Анатолий Шарий

Прецедент

Анатолий Шарий стал первым украинским журналистом, которому предоставили политическое убежище в Евросоюзe

Ирина КОПРОВСКАЯ, «ФАКТЫ»

17.07.2012

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Корреспондент интернет-издания «Обозреватель» стал известен благодаря серии разоблачительных материалов, в которых обвинял руководителей милиции во взяточничестве и «крышевании» наркобизнеса

Ровно год назад мы рассказывали о напряженных отношениях 33-летнего киевского журналиста Анатолия Шария и столичной милиции. Анатолий стал известен благодаря серии разоблачительных материалов, в которых обвинял руководителей милиции во взяточничестве и «крышевании» наркобизнеса. Журналист жаловался, что его телефон прослушивают и он постоянно чувствует за собой слежку. Через неделю после выхода нашей публикации Шарий сообщил «ФАКТАМ», что на него было совершено покушение. Глубокой ночью неизвестные обстреляли его машину. По факту было возбуждено уголовное дело. Однако следствие пришло к выводу, что журналист инсценировал покушение, и к уголовной ответственности привлекли его самого.

Это было уже второе уголовное дело против Анатолия Шария. Первое возбудили в мае 2011 года. Тогда Анатолий вместе с супругой зашли перекусить в Макдоналдс. Как рассказывает Шарий, один из посетителей начал оскорблять его жену, посыпались угрозы. Тогда Анатолий предложил мужчине выйти на улицу и там выстрелил в него из травматического пистолета.

— Меня спровоцировали: в той ситуации у меня не было другого выхода, — говорит Анатолий Шарий. — Я сам вызвал милицию.

В отношении Шария возбудили уголовное дело по факту хулиганства и причинения легких телесных повреждений. Милиция расследовала его в рекордно короткие сроки — за четыре дня. Дело передали в суд. Тем временем американская русскоязычная газета «Еврейский мир» опубликовала статью, автор которой утверждает: спровоцировавший конфликт посетитель фастфуда является секретным агентом киевской милиции. Американский репортер выяснил это, получив доступ к базе данных внештатных сотрудников украинской милиции. «Власть Украины уже не делает ошибок наподобие Гонгадзе, — резюмировал журналист Сергей Недов. — Все происходит намного элегантнее».

— Журналист «Еврейского мира» советовал мне немедленно обращаться в посольство США и просить политического убежища, — рассказывал Шарий. — Тогда я отказался: не хотел выглядеть трусом.

Покушение на редактора отдела «Расследования» интернет-газеты «Обозреватель» Анатолия Шария произошло в ночь на 12 июля 2011 го-да. Накануне вечером Анатолий и журналист телеканала «1+1» Алексей Кутепов обнаружили действующий салон игровых автоматов в Дарницком районе столицы. Сотрудники салона закрыли журналистов в помещении, выключили там свет и скрылись.

— По нашей информации, салон принадлежал одному из влиятельных киевских правоохранителей, — говорит Шарий. — А ведь закон запрещает работу игровых центров. Интересно, что когда мы вызвали по телефону милицию, дверь снаружи отпер... человек в милицейской форме. Мы много раз спрашивали: откуда у него ключ? Однако милиционер вопрос проигнорировал.

Когда все закончилось, я направился на машине домой. И вдруг на улице Радченко мне перегородил дорогу зеленый «Дэу Ланос». Стекло со стороны пассажирского сиденья опустилось, и оттуда высунулся длинный черный ствол. Я тут же выпрыгнул из машины, упал на асфальт и вдруг слышу: «Бах!». Потом, когда приехали милиционеры, я увидел, что одна из пуль застряла в обшивке водительского кресла на уровне моей головы.

Милицию на место происшествия вызвал проезжавший мимо таксист. Правоохранители объявили операцию «Перехват» автомобиля «Дэу Ланос», однако безрезультатно. В Соломенском районном управлении милиции Киева возбудили уголовное дело «Покушение на убийство». Комментируя ситуацию, тогдашний начальник пресс-службы киевской милиции Владимир Полищук сказал: «Возможно, неизвестные хотели только напугать Анатолия Шария, ведь выстрелы раздались, когда он уже выпрыгнул из салона автомобиля».

Между тем в октябре прошлого года столичная прокуратура закрыла уголовное дело по факту покушения на Шария. Эксперты провели исследования и пришли к выводу, что покушение... инсценировали. Из потерпевшего Шарий превратился в главного подозреваемого: его привлекли к уголовной ответственности за заведомо ложное сообщение о совершении преступления. Расследованием этого случая занялись сотрудники Главного следственного управления МВД Украины. В январе нынешнего года уголовное дело передали в суд.

На какое-то время Анатолий Шарий исчез из виду, и вдруг появилось сообщение: «Я получил политическое убежище в Евросоюзе». Находившийся на подписке о невыезде Шарий нашел способ пересечь границу и уже на территории одной из стран Евросоюза попросил местные власти о помощи.

— Я испробовал все возможные варианты решения своей проблемы в Украине, — говорит Анатолий, с которым мы связались по скайпу. — Обращался во все органы и инстанции. Приводил доказательства, что уголовные дела против меня сфабрикованы, что меня откровенно преследуют. В ответ — отписки или молчание. Я уже знал, что на следующем судебном заседании меня арестуют и отправят в СИЗО. Доброжелатели предупредили, что судья заранее заготовила решение по моему делу: пять лет лишения свободы.

Перед этим я встречался с представителями прокуратуры. Они предлагали «решить вопрос» за несколько десятков тысяч долларов. В их понимании решить вопрос — значит отправить уголовное дело на дополнительное расследование. Но ведь это лишь отсрочка. «Ты крепко насолил милицейским генералам», — сказали мне представители прокуратуры Киева.

Тогда я понял, что правосудия в Украине нет как такового. Есть единая система подавления «милиция-прокуратура-суд». Милиция ведет себя так нагло и беспредельно, потому что знает: контроля нет. Сейчас моей жене без видимой причины отказывают в переоформлении машины, хотя я оставил ей нотариально заверенную генеральную доверенность. Возможно, потому что сверху поступило указание мстить мне и моей семье? Жене угрожают допросами, говорят, что могут отнять квартиру и машину... Куда жаловаться? Разве что Господу Богу.

По моей просьбе Нидерланды передали меня Литве. Здешний департамент миграции — очень серьезное ведомство. Я направил туда все имевшиеся у меня материалы по двум уголовным делам и протоколы судебных заседаний. Документы проверяли три месяца и пришли к выводу: расследования велись со множеством нарушений. Более того, сотрудники департамента обнаружили явную подтасовку доказательств моей вины. О том, что я получил политическое убежище, сообщили информагентства во всем мире. А в Украине — ни звука...

Некоторое время я находился в центре регистрации граждан, проще говоря, в лагере для беженцев. Не стану описывать всего, что там происходило. Скажу лишь одно: было непросто. Здесь не имеет значения, кто ты: журналист из Украины или земледелец из Афганистана. Получить даже временную защиту в Литве считается величайшим успехом для беженцев. Подарков тут не делают, и убежище получают лишь единицы. Мне же было предоставлено бессрочное политическое убежище с бессрочным видом на жительство в Евросоюзе. Это полный статус.

Чем буду заниматься дальше? Уже пишу книгу по заказу российского издательства. Буду работать, жить, бороться. Теперь нахожусь под защитой Евросоюза, получил паспорт. Но я не мечтал жить в Европе. Хочу вернуться в Украину. Это моя страна, и мне очень жаль, что те, кто меня оттуда выдавил, продолжают нарушать закон. В Украине остается все меньше людей, которые не боятся открыто говорить о творящемся беспределе.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

В связи с участившимися провокациями и попытками разжигания межнациональной розни мы приняли решение временно отключить возможность комментирования материалов на сайте.

Загрузка...
Загрузка...

Вечером сидит семейная пара, смотрит тихонько телевизор. Вдруг слышат удары в пол от соседа снизу, да такие, что весь дом трясется... Через 10 минут не выдержали, спустились вниз. Сосед открыл двери в каске: — А-а, соседи дорогие, заходите! Обмоем покупку. Я вот тут батут купил...