который также с оружием в руках боролся до последнего патрона с оккупантами. Это 26-летний боец морской пехоты Ярослав Христюк, который вместе с семьей жил в поселке Браилов под Винницей. До сих пор родные не могут забрать тело из оккупированного города и похоронить героя.

— Все мое богатство — дети… Яне уже 24 года, Антону — 22. Сын раньше служил три года по контракту в 30-й бригаде. В результате получил диагноз — мерцающую аритмию, — рассказала «ФАКТАМ» мама Ярослава Христюка Юлия. — 17 февраля ему провели операцию на сердце, которая длилась четыре с половиной часа. Марийке — 14 лет, она в девятом классе. Ярослав — старший и всегда был нашим тылом. Я не раз говорила, что самой остаться нетрудно, потому что у меня есть мои сыновья и дочери, с которыми мы еще и лучшие друзья. Дело в том, что отец бросил нас, когда Ярославу было три года. С 2006 года он считался пропавшим без вести, его разыскивали через полицию. Алименты, соответственно, я не получала. Конечно, так хотелось детям, чтобы их взяли за руку и повели на площадку или купили мороженое, обняли… Цинизм ситуации в том, что только после гибели сына отец нашелся и теперь заявляет, что он активно участвовал в воспитании Ярослава, хотя все свидетели подтвердят, что детей я поднимала сама.

Ярослав Христюк с мамой

— Расскажите о Ярославе. Откуда у него такая любовь к армии?

— Знаете, он всегда был не таким, как все. Как рассказывали побратимы, он всегда выполнял свою работу сам. Так и в детстве. Он если не прошел пешком 5 км, день пропал. Ярослав очень волевой, всегда за правду. Отсутствие отца его закалило как мужчину, это такая стена была, такая защита. Он всегда ставил перед собой цели и добивался их. С Ярославом мы любили сесть в машину и поехать куда-нибудь, чтобы просто посмеяться и пообщаться обо всем на свете.

Для нашей семьи война началась еще в 2014 году. Тогда Ярослав получил профессию столяра в местном училище, но после получения диплома заявил, что видит себя в армии. Конечно, я как мать отговаривала. И слушать не хотел. Потому что, как говорил сын, его мысль всегда верна. У него долго не получалось пройти медицинскую комиссию, где-то месяца два он туда ходил. Думала, что руки уже опустит. Но нет, это не о моем Ярославе. Ему было в то время 18 лет. В конце концов он подписал контракт на три года с 36-й бригадой морской пехоты, его взяли в десантно-штурмовой батальон. Помню, как провожала его 29 августа 2014 года в часть в Одессу, то были слезы гордости и грусти… Поскольку в справке о составе нашей семьи было указано, что я сама воспитываю детей, сына не могли взять в зону АТО. Он волновался из-за этого, просил больше никому не показывать эту справку, потому что она ему «мешает» быть на передовой. Я до сих пор не знаю, как ему удалось поехать на восток и защищать Украину на мариупольском направлении. Прослужив два года, подписал контракт еще на пять. В результате боевых действий у Ярослава было три ранения. после первого лежал в госпитале, ничего не рассказав нам. Позже вернулся на передовую. Как-то осколок прошелся по шее, но не задел жизненно важные артерии. Долго мы делали перевязки. Порезало осколками руку, глаза… Но Ярослава ничего не останавливало! Когда прошло 5 лет контракта, сын уволился, побыл дома полгода, отдохнул. Решили делать ему загранпаспорт, хотел ехать в Польшу на работу. Но, как потом выяснилось, Ярослав постоянно держал связь с побратимами и в конце концов вернулся на войну. Летом 2021-го подписал третий контракт. В начале 2022 года сын впервые признался, что познакомился с девушкой, которая ему очень нравится. Мол, все серьезно и придет время, он нас познакомит. Имя не назвал, потому что личное всегда держал в себе. Но не успел…

Ярослав на Змеином

Читайте также: Это не была сдача в плен: в разведке рассказали, на каких условиях сложили оружие защитники «Азовстали» и что с ними сейчас

— Что вам известно об обстоятельствах гибели Ярослава?

— Полномасштабное вторжение сын встретил уже в Мариуполе. Знаю, что с побратимами держал оборону на заводе Ильича. Мы общались по «Вайберу». Я знала, что лишнего спрашивать нельзя. Интересовалась, как он… Последний разговор состоялся 28 февраля. Я написала Ярославу: «Сыночек, я тебя очень люблю». Он ответил, что тоже. Потом наша связь оборвалась. Я все время ждала и верила, что это потому, что идут тяжелые бои. Сын всегда говорил, что отсутствие новостей — это не всегда плохо. 22 марта вечером мне позвонила по телефону соседка и сказала, что ко мне приехали. Я вышла, у калитки стояли мэр, поселковый голова… Верите, не хотела открывать, потому что поняла: произошло непоправимое. В доме еще и находился сын, который месяц, как после операции. Все спрашивала, что, может, это неправда. Ответили, что нет, Ярослава опознали. Его земной путь закончился 17 марта… Сын, получивший ранение в грудь, бросился спасать побратима на поле боя. Спас… Но не успел пригнуться, как попали ему в шею. Видимо, задело сонную артерию. Ярослава похоронили в парке на территории завода, сделали это у березы, чтобы потом можно было объяснить, где его найти. Товарищ, которого сын спас, общался со мной, благодарил за спасение. Уже девять месяцев, как Ярослава нет, я его мертвым не видела, так что не примите за сумасшедшую, но я до сих пор набираю его, держа в руках «похоронку», и верю в чудо…

Читайте также: «Били током, морили голодом. Четыре месяца, день в день»: освобожденный из плена боец рассказал об издевательствах рашистов

— Знаю, что тело вашего сына до сих пор остается в оккупированном Мариуполе. Что известно? Есть ли шанс как можно скорее вернуть его?

— Я звонила уполномоченному по пропавшим без вести Олегу Котенко, сообщила, где именно был захоронен Ярослав. Насколько я знаю, тела уже вывезли и продолжается идентификация, а это долго. Ждем… На днях общалась с комбатом сына. Как мне сообщили, его представили к награде «Герой Украины». Ему еще при жизни хотели присвоить это звание. Однако он так и не успел получить орден. Кроме того, раньше Ярослав получил награды за мужество и героизм — медаль «Захиснику Вітчизни», почетный знак «Маріуполь. Відстояли — Перемогли», ордена «За мужність» III степени, «За мужність» II степени, «За взірцевість у військовій службі». В его комнате столько вещей, которые он привозил с войны. На столе лежат белые камешки с острова Змеиный, билеты в Мариуполь, флаг, снятый с вышки в одном из освобожденных сел, одежда после ранений. Ярослав говорил, что это особенная память…

У Ярослава было несколько наград за мужество и героизм

— Уже после потери сына вы узнали, что его любимой была парамедик Екатерина Полищук… Вы общаетесь?

— Ее взяли в плен, поэтому я нашла контакты ее матери и морально поддерживала. Мы встречались на Майдане в Киеве, вместе ставили флажки в память о погибших. У нас было общее горе, я потеряла сына, ее дочь в плену. Я радовалась, когда «Пташку» выпустили. Она рассказала мне, что они должны были с сыном расписаться. Такая судьба у них тяжелая, очень мало времени дал им Господь побыть вместе. Катя рассказывала, что мой сын был удивительным, порядочным, добрым. Это верно. Я воспитала в Ярославе человечность, и я ее видела. Вы знаете, характеры у сына и Екатерины очень похожи. Оба любят Украину и службу. Для сына было крайне важно иметь девушку, которая понимала бы его и отпускала защищать страну. Они действительно обрели друг друга. И Катя очень тяжело переживает это все. Но больше всего ждет возвращения тела Ярослава, чтобы провести его в последний путь.

Ранее о пережитом на «Азовстали» и в плену в Еленовке рассказала военный врач Марьяна Мамонова.

2802

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров