ПОИСК
Украина

Даже после пережитого не все в селе разорвали связи с рф: жительница Харьковщины потеряла четырех самых дорогих людей во время ракетного удара

12:20 25 ноября 2023
погибшие от ракетного удара в селе Гроза на Харьковщине

С трассы у остановки с надписью «Гроза» хорошо видно сельское кладбище, которое в прошлом месяце увеличилось сразу на более чем полсотни могил. Цветы на них еще не увяли, только немного припорошены снегом. Каждую неделю на кладбище приходит поплакать Валентина Козырь. Она потеряла сына Игоря, дочь Ольгу, мужа Анатолия и внука Ивана в результате ракетного удара российских военных по кафе в селе Гроза на Харьковщине. Ее невестка все еще находится в тяжелом состоянии. Тогда, как уже раньше упоминалось, проходил поминальный обед по племяннику семьи — защитнику Андрею Козырю. В июне 2022-го Валентина с сыном дочери Владиславом отправилась на Волынь к родственникам, это их и спасло от смерти. Но, получив трагическое известие, она вернулась, провела родных в последний путь и осталась одна с внуком. Признается: он ее смысл жить дальше…

— В одно мгновение забрали у меня людей, которых любила больше всего, — рассказывает «ФАКТАМ» Валентина Козырь. — На прошлой неделе было уже сорок дней, как их нет. Приехал сын дочери Владислав, впервые завела его на могилы, он очень хотел туда, ведь там самые дорогие души… Я очень сложно все переживаю. Внук держится и просит быть сильным ради нас обоих.

— Расскажите о своих родных. Что любили, чем занимались?

— Мой муж Анатолий Козырь был родом из Грозы. По окончании училища работал сначала в местном колхозе — водителем и трактористом, а впоследствии — токарем, асфальтоукладчиком в дорожной организации в поселке Шевченково. Последние годы был на пенсии. Мы познакомились во время работы в колхозе. Анатолий хорошо относился к детям, я похоронила его родителей, поддерживала мужа.

Андрей Козырь, по которому были поминки, — это родной племянник моего мужа, они даже похожи. Мы дружили семьями. Дочь Ольга не дожила до 35-летия всего два месяца. Она по специальности швея и повар-кондитер. В свое время трудилась в Харькове в швейном цеху на рынке Барабашова, а за год до войны пошла в деревообрабатывающий цех в поселке Шевченково. Дочь жила с нами и воспитывала 14-летнего сына Владислава сама, потому что давно рассталась с мужем. Она делала все, чтобы дать ребенку достойное будущее. У дочери были золотые руки — готовила кулинарные произведения искусства, так мы их называли. Когда меня последний раз прооперировали в связи с онкологией, Ольга целый год делала инъекции иммунотерапии, по сути, она меня и вытащила из того тяжелого состояния. Знаете, я так мечтала, чтобы она была наконец счастлива, чтобы жизнь сложилась… Игорю было 36 лет, работал строителем, обрабатывал древесину. У него было доброе и чуткое сердце, казалось, что нет того, кому бы он в чем-то отказал. Со своей женой Оксаной сын хорошо жил. Каждое утро он, выходя на работу, обнимал ее, целовал. Воспитывали 8-летнего сыночка Ивана. Вы бы видели, как родители ждали появления малыша. Игорь обувал, разувал любимую. Даже сидя за столом, постоянно держал ее за руку. Роды были сложными, поэтому невестке сделали кесарево сечение. Внучок был очень коммуникабельным, с большими голубыми глазами, любил ходить с нами по грибы, обожал машинки.

РЕКЛАМА
Погибшие внук Иван и сын Игорь

— Как пережили оккупацию и как оказались с внуком на Волыни?

— Купянск сдали. Наш населенный пункт быстро оккупировали. Некоторые сдали детей в школу по российской программе обучения. Мои родные этого не сделали. Даже пошли на хитрость. Поскольку внучок Иван был маленьким с виду и худеньким, то соврали, что ему еще рано в школу. Игорь помогал людям выехать, вез до Печенежской дамбы, откуда уже можно было выбраться. За это ему угрожали оккупанты. Трижды водили и пугали расстрелом, им не нравилось, что он когда-то служил в армии, имел звание сержанта. Мы выехали в июне прошлого года через Печенежскую дамбу, внук Владислав боялся всего происходящего. Дочь Ольга, мой муж и сын с семьей остались.

РЕКЛАМА

Мы с Владиком жили на Волыни, там моя мама и сестра. Связь не всегда была. А когда удавалось дозвониться, то перекидывались парой слов, что все живы, и все. Будучи на западе Украины, мы общались с женой бойца Андрея Козыря. Алина с дочерью Елизаветой, которая вышла замуж, жили в Польше. Сочувствовали им, когда узнали, что племянник мужа погиб на войне. После деоккупации мы с внуком часто приезжали в Грозу. Потом возвращались. Ольга после освобождения села от оккупантов устроилась в благотворительную организацию и ухаживала за пожилыми и одинокими людьми. Сын Игорь был волонтером, помогал военным, ездил на линию столкновения. Не раз он спрашивал у жены, не сердится ли она, что его часто дома нет. На это невестка отвечала, что нет, ведь он делал добрые дела для наших бойцов. Последний раз я была в Грозе в сентябре этого года. Игорь еще отвез нас на вокзал.

Читайте также: «После тренировочного лагеря отца и сына отправили в Попасную в разные бригады»: о погибшем в Грозе Денисе Козыре рассказал его друг

РЕКЛАМА

— Что вам известно о ракетном ударе, который и унес жизни ваших самых дорогих людей?

— Я не знала, что будет обед. Дочь ничего не говорила. Только то, что Андрея привезут и перезахоронят. Думала, что там свои ближайшие соберутся дома. Тем более кафе не работало. И 5 октября в обед моей матери позвонила подруга со словами: «Пошла и провела Андрея. Иду домой с кладбища, а тут как бахнет. И дым повалил». Как только мне мама это сказала, сердце ёкнуло. А тут внуку кто-то написал в соцсети. Владик сказал, что был «прилет» в кафе. Я не думала, что кто-то погиб, верила, что живы, просто ранены.

С чемоданом час бегала по дому в состоянии шока. Потом мне уже позвонили односельчане и сообщили, что моих никого нет. Внучок Ванечка был маленький, а когда его увидела, он так вытянулся… Таким взрослым, завернутым в одеяло, увидела его в морге. Я опознала каждого. Как это было? Страшно и тяжело. Но мои хоть были с ногами и руками, другие смогли забрать своих родных после ДНК-экспертизы. Вы представьте себе, что наша семья Козырь потеряла три поколения. Невестка Оксана продолжает лечение в Австрии. Только теперь мы с ней смогли поговорить о пережитом. По ее словам, на обеде люди еще успели поесть борщ. И вдруг взрывы.

Дочь Валентины Козырь Ольга и ее муж Анатолий также погибли во время ракетного удара

— Кроме потери родных, о чем еще переживаете?

— Некоторые, кого уже нет в живых из-за той ракеты, продолжали ждать россию. И собирались в сельском магазине. Шоком стало то, что многие во вражеской стране пересидели время, когда Грозу должны были освободить наши ВСУ. Потом вернулись. Каким образом — неизвестно. И среди них родственники погибших 5 октября. Знаю, что в Краснодаре живут сестра с мужем одного из погибших, и по соседству с Мамонами, которых подозревают в корректировке этого удара. До войны родители этих братьев общались с тестем и тещей военного Андрея Козыря, потому что жили рядом. Но потом их зять и внук пошли воевать, поэтому дороги разошлись. И видите, как сложилась судьба…

Семья Козырь потеряла сразу три поколения

— Что теперь будете делать?

— Сейчас мы в Грозе, оформляем все документы. У меня пенсия по инвалидности меньше 3 000 гривен, а нужно ставить на ноги внука. Трудно, но я должна это делать ради своей дочери. Мечтаю о победе Украины, наказании виновных. Чтобы те, кто предал государство и работал на врага, получил свое.

Для тех, кто хочет помочь и поддержать Валентину Козырь и ее внука, вот реквизиты ее карты:

Приватбанк 5168 7451 1142 1613

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали также, что в Грозе россияне убили медсестру, пережившую оккупацию.

Читайте также: «Скоро наступит мир, и мы снова начнем работать на полную»: российская ракета унесла жизни учителя из Грозы и его семьи

1938

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров