ПОИСК
Житейские истории

«Судья потребовал у врачей заключение о том, сколько мне осталось жить»

15:47 18 июня 2021
Геннадий Гаврилов
В начале июня в киевском аэропорту «Борисполь» приземлился пассажирский «Боинг», доставивший из Стамбула порядка 200 человек. В основном, туристов и командировочных. Был в их числе и один необычный пассажир, прибывший из пятилетней «принудительной командировки», в которой его удерживали насильно, не давая возможности даже по телефону общаться с родными. Из столицы — прямиком в Одессу. И далее — в Вилково к семье, в которой за годы отсутствия отца младший сын уже окончил Одесскую мореходку.

«Сказали, что буду возглавлять экипаж судна, работающего в рамках «антипиратской программы»

В июне 2015 года 48-летний капитан дальнего плавания Геннадий Гаврилов поднялся на борт судна Avant Garde под флагом Шри-Ланки, стоявшего в акватории Красного моря. Накануне он подписал рабочий контракт с одесской крюинговой компанией, согласно которому должен был возглавить экипаж теплохода, обеспечивавшего безопасность мореплавания в бассейнах Красного моря и Аденского залива — районах, близких к Сомали и северной части Индийского океана. Задача Avant Garde заключалась в том, чтобы в зоне пиратской активности доставлять работников легальной службы вооруженной охраны на торговые суда, которые следуют потенциально опасными водами. Для этой деятельности у судна была соответствующая лицензия и полный пакет необходимых документов.

— В крюинге меня информировали о том, что ланкийское судно уже давно работает в рамках известной «антипиратской программы «Симаршал», — рассказал «ФАКТАМ» Геннадий Гаврилов. — Также сказали, что термин документов на право его эксплуатации истекает через несколько месяцев. Поэтому после окончания этого срока надлежит перегнать судно в Шри-Ланку.

Капитан прибыл на борт, ознакомился с документацией — она была в порядке. Подписал официальный контракт с судовладельцем — шриланкийской компанией Sri Lanka Shipping Company Limited. У этой фирмы судно зафрахтовала другая местная компания — Avant Garde Maritime Security, которая отвечала в том числе за оружие на борту (более 800 китайских автоматов Т-56, по сути, копии автоматов Калашникова) и боеприпасы к ним. На борту находился официальный представитель этой компании, а также государственной шриланкийской компании, аффилированной с Министерством обороны этой страны.

Читайте также: После трехлетнего плена в Ливии украинские моряки вернулись на родину (фото)

— В мои обязанности входили только навигация и безопасность мореплавания, — конкретизирует собеседник. — Свою работу я знаю. Мой морской стаж более 30 лет — от матроса в Дунайском пароходстве до капитана. Специализировался на буксирах, исходил вдоль и поперек не только Черное и Азовское, а и Средиземное, Мраморное, другие моря. Совершал океанские плавания на крупных буксирах-«снабженцах». Avant Garde относится к судам такого класса.

Вот и здесь все шло по плану. По завершении рейса мы из офиса получили указание направляться к берегам Шри- Ланки. Подойдя туда, стали на якорную стоянку в ожидании разрешения на вход в территориальные воды. У этих берегов я оказался впервые. Здесь-то и случилось непредвиденное.

«Суд оправдал меня и… отправил за решетку»

В 2016 году в Шри-Ланке после выборов сменилась власть — вместо «тиранов», которыми было недовольно местное население, пришли оппозиционеры-демократы. Соответственно, заменили руководителей всех властных структур. Документы, оформленные предшественниками, признали не легитимными. Не стала исключением и морская сфера. Претензии, что имеющаяся на судне документация была приобретена за взятки, предъявили и капитану Гаврилову.

— Несмотря на то что мы стояли в нейтральных водах, меня как капитана стали «атаковать» военные: запрашивали, что собираемся делать, — продолжает Геннадий. — Я отвечал, что ожидаем разрешения на вход в территориальные воды. Не скрывал и характера имевшегося на борту груза — автоматическое оружие, которое находилось в опломбированных контейнерах. Там все было в полном порядке.

В течение пяти часов военные настойчиво рекомендовали капитану завести судно в территориальные воды Шри-Ланки, несмотря на отсутствие официального разрешения. Когда получили категорический отказ, корабль ВМС и три скоростных бота «зажали» гражданское судно с целью добиться, чтобы течение «вдавило» его в территориальные воды.

Читайте также: 50-градусная жара, а на корабле 800 тонн динамита, — вернувшиеся из плена украинские моряки

Капитан вывел Avant Garde из этой ловушки. В ответ военные высадили на борт досмотровую группу. Изучив документы, старший группы констатировал, что все в порядке, но тут же получил приказ задержать команду и сопровождать судно. Капитан сразу же внес записи в судовые журналы о том, что лейтенант ВМС приказал войти в шриланкийские воды — в принудительном порядке.

— Неделю наше судно стояло на якоре, представители местных властей постоянно проверяли документы, груз, но ничего запретного не находили, — уточняет Геннадий Гаврилов. — Лишь после этого подключили полицию. Судно арестовали и завели в порт Галле. Когда на борт поднялся опытный, убеленный сединами офицер, я поинтересовался у него: «Что все это значит, что я нарушил?» Он ответил: «Капитан, не переживайте. Это наши внутренние дела, через три-четыре месяца вы отправитесь на родину».

Прошло четыре месяца, я запросил у судоходной компании разрешение списаться, покинуть борт и отбыть на родину. Мне ответили, что они бы с удовольствием, но получено указание свыше: капитана корабля не списывать на берег и замену не производить. На вопрос о причине ответили, что как таковой ее не существует.

Читайте также: Это был настоящий пиратский захват: подробности спасения украинских моряков, арестованных в Греции

Гаврилову посоветовали обратиться в посольство Украины (территориально оно располагается в соседней Индии, представляет интересы нашей страны также в Шри-Ланке). Собеседник, фамилию которого капитан помнит и сейчас, сказал, чтобы он не переживал. Дескать, они в курсе дела, все мониторят и вопрос решат. Минуло еще три месяца — капитан снова позвонил в посольство. Там заверили, что «все нормально, вопрос на стадии завершения».

Судно Avant Garde было списано на металлолом

Время шло. Капитан обратился к почетному консулу Украины в Шри-Ланке (он — гражданин этой страны). Тот пригласил Геннадия Ивановича в столицу — Коломбо.

— Мы встретились, — говорит мой собеседник. — При мне он позвонил в украинское посольство. После разговора недоумевал: «Я им давно все документы направил, а они утверждают, что ничего не получали». Вот так наши чиновники «намониторили» мне целых пять лет. Никто из дипломатов ничем не занимался. Я написал письмо тогдашнему президенту Украины Петру Порошенко, затем записал видеообращение к нему. Ответа не получил. Говорю правду, как есть. Только уже в самом конце появился в этой структуре некто Громов, который хоть что-то пытался сделать. Вообще же всем занимался я сам, помогал мне морской профсоюз. Зато теперь с возвращением на родину меня поздравил сам украинский министр иностранных дел…

Читайте также: «Нам довелось лечить сомалийских пиратов не только от простуды и радикулита, но даже от венерических болезней…»

Только 23 июня 2016 года суд города Галле рассмотрел «дело» Гаврилова и оправдал его, предоставив право покинуть Шри-Ланку. Прямо из суда он направился на судно, чтобы собрать вещи. Но в полдень на борт теплохода прибыли офицеры Судебного департамента. Они предъявили ордер на арест капитана. Документ был на синегальском языке, в юридической помощи украинцу отказали. Разрешили лишь по телефону сообщить консулу об аресте.

Капитана доставили в полицейский участок, повторно длительно допрашивали, стремились навязать подозрения в транспортировке оружия. Утром Геннадия, как говорит он сам, буквально похитили — провели в здание суда… через дыру в заборе. Тот же судья, который вынес оправдательное решение, зачитал теперь уже обвинительный приговор. Капитана сразу сопроводили в тюрьму.

— Местные власти подсуетились: суд разрешил выгрузить оружие с борта и отпустить из гавани Avant Garde (основной вещдок в так называемом деле капитана. — Авт.), — подчеркивает Геннадий. — Всем членам экипажа, 21 моряку, было приказано покинуть судно. Они местные, сразу же разъехались по домам. Козлом отпущения сделали меня — иностранца.

Никакой конкретики из так называемых материалов дела вообще не усматривалось. Просто подогнали все под то, что оружие и боеприпасы, дескать, транспортировались незаконно. Хотя и непосвященному ясно: на судне, официально «заточенном» под антипиратскую деятельность, должен быть соответствующий арсенал.

Итог — тюремная камера три на три метра, с пятью постояльцами. Кроватей нет — все лежали на тонких циновках. Благо климатические условия позволяли: ночью плюс 26, днем — выше 30 градусов. Кормили рисом трижды в день.

— Хоть местным цейлонским чаем поили?

— Как же, разогнались… Вода из-под крана, правда, необычная: выпьешь стакан — будто чистой хлорки отведал. Появились проблемы с желудочно-кишечным трактом, катаракта. Заключенные то и дело доставали по различным поводам и без. Вымогали, требовали, угрожали. Когда начальник тюрьмы узнал, что я обвиняюсь в незаконном трафике оружия, очень удивился: «А остальные участники этого трафика где — экипаж судна, судовладелец? По этой статье должны привлекаться к ответственности все». Мой адвокат Дан Малика Гунасикера пояснил, что это просто «политический кейс», кое-кто стремится решить на этом деле свои вопросы.

— Сколько вы находились в тюрьме? Была хотя бы какая-то связь с родными?

— О чем вы говорите! Там не то что по телефону позвонить, даже записку передать кому-то невозможно. Шри-Ланка — страна уникальная, напомнила мне бывший Советский Союз. Сначала человека отправляют в тюрьму, а уже потом ищут доказательства его вины. Если таковую не находят в течение 12 месяцев, согласно тамошним законам, заключенного должны выпустить. Год я провел за решеткой. В апреле 2017 года судья Верховного суда не нашел в моих действиях состава преступления и принял решение выпустить меня под залог, без возможности покидать страну и работать там. Вернуться в Украину не разрешали, мотивируя продолжением расследования. Словом, домашний арест.

Залог внесла компания Sri Lanka Shipping Company Limited, с которой был заключен рабочий контракт. Меня поселили в офисе филиала этой компании в городе Галле в крохотной, практически нежилой комнатке — кровать, стол, стул, минимальные удобства. Благо судовладелец помогал, иначе мне бы просто конец…

Читайте также: «Пиратам мы давали прозвища и потом шутили, что в неволе нас удерживают… Андрей Шевченко, Шамиль Басаев и Мухаммед, почти пророк…»

Дважды в месяц Гаврилова возили в суд. Таких заседаний накопилось в общей сложности более сотни! Никого из членов экипажа в качестве свидетелей не приглашали. Впрочем, как и других свидетелей. Словом, судилище над капитаном-одиночкой.

В августе 2017 года в зале суда Геннадию стало плохо. Это произошло после того, как сообщили, что слушание по делу снова откладывают и переносят на март 2018 года. Капитана доставили в госпиталь, где врачи обнаружили серьезные проблемы с коронарными сосудами и рекомендовали операцию на сердце. То, что его сердце может отказать в любой момент, подтвердили две частные и государственная клиники.

— Сердце обеспечивалось подачей крови всего на 30 процентов, — уточняет капитан. — Это не позволяло долго ходить, спать на левом боку, часто тревожили боли. Судья, будучи отлично осведомлен о моем физическом состоянии, потребовал медицинское заключение, в котором обязал врачей указать, сколько мне осталось жить…

Судебные заседания постоянно переносили. Мое состояние ухудшалось, откладывать операцию стало просто невозможно. Сделали мне ее там же, в Коломбо. Солидные шрамы остались — напоминание о годах, проведенных в этом островном государстве.

Только в июне нынешнего года Геннадий Гаврилов смог вернуться в Украину. Фото автора

— Данный случай беспрецедентный: пять лет нашего соотечественника удерживали, не выпуская из страны, — прокомментировал «ФАКТАМ» первый заместитель председателя Профсоюза работников морского транспорта Украины Михаил Киреев. — Это при отсутствии каких-либо конкретных доказательств нарушения закона, в чем капитана постоянно пытались обвинить. К решению проблемы освобождения Гаврилова, оказания ему помощи были подключены многие структуры. Начиная от нашего профсоюза до коллег со Шри-Ланки и международной организации транспортников (ITF).

— В 2019 году в Шри-Ланке собрались 76 представителей ITF из различных стран мира, руководители и юристы головного офиса, чтобы местным властям продемонстрировать документы, доказывающие невиновность нашего соотечественника, — рассказала инспектор ITF в Украине Наталья Ефименко. — Была запланирована встреча с премьер-министром. Но шриланкийские чиновники на нее просто не явились.

Освобождения капитану пришлось ожидать еще около двух лет. Оказалось, все упиралось в тот самый «политический кейс», о котором упоминал адвокат.

В ноябре 2019 года президентом Шри-Ланки был избран бывший министр обороны, подполковник Готабая Раджапакса. В марте 2020-го он распустил высший законодательный орган страны, а 5 августа в Шри-Ланке прошли парламентские выборы, дважды переносившиеся из-за пандемии.

И только в мае нынешнего года шриланкийский суд снял с Геннадия Гаврилова все обвинения, открыв ему дорогу на родину.

На вопрос: «Каковы ваши планы?» капитан отвечает: «Хочу продолжить работать по профессии. Наверное, я просто оказался не в то время и не в том месте. Впрочем, на моем месте мог оказаться любой…»

Напомним, в январе этого года шестерых украинских моряков освободили из плена пиратов в Нигерии. Тем временем Испания задержала трех украинских моряков, уличив их в перевозке наркотического груза.

2445

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров
 

© 1997—2021 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины.

Материалы под рубриками «Официально», «Новости компаний», «На заметку потребителю», «Инициатива», «Реклама», «Пресс-релиз», «Новости отрасли» а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер.