ПОИСК
Интервью

«Ракета попала в наш вертолет, когда мы вывозили раненых из окруженного Мариуполя»: Герой Украины Евгений Соловьев об уникальной воздушной операции

14:15 20 февраля 2023
вертолетчик Евгений Соловьев

В Киеве прошла презентация трех документальных фильмов о работе во время нынешней войны Главного управления разведки Министерства обороны Украины. Автор этих фильмов (в них, кстати, использовано немало эксклюзивных кадров боевых действий) — известный тележурналист, бывший директор департамента коммуникаций МВД Украины Артем Шевченко. В начале полномасштабной войны Артем вступил в ряды ВСУ. Служил в течение весны и лета — в Киевской и Харьковской областях.

Седьмого сентября (как раз в День военной разведки Украины) Министерство культуры и информационной политики объявило творческий конкурс на создание документальных лент о российско-украинской войне. У Артема появилась идея трех фильмов о боевых операциях украинской военной разведки — на суше, на море и в небе. Первая кинолента — «Небо». Она о воздушном мосте, организованном весной между «большой землей» и окруженным оккупантами Мариуполем. Вторая — «Земля». Она посвящена контрнаступлению на Харьковщине. И третья — «Море» — о битве за остров Змеиный.

Презентацию вел народный депутат Украины трех созывов, экс-посол Украины в Канаде, журналист Андрей Шевченко (крайний слева). Улыбнувшись, он заметил: «Среди нас трое с фамилией Шевченко: автор фильма Артем (второй слева), заместитель министра культуры Тарас (третий слева) и я, но мы не родственники». На фото Евгений Соловьев четвертый слева. Фото автора.

Премьера этих фильмов планируется весной в эфире телемарафона «Единые новости». Двое героев этого цикла были на презентации, в том числе Герой Украины заместитель командира вертолетной эскадрильи майор Евгений Соловьев, участвовавший в воздушном мосте в окруженный Мариуполь и в высадке десанта на остров Змеиный. При возвращении из Мариуполя его вертолет был обстрелян врагом, ракета попала в один из двух двигателей. На борту находились 20 раненых защитников Мариуполя. Перед началом презентации фильмов пилот рассказал корреспонденту «ФАКТОВ», как удалось спасти подбитый вертолет и находившихся на его борту людей.

«Надо было лететь более 100 километров над оккупированной территорией»

- В начале марта прошлого года я принял участие в первом, к сожалению, неудачном полете в окруженный оккупантами Мариуполь, — рассказал Евгений Соловьев. — Мы тогда летели паром, попали под огонь врага (был обстрелян вертолет моего ведущего), пришлось вернуться. Эта попытка получилась неудачной, потому что нам не хватало информации для планирования маршрута полета. Поэтому в дальнейшем к его разработке присоединились Командование армейской авиации и Главного управления разведки. Они, в частности, использовали спутниковые снимки и сведения, собранные бойцами, которым удалось пройти этот маршрут по земле. В результате, первая группа украинских вертолетов смогла благополучно прорваться в Мариуполь вернуться назад.

РЕКЛАМА

Читайте также: «Будем бороться и выживем»: Зеленский о возможном вступлении беларуси в войну на стороне рф

Мне пришлось отправиться в пятую подобную миссию. Наша группа состояла из четырех вертолетов. Мы поднялись в воздух еще до рассвета. Полет в Мариуполь длился чуть больше часа (из них около 10 минут над морем). Следовало преодолеть более 100 километров над оккупированной территорией. Летели в темноте, поэтому пользовались очками ночного видения. Завершающая часть маршрута проходила над морем. Местом посадки был определен морской порт. Приземление там нуждалось в особом мастерстве и внимании, ведь в порту много грузовых кранов. Если бы зацепились за какой из них или за какой-нибудь трос, то разбились бы, а вертолет мог упасть на людей, ожидавших нас. Мы совершили посадку как следует.

— Что вы доставили защитникам Мариуполя?

РЕКЛАМА

- Боеприпасы, лекарства, а также добровольцев, которые вызвались присоединиться к защитникам города. Разгрузились и приняли на борт раненых. В моем вертолете их поместилось 20, большинство — лежачие. Все это делалось быстро — с разгрузкой и размещением на борту раненых справились примерно через 7 минут. Когда взлетали, уже рассвело. Я тогда еще подумал, что если мы благополучно долетели сюда в темноте, то теперь, когда взошло солнце, полет в обратную сторону пройдет нормально. Было видно, что в Мариуполе висит так называемый туман войны — серая дымка и дым от постоянных артиллерийских и авиационных ударов врага. Мы полетели над морем, потом повернули в сторону суши.

— Враг открыл по вам огонь, когда вы уже летели над сушей?

РЕКЛАМА

- Это произошло через 4 минуты после взлета. Только мы пересекли границу моря и береговой полосы, как попали в засаду. Огонь по нам открыли сзади — то есть когда мы уже пролетели над врагом. Услышал звуки взрывов, увидел, что с правой стороны пролетают трассирующие (светящиеся — Авт.) боеприпасы. Вдруг с левой стороны что-то сильно жахнуло. Я понял, что это попадание в вертолет. Это была ракета от переносного ракетно-зенитного комплекса. На наше счастье, она не взорвалась! Но оторвала часть одного из двух двигателей.

Читайте также: Российские войска не прекращают наступательных действий, — британская разведка

— На какой высоте вы находились?

- Ради безопасности мы летели на очень малой высоте: где-то 3−5 метров.

«Из четырех вертолетов нашей группы на аэродром вернулись три»

— В какой момент вам стало понятно, что удастся избежать падения вертолета?

- Уже на первых секундах после попадания: я увидел, что нет пожара, понял, что есть возможность лететь дальше. По моей оценке, совершать посадку было еще опаснее, чем лететь дальше. Я продолжил полет. Тогда мы еще не вышли из-под вражеского огня.

— Вы направили машину вверх или продолжали лететь на очень малой высоте?

- Высоту не увеличивал. Мы продолжали маневрировать — чтобы противнику было сложно метко стрелять по нам. Также мы делали все возможное, чтобы вертолет не упал. Полет на одном двигателе длился больше часа.

— Как отреагировали на эти события раненые на борту?

— Не знаю, они находились в грузовой кабине.

— Но криков оттуда вы не слыхали?

— Нет, ничего такого не слышал. Тем более что на борту довольно шумно от грохота двигателей (тогда, к сожалению, только одного двигателя), а мы к тому же были в защитных шлемах, глушащих звуки.

— Что было с остальными вертолетами вашей группы?

- Мы вылетели из Мариуполя не все вместе, а парами. Мой вертолет (ведущий) был в первой паре. Секунд спустя 10 после того, как мы попали под огонь противника, я попытался вызвать по рации командира экипажа ведомого вертолета. Он не отвечал. После приземления я обратился к руководству, надеясь, что есть информация об этом вертолете. Оказалось, что, к сожалению, его подбили, и он упал. Вечером стало известно, что из находившихся на борту выжил только один человек.

Читайте также: Расширяется производство боеприпасов: министр обороны ФРГ хочет ускорить темпы поставок оружия

— В группе было четыре вертолета. Что произошло с остальными двумя?

— Экипажи второй пары вертолетов услышали, что мы попали в засаду и благополучно облетели тот участок, хотя и по ним противник открыл огонь. То есть из четырех вертолетов три вернулись на аэродром.

— Какова, на ваш взгляд, причина того, что на обратном пути попали в засаду? Может, назад летели по тому же маршруту, каким добирались до Мариуполя?

- Там было не так много маршрутов, как нам того бы хотелось. Важно, что это уже пятый рейс. То есть, до нас было выполнено 4 такого рода миссии. Враг уже знал, что украинские вертолеты летают в окруженный Мариуполь и охотился за нами. Проложить новый воздушный маршрут, который стал бы неожиданностью для ПВО противника, было чрезвычайно сложно, если вообще возможно.

— После вас были еще воздушные миссии в окруженный Мариуполь?

- Да, была еще одна — шестая (в общей сложности удалось эвакуировать из Мариуполя вертолетами 64 раненых, доставить в город 72 добровольца и 30 тонн грузов — Авт.).

— Известно, кто именно выжил из сбитого вертолета и где находится уцелевший человек?

- Знаю только, что это представитель Главного управления разведки Министерства обороны Украины. Как сложилась его дальнейшая судьба, мне неизвестно.

— Удалось отремонтировать ваш вертолет, в двигатель которого попала и не разорвалась вражеская ракета?

- Да, удалось. Уже через неделю этот вертолет поднялся в небо. После этого я неоднократно выполнял на нем задание. Он и сейчас в строю.

Это фото Евгения Соловьева сделано в 2013 году в Демократической республике Конго, где пилот принимал участие в миротворческой миссии. Тогда у него и появился оберег

Отметим, что в 2013 году Евгений Соловьев участвовал в миротворческой миссии в Конго. Тогда вертолет, на котором он летел со своим командиром, чуть не разбился — вынужденная посадка на гору из-за сложных метеоусловий. После этого командир подарил находившемуся на борту Евгению игрушечного жирафика. Игрушка стала для Соловьева оберегом и была в кармане его комбинезона, когда весной прошлого года во время эвакуации раненых из Мариуполя в его вертолет попала, но не разорвалась вражеская ракета. Об этом он рассказал в эфире 5 канала.

«Сначала мы провели высадку десанта, а затем в помощь ему еще и подкрепление доставили и забрали раненых»

Восьмого мая майор Евгений Соловьев участвовал в высадке и огневой поддержке десанта на остров Змеиный. Эта задача была в некотором роде даже сложнее, чем полет в окруженный Мариуполь. Ведь противник задействовал в районе Змеиного боевые самолеты, установил на острове зенитно-ракетные комплексы. Украинские вертолетчики с третьей попытки смогли полностью выполнить задачу по высадке десанта на Змеиный.

- У нас тогда была пара вертолетов, которая высаживала десант и пара — которая обеспечивала огненное влияние на противника, — продолжает Евгений Соловьев. — Но пара высадки также оказывала огневую поддержку. И еще была пара вертолетов, поддерживавшая проведение этой операции, находясь рядом с островом.

Читайте также: «У западных элит нет картинки послевоенного устройства мира, а пока она не сложится, война не может завершиться», — Валерий Пекар

Сначала мы нанесли огневое поражение по противнику, который тогда находился на Змеином. Сразу после этого высадили десант. До тех пор, пока у нас оставались боеприпасы, оказывали огневую поддержку десанту.

— Сколько бойцов вы тогда высадили на остров?

— Сначала 30 человек, а потом еще 15. Это двумя вертолетами: сначала доставили по 15 на каждом. А потом еще 15 бойцов, разместив их в двух вертолетах.

Во время второго полета мы также должны были забрать раненых и, если бы были — пленных. Мы смогли эвакуировать раненых, которым удалось дойти до вертолетов самостоятельно. Тяжелораненых, к сожалению, не смогли подтянуть к вертолетам из-за плотного огня противника. Пока мы ждали раненых, враг обстреливал нас ВОГами (осколочными боеприпасами для подствольных гранатометов — Авт.).

— Противник находился в укрытиях — каких-то дотах?

— Да, был и в дотах, и в подземных сооружениях.

— Десант уничтожил всех солдат и офицеров врага, которые тогда находились на острове?

- К сожалению, уничтожить всех не удалось.

— Сколько времени продолжался бой?

— Несколько часов.

— Задача была выполнена?

- Задача, поставленная перед нами, пилотами вертолетов, была выполнена. Что касается всей операции, сказать не могу, потому что я офицер тактического уровня, поэтому знаю только о своей роли и месте в ней. Полную информацию о ней имеет высшее руководство и именно оно может дать общую оценку, что тогда удалось выполнить из запланированного, а что нет.

К сожалению, во время проведения операции врагу тогда удалось подбить украинский вертолет. Погиб лётчик из Николаева полковник Игорь Бедзай. Он был награжден званием Герой Украины посмертно. Один член экипажа Бедзая выжил — его травмированного смогли спасти наши военные.

Напомним, что тогда, в первой половине мая освободить Змеиный не удалось. Но 30 июня под ударами ВСУ россия все же была вынуждена совершить «акт доброй воли» — вывести своих военных с острова. А через неделю туда на подводных носителях достались боевые плавники 73 морской центр специального назначения имени кошевого атамана Антина Головатого ССО Украины. Они высадились на остров, провели его обследование, установили национальный флаг и флаги украинских силовых структур. А после недавней бомбардировки острова российскими самолетами, спикер ОК «Юг» Наталья Гуменюк на вопрос, есть ли украинские военные на Змеином, заинтриговала ответом «пусть это для всех станет сюрпризом».

Напомним об эксклюзивном интервью для «ФАКТОВ» генерала Виктора Назарова: «Никто не проявлял во время войн большей жестокости и садизма, чем россияне».

Фото Министерства обороны Украины

2150

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров