Волонтерская сотня

Всем миром

Волонтерская сотня: "Глядя на нас, многие думают, что мы сотня беспомощных блондинок"

Ирина КОПРОВСКАЯ, «ФАКТЫ»

15.07.2014

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Волонтерская сотня — это группа женщин и девушек, которые снабжают военные госпитали медикаментами и медоборудованием, опекают раненых бойцов, отправляют их на лечение в зарубежные клиники, эвакуируют и расселяют беженцев, поставляют на передовую бронежилеты, спецсредства, дефицитные кровоостанавливающие препараты… По сути, очаровательные волонтеры (кстати, все, как на подбор, умницы и красавицы) выполняют работу ряда министерств и ведомств.

С лидером Волонтерской сотни Натальей Воронковой мы беседовали в буквальном смысле на ходу. У этой милой молодой женщины нет ни минуты свободного времени — двадцать часов в сутки она координирует работу своей сотни, навещает раненых бойцов и решает проблемы, мотаясь по столице на красной «Мазде». Разговор проходил в экстремальном режиме. «Садитесь в машину!» — скомандовала Наталья и поднесла к уху разрывавшийся от звонков мобильный. Я восхищенно наблюдала, как она мастерски лавирует в потоке машин, разговаривая по двум телефонам сразу, а параллельно еще и со мной.

— Глядя на нас, многие думают, что мы сотня беспомощных блондинок, — улыбается 38-летняя Наталья Воронкова. — Недавно пришла к командиру роты особого назначения. «Что нужно бойцам?» — спрашиваю. Он окинул меня скептическим взглядом и говорит: «Это уровень не вашей компетенции». Сначала попыталась его переубедить, а потом поняла, что попусту трачу время.

Другой пример. Узнав, что мы занялись организацией отправки тяжелораненого бойца на лечение в Израиль, начальник медицинской части Службы безопасности Украины скривила губы: «Да ладно, девочки. Что вы? Я сама позвоню в посольство и все улажу». В итоге сбор документов посольство все-таки доверило нам.

Ведь у нас нет бюрократических ограничений и проволочек. Наше кредо: «Есть задача? Выполни ее в кратчайшие сроки. От этого зависит чья-то жизнь». Чиновники, хоть раз имевшие с нами дело, теперь постоянно обращаются за помощью. Например, Министерство обороны Украины просит вывезти людей с контролируемой сепаратистами территории, а Министерство социальной политики — расселить беженцев.

*Наталья Воронкова (слева) гордится тем, что люди доверяют порядочности волонтеров ее сотни (фото автора)

— Слышала, вы организовали экстренную эвакуацию тяжелораненых бойцов из Мариуполя.

— В мае позвонил заведующий хирургическим отделением мариупольской больницы: «Наташа, из Донецка выехали танки сепаратистов. Через час они будут здесь. Если не успеете эвакуировать раненых…» За те полчаса, пока искала воздушный транспорт и реаниматологов, я в буквальном смысле поседела. Огромное спасибо руководству Донецкой области за то, что предоставили два вертолета. Нашла врачей. Договорилась с военными, чтобы выставили возле больницы охрану. Вертолеты с ранеными гвардейцами поднялись в воздух за считанные минуты до того, как в Мариуполе начался бой.

— А что это за история со спасением инвалида?

— С нами связалась женщина из Германии: «Моя тетя живет в Славянске. Ее мужа разбил паралич. Они живут на восьмом этаже, а дом постоянно трясет от взрывов. Можете что-то сделать?» Я перезвонила в Славянск. Женщина объяснила, что в больнице, набитой ранеными сепаратистами, инсультников не принимают. «Две недели обрываю телефоны министерств и благотворительных фондов, — рыдала она в трубку. — Все зря. Соседи выехали, и даже некому отнести мужа в подвал…» «Не знаю, чем вам помочь, — вздыхала я в ответ. — Кого я пошлю в зону АТО? Наших девчонок?» — «Ну что же, — говорит женщина. — Тогда будем готовиться к смерти».

Десять минут после этого разговора я рыдала. Успокоившись, села «на телефон». Не вдаваясь в подробности, скажу, что мы таки смогли организовать эвакуацию пожилой пары из Славянска… Очень часто, когда мне озвучивают проблему, я поначалу не знаю, как ее решить. Но потом решение находится само собой. Главное — не сдаваться, не говорить: «Это невозможно».

— Как появилось название Волонтерская сотня?

— Еще с Майдана. Однажды пришли к сотникам. Те спрашивают: «Дівчата, чого прийшли?» — «Помогать!» — «Йдіть додому. Тут війна, а не забавки». Мы обиделись: «Почему вы не хотите с нами считаться? Мы тоже сотня — волонтерская!» Так и прижилось.

На Майдан я привозила дежурившим на баррикадах мужчинам горячую пищу. Потом, когда «заработали» снайперы, поехала в Киевскую городскую клиническую больницу скорой медицинской помощи, куда привозили раненых, и не выходила оттуда три дня. Стала координатором волонтеров, опекавших раненых майдановцев. Когда начались события на Донбассе, через «Фейсбук» вышла на начальника отделения медицинского снабжения Главного военного клинического госпиталя и предложила нашу помощь.

Руководство госпиталя выделило нам помещение под аптечно-медицинский пункт. Здесь принимаем препараты для раненых, гуманитарную помощь для беженцев и передачи для бойцов на передовую. Курируем 13 батальонов. Кроме медпрепаратов и средств личной гигиены, закупаем для солдат бронежилеты, каски, спецсредства. Плотно сотрудничаем с командами Дианы Макаровой и Юры Бирюкова (лидеры крупных волонтерских организаций, помогающих украинской армии. — Авт.).

Обеспечиваем медикаментами все военные госпитали Украины, где находятся получившие ранения солдаты. Постоянно держим руку на пульсе событий в зоне АТО. Прошел очередной бой — сразу же узнаем, куда доставили раненых, связываемся с больницей, спрашиваем, что требуется для лечения конкретно этих ребят.

— Откуда у вас такая деловая хватка?

— Работала директором по рекламе и маркетингу в фармацевтической компании. В феврале взяла отпуск за свой счет и полностью посвятила себя уходу за ранеными. Потом уже переключилась и на другие задачи.

— Как относятся к вашему занятию близкие?

— Сейчас семью обеспечивает муж. Он молча терпит то, что я возвращаюсь домой не раньше трех часов ночи (по вечерам мы с подругами-волонтерами пишем отчеты и планируем задачи на следующий день), а ухожу, когда дети еще спят. Мне катастрофически не хватает времени.

— Откуда берете средства для своей деятельности?

— Часть денег присылают люди. Кроме того, находим спонсоров или просим крупные предприятия поддержать героев с передовой готовой продукцией. Когда делаешь добро, то заражаешь этим других. Я могла бы до утра перечислять примеры, когда неравнодушные люди, откликнувшись на наш призыв, спасали жизни бойцов. Недавно из зоны АТО доставили парня с тяжелейшей нейроинфекцией. Для лечения требовался дорогостоящий препарат. Мы обратились в компанию «Биофарма», и она передала нам нужное лекарство на сумму более 50 тысяч гривен.

Клиника «Добробут» ни разу не отказала в просьбе предоставить реанимобили для транспортировки тяжелораненых. Торговцы с Владимирского рынка столицы нашли помещение, где оборудовали кухню. Закупили специальные кастрюли, подвозят продукты, а повара готовят из них вкуснейшие блюда. Несколько раз в день доставляют их в госпиталь, сопровождая сертификатом качества.

Я много раз убеждалась: высшие силы помогают тем, у кого благие цели. На прошлой неделе из больницы города Изюма пришел запрос: «Срочно нужны аппараты внешней фиксации». Их используют для лечения тяжелых ранений, когда раздроблены кости. Мы подсчитали, что для закупки аппаратов требуется 50 тысяч гривен. А средства на счету как раз закончились.

Помню, села на ступеньки в полном отчаянии и говорю: «Девочки, я не знаю, где взять деньги. Это тупик…» На следующий день приходит парень, беженец из Донецка, и дает двадцать тысяч гривен. Через три часа зашел дедушка с конвертом: «Здесь 25 тысяч гривен. На церковь собирал…»

— На днях в аптечно-медицинский пункт заглянул пожилой мужчина и оставил пухлый конверт, — продолжает Наталья. — Пересчитали, а там пять тысяч долларов! Потом пришла мама с сынишкой. Он открыл свою копилку и, передавая 50 гривен, спрашивает: «Наверное, это мало?» «Ты все правильно делаешь, — отвечаю ребенку. — Ты умничка и молодчинка». Обожаю наших людей! Сейчас мы, украинцы, едины как никогда.

Многие жертвуют для бойцов деньги, отложенные на отпуск или на покупку машины. Люди приезжают в Главный столичный военный госпиталь из других городов, чтобы порадовать ребят чем-то вкусненьким. Правда, бойцы порой стесняются принимать передачи. Они ведь мужчины, защитники. Но я вижу, как теплеет их взгляд. Солдаты верят в свой народ, чувствуют его поддержку. И готовы сражаться за нас до последнего.

Каждое утро мы обходим наших подопечных. Спрашиваем: «Что нужно? Карточка пополнения счета? Костыли? Коляска? Постель? Подушка? Фрукты?» И тут же это закупаем. Если к раненым приезжают родственники из других городов, поселяем их в «гостинице». Так мы называем одно из помещений госпиталя, где своими силами сделали ремонт и оборудовали спальные места. Администрация госпиталя с благодарностью приняла наше предложение разгрузить младший медицинский персонал. Одна из наших девочек курирует группу волонтеров с медицинским образованием, выполняющих обязанности санитаров.

Все эти раненые бойцы — для нас как родные. Мы знаем историю каждого ранения, подробности личной жизни ребят. Всякий раз, когда тяжелораненого переводят из реанимации в обычную палату, мы с девочками кричим: «Ура!» Возвращаясь на передовую, ребята поддерживают с нами связь. Знаете, как они называют девчонок? «Наши ангелы». «И что бы мы без вас делали?» — говорят. Причем без всякой иронии.

— Из кого состоит ваша сотня?

— Фармацевты, юристы, медсестры. В общем, квалифицированные специалисты. У нас все документируется. Закупленные препараты, медсредства и оборудование передаем в госпитали по акту приема-передачи, а отчеты публикуем на страничке Волонтерской сотни в «Фейсбуке». За время работы сотни к нам присоединилось множество общественных организаций. Мы поделили фронт работы. Одни занимаются беженцами, другие — поставкой технических средств в зону АТО, третьи — медициной, четвертые — транспортом. У нас уже семь тысяч подписчиков в соцсетях. Считай, семьдесят волонтерских сотен.

Только за прошлую неделю поставили медпрепаратов на 180 тысяч гривен. В военных и полевых госпиталях работают отличные специалисты, а элементарных вещей не хватает. Недавно передали посылку на передовую. Курьер рассказывал, что начальник медицинской части радовался, как ребенок. А заведующая отделением военного госпиталя в Днепропетровске, получив посылку с дорогостоящими препаратами, не смогла сдержать слез. «Я не ожидала, что выполните мою просьбу, — признавалась. — Да еще так быстро».

За время моей поездки с Натальей она провела две деловые встречи. По дороге заехали к нотариусу зарегистрировать гражданское объединение «Волонтерская сотня». Узнав, чем занимаются девчата, нотариус отказалась от оплаты своих услуг.

— Приятно, когда ценят усилия волонтеров, — радуется Наталья Воронкова. — Однажды пришел мужчина: «Девчата, что нужно?» — «Лекарства для раненых», — отвечаем. «Вы не поняли. Что нужно вам, волонтерам?» Одна из наших девочек выпалила: «Еда!» Волонтеры трудятся с утра до ночи, многие уволились с работы или забросили свой бизнес. Взять копейку из пожертвований на лечение раненых у девчат рука не поднимется. Вот и сидят порой голодные. Узнав об этом, мужчина стал передавать нам бутерброды. Правда, потом перестал. Теперь мы снова на диете. Зато стройнеем на глазах! (Улыбается.)

Недавно интернет-компания «Розетка» поручила нам распорядиться миллионом гривен, пожертвованным на нужды украинских солдат. Я горжусь тем, что люди доверяют порядочности волонтеров моей сотни.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Загрузка...

Загрузка...
Загрузка...

— Ну все! Осталось нырнуть в прорубь, поесть блинов, подарить любимому пену для бритья, получить цветы, испечь кулич — и... лето-о-о!!!