ПОИСК
Здоровье и медицина

Уникальный пациент Николай Гордиенко: «Я молился о здоровье хирургов, дважды спасших меня от рака»

8:00 25 января 2013
Николай Гордиенко
Инна АЙЗЕНБЕРГ, «ФАКТЫ»
Киевские специалисты провели беспрецедентную операцию 64-летнему одесситу с одним легким

Сейчас 64-летний Николай Петрович — крепкий, подтянутый мужчина, активно занимающийся спортом. Глядя на него, даже не верится, что он дважды находился на волосок от смерти. Причем оба раза из-за онкологического заболевания.

— Впервые о своем диагнозе — рак легкого — я узнал восемь лет назад, — говорит Николай Гордиенко. — Тогда у меня появился сильный кашель, который сопровождался кровотечением. Осмотрев меня, одесские врачи однозначно решили: «Нужна операция». Я сразу согласился. В ходе вмешательства оказалось, что опухоль очень больших размеров и ее не могут удалить. Хирурги зашили грудную клетку и сказали: «Извините...» После этого мы с женой обращались в другие клиники, но везде был один ответ: «Опухоль неоперабельна». Мое самочувствие ухудшалось, а кровотечение становилось сильнее. В таком состоянии я провел два года, пока не попал в торакальное отделение Киевской больницы № 17 к профессору Мамеду Багирову, который взялся меня оперировать.

*Профессор Мамед Багиров: «Оперируя пациентов с опухолями, мы стараемся не только удалить образование, но и максимально сохранить функции органов». Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

Из-за болезни у меня уже начало гнить легкое. Помню, во время осмотра профессор долго удивлялся, как с такой опухолью я прожил два года. На это я ответил: «Наверное, очень хотел жить». И хотя врачи прогнозировали, что операция будет тяжелой, все прошло без осложнений. Уже через неделю я уехал домой.

— Быстро вернулись к полноценной жизни?

— Практически сразу. После операции у меня осталось одно легкое, из-за чего дышать стало сложнее. Врачи посоветовали записаться в бассейн, больше времени проводить на свежем воздухе. Я всегда очень любил спорт: в молодости увлекался боксом, лыжами. Кстати, по специальности я геолог — эта работа тоже требует хорошей физической подготовки.

Спустя несколько лет после операции я был уверен, что полностью здоров. Но полгода назад снова начал кашлять кровью. Сразу поехал в Киев. Обследование показало: в трахее образовалась еще одна опухоль, и удалить ее будет намного сложнее предыдущей. Ведь теперь я жил с одним легким, из-за чего мог задохнуться во время вмешательства. В клинике собрали консилиум, на котором специалисты тщательно спланировали ход предстоящей операции. К счастью, все прошло хорошо.

«Сейчас я продолжаю работать, отлично справлюсь с хозяйством, хожу в спортзал, езжу в Карпаты кататься на лыжах»

— Обе операции, которые мы провели Николаю Петровичу, с разницей в шесть лет, были очень тяжелыми, — говорит профессор кафедры торакальной хирургии Национальной медицинской академии последипломного образования имени П.Л. Шупика доктор медицинских наук Мамед Багиров. — Шли на риск, и он оказался оправданным. Во время первого вмешательства пришлось удалить практически сгнившее легкое, в котором находилась большая опухоль. В ходе второй операции надо было убрать злокачественное образование трахеи и фактически реконструировать ее, сшив с гортанью. Готовясь к этому вмешательству, мы выяснили, что в мировой медицинской литературе нет ни одного описания, как оперировать таких больных. Ведь из-за отсутствия легкого пациент мог не перенести вмешательства на трахее.

*Николай Гордиенко: «После вмешательства я прошел три курса лучевой терапии, и когда исследование показало, что раковых клеток в организме нет, почувствовал себя самым счастливым человеком»

— После операции мне назначили три курса лучевой терапии, которые я проходил уже в Одессе, — говорит Николай Гордиенко. — После этого анализы показали: раковых клеток в организме нет. Я тогда почувствовал себя по-настоящему счастливым человеком и начал молиться о здоровье хирургов, которые дважды спасли меня от рака, в то время как другие врачи предрекали смерть. Кстати, о киевской больнице мы узнали от знакомого, которого 20 лет назад тоже прооперировал профессор Мамед Багиров, избавив его от рака гортани. Об этом вмешательстве тогда снимали телесюжеты, писали в газетах.

— Прошло уже полгода после операции на трахее. Пришлось что-то менять в своем распорядке?

— Практически нет. Я продолжаю работать, отлично справляюсь с хозяйством, занимаюсь в спортзале, играю в теннис. Нынешней зимой мы с супругой ездили в Карпаты, где катались на лыжах, много гуляли пешком. Сейчас я регулярно прохожу обследование, сдаю анализы — контролирую состояние своего здоровья. И я, и мои родственники благодарны врачам за их профессионализм и хорошее отношение к пациентам. Было очень приятно, когда через пару недель после операции мне перезвонил лечащий врач, чтобы поинтересоваться моим самочувствием.

У врачей, работающих в торакальном отделении Киевской больницы № 17, большой опыт проведения сложных операций.

— Почти каждый день мы оперируем пациентов с онкологическими заболеваниями органов дыхательной системы: трахеи, гортани, легкого, а также другими заболеваниями средостений и грудной стенки, воспалительными заболеваниями и пороками развития органов дыхания, — говорит профессор Мамед Багиров. — Нередко к нам обращаются больные, у которых образование расположено на границе двух органов. В этом случае стараемся не только удалить опухоль, но и максимально сохранить функции органов. У нас большой опыт работы с такими больными — провели более тысячи операций на трахее, 300 из которых — комплексные, когда во время одного вмешательства устраняем сразу несколько патологий.

«Любые нарушения в дыхании, сильная одышка при ходьбе — сигналы, при которых нужно обследоваться»

— Какие симптомы должны встревожить человека? Что позволяет заподозрить опухоль?

— У таких больных появляются слабость, сильный кашель, который не проходит даже после приема лекарственных препаратов, — продолжает Мамед Багиров. — В запущенных случаях кашель сопровождается кровотечениями. Любые нарушения в дыхании, сильная одышка при ходьбе — сигналы, при которых нужно обследоваться. Очень важно вовремя поставить правильный диагноз и начать лечение. Недавно к нам обратился мужчина с гигантской неоперабельной опухолью трахеи. Образование выросло до таких размеров, что перекрывало доступ воздуха в легкие. В любую минуту пациент мог задохнуться. Если бы он обратился к нам раньше, опухоль удалось бы удалить, но сейчас это невозможно. Чтобы улучшить состояние мужчины, мы установили ему трахеостому (специальная трубка в трахее, через которую пациент может дышать).

*Николай Петрович вместе с супругой Ниной Петровной на горнолыжном курорте. «Сейчас мой образ жизни ничем не отличается от того, который вел до первой операции, я по-прежнему занимаюсь спортом, катаюсь на лыжах, играю в теннис и много хожу пешком», — говорит мужчина. Фото из семейного альбома

— Операции на трахее вы проводите не только онкобольным. В каких еще случаях это бывает необходимо?

— Как правило, после длительного пребывания на искусственной вентиляции легких у пациента происходит атрофия органов дыхательной системы. Несколько дней назад мы прооперировали 28-летнего жителя Тернополя, который работал в Москве. Там получил тяжелую черепно-мозговую травму. В московском институте имени Н. В. Склифосовского ему провели сложнейшую операцию. После этого он несколько месяцев находился в реанимации, был подключен к аппарату искусственной вентиляции легких. У молодого человека развились осложнения: нарушилось кровоснабжение трахеи, развился воспалительный процесс. Такое случается достаточно часто. Когда парня перевезли в Украину и госпитализировали в нашу клинику, он с трудом дышал, практически не мог говорить. Несколько дней назад его прооперировали. Теперь состояние пациента намного улучшилось, голос набирает силу. Нередко оперируем пострадавших во время ДТП.

Вмешательства различной сложности мы также выполняем на пищеводе. Например, больным с опухолью за одну операцию не только удаляем образование, но и проводим пластику органа. Помогаем людям, получившим ожоги пищевода. Это нередко происходит с теми, кто по ошибке выпивает моющее средство или другой химический раствор. Достаточно часто такое случается и с детьми — их спасают в детском отделении нашей больницы. При подобных ожогах, как правило, сначала назначаем бужирование — расширение пищевода. Но если это не помогает, делаем пластику органа.

За время существования клиники мы уже выполнили более двух тысяч вмешательств на пищеводе, применяя собственные методики.

6565

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров
 

© 1997—2022 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины.

Материалы под рубриками «Официально», «Новости компаний», «На заметку потребителю», «Инициатива», «Реклама», «Пресс-релиз», «Новости отрасли» а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер.