ПОИСК
Происшествия

Смерть 2-летнего малыша в кабинете стоматолога: почему суд в Мариуполе оправдал врача

6:25 31 июля 2021
Мать с ребенком

ЧП, о котором пойдет речь, произошло четыре года назад. 22 июля 2017 года в Мариуполе в стоматологическом кресле умер двухлетний мальчик. Причиной смерти, как показало вскрытие, стала неправильно установленная интубационная трубка и, как следствие, попадание марлевого тампона в дыхательные пути ребенка, что привело к удушью. Сейчас суд наконец вынес приговор. И он оказался… оправдательным. С женщины-анестезиолога суд снял все обвинения. Как такое могло произойти? «ФАКТЫ» выясняли подробности.

Олежку, боявшегося врачей, в стоматологической клинике ввели в медикаментозный сон

Родители погибшего ребенка Наталья и Константин Куприны рассказали «ФАКТАМ», что для их сына лечение зубов было настоящей проблемой — мальчик панически боялся врачей. А в клинике, куда они в итоге отвели ребенка, рассказывали об инновационных методиках лечения, да и отзывы об этом медучреждении в соцсетях были хорошие.

— После первого похода к стоматологу Олежка от страха даже перестал разговаривать, — рассказала «ФАКТАМ» мама мальчика Наталья. — А лечить зубы нужно было. После того как сыночек упал, у него откололся один зуб. И во время лечения ему каким-то образом сточили сразу несколько зубов под самые десны. Остались крошечные пенечки, которые начали разрушаться. Пломбы на таких зубах не держатся, поэтому нам сказали, что нужно ставить маленькие детские коронки. Чтобы стоматолог смог это сделать, ребенок должен спокойно сидеть в стоматологическом кресле несколько часов. Это было проблемой.

В клинике предложили медикаментозный сон. Объяснили, что в него вводят деток, которые очень боятся процедур и не могут усидеть на месте. Врачи уверяли, что это абсолютно безопасно. Дескать, ребенку вводят гипоаллергенный препарат, который поступает в кровь очень медленно и не причиняет вреда. «В состояние сна вашего сына введут в течение минуты, — объяснили нам. — Выйдет он из этого состояния в течение 10—15 минут. Не волнуйтесь!»

РЕКЛАМА

Уже позже я вспоминала, как Олежка не хотел туда идти… Мы с мужем не придали этому значения. Сын всегда боялся врачей, а лечиться-то надо было. Накануне нам перезвонили из клиники и перенесли время приема на два часа. Может, это был знак, что не нужно никуда идти?

В этом кабинете стоматологической клиники в Мариуполе малышу лечили зубы. Здесь и произошла трагедия

РЕКЛАМА

В тот момент, когда ребенка вводили в медикаментозный сон, Наталье разрешили постоять рядом, чтобы мальчик не боялся.

— Сыну ввели препарат, и буквально через 15 секунд он крепко уснул, — вспоминает Наталья. — Потом врачи начали процедуры, а мы с мужем остались ждать в коридоре. Увидев, что сын нормально отреагировал на препараты, которые ему ввели, я уже практически не волновалась. Решила, что стоматологи знают, что делают. Их было пятеро: врачи, анестезиолог, ассистентка. Время от времени кто-то из них выходил из кабинета за какими-то инструментами. Все вроде бы шло нормально — до тех пор, пока они вдруг не вызвали скорую.

РЕКЛАМА

В какой-то момент среди врачей началась паника. Я пыталась прорваться к сыну, но меня не пускали. Мы увидели Олежку, только когда приехала скорая и его вывезли в коридор. Сынок был весь синий — как баклажан… Он был без сознания, не подавал признаков жизни. Его тут же повезли в городскую больницу № 3. Добиться от врачей стоматологической клиники каких-то объяснений не удалось. Вместе с нами из больницы вышла анестезиолог. Не сказав нам ни слова, она села в свою машину и уехала. Мы, конечно же, поехали в больницу вместе с сыном. Надеялись, что его еще можно спасти…

Мальчика привезли в больницу в состоянии клинической смерти. Реанимационные мероприятия не помогли.

— Мы сначала подумали, что дело в наркозе, — говорит отец ребенка Константин Куприн. — Но почему тогда у ребенка синий цвет лица? Ответ на этот вопрос дал уже патологоанатом, который проводил вскрытие. Оказалось, удушье было вызвано марлевым тампоном. Сыну ввели препараты, он уснул, после чего врачи начали его тампонировать, чтобы слюна не попала в бронхи. Это, как мы уже узнали, обычная процедура. Но только как пятеро медиков могли допустить, чтобы тампон привел к удушью?!

Заведующая клиникой сказала, что марлевый тампон патологоанатому… привиделся

— В медицинском свидетельстве написано, что причина смерти — «механическая асфиксия, наступившая из-за закрытия верхних дыхательных путей инородным телом (марлей и интубационной трубкой)», — продолжает Наталья. — При вскрытии обнаружили тот самый тампон… Мы с мужем едва осознавали, что происходит. Ведь еще пару часов назад привели Олежку в клинику. Сами убеждали его, что все пройдет хорошо, что он и не заметит, как зубки станут здоровыми и красивыми…

По словам Натальи, сотрудники стоматологической клиники сразу начали отрицать свою вину:

— Заведующая заявила нам, что врачи ни в чем не виноваты. Сказала, что марлевый тампон патологоанатому едва ли не привиделся и что в смерти Олежки, вероятно, виноваты врачи скорой. А стоматолог и анестезиолог, дескать, все делали правильно.

О том, что не видят своей вины в произошедшем, врачи говорили и журналистам. Врач-стоматолог Наталия Токарева в комментариях местным СМИ заявляла, что марля в горле ребенка оказаться не могла:

— Для того чтобы вылечить ребенку зубы, родители прошли несколько стоматологических поликлиник. В нашу клинику обратились, зная, что мы практикуем новые методы лечения в режиме медикаментозного сна. Мальчика осмотрели наши стоматологи, имеющие большой опыт работы с детьми и соответствующую специализацию. Ребенок был настолько активным, что врачу было непросто провести осмотр. Врач обнаружила шесть разрушенных зубов. Они были на уровне десны с обнаженными нервами. Это страшная боль. И родители понимали, что ребенку необходима помощь, поэтому согласились на медикаментозный сон. Детский анестезиолог — врач высшей категории…

Интубационная трубка вводится для того, чтобы ребенок дышал, а не для того, чтобы его удавить! И марлевый тампон используется для закрытия горла. Внизу он никак не мог оказаться.

Подозрение в ненадлежащем исполнении профессиональных обязанностей, повлекшим смерть маленького пациента, в результате предъявили не стоматологу, а анестезиологу. Следствие пришло к выводу, что именно его неправильные действия привели к летальному исходу. Из обвинительного заключения следует, что анестезиолог, введя мальчика в наркоз, изначально невнимательно следила за показаниями аппаратуры, отвлекалась на разговоры по мобильному телефону, выходила из кабинета. Когда в какой-то момент стоматолог заметила, что ребенок посинел, и сказала об этом анестезиологу, та начала реанимационные мероприятия. Но, как следует из обвинительного заключения, допустила ошибки. Например, использовала для вентиляции легких маленького ребенка устройство «мешок Амбу», предназначенное для взрослых. Но, что самое главное, не освободила дыхательные пути ребенка от застрявшего там куска марли. Соответственно, «такие реанимационные мероприятия нельзя считать правильными», сказано в обвинении.

В своих выводах сторона обвинения ссылалась в первую очередь на результаты судмедэкспертизы, которая была произведена в день смерти ребенка и показала, что причиной случившегося стала «механическая асфиксия, возникшая в результате закрытия просвета дыхательных путей посторонним предметом».

Дававший показания в суде судмедэксперт рассказал, что просвет интубационной трубки был перекрыт марлей. Что, начиная реанимационные мероприятия, анестезиолог должна была переинтубировать пациента. Она же вместо этого стала прокручивать трубку, в результате чего марля сползла в просвет трахеи. «Ребенок умер из-за того, что ему было нечем дышать, — объяснил судмедэксперт. — Если бы доступ воздуха был перекрыт полностью, он умер бы сразу. Здесь же имел место дефицит кислорода, и все происходило постепенно».

Слова судмедэксперта подтвердил присутствовавший на вскрытии следователь. Он сказал, что лично видел ту самую марлю, которая привела к удушью мальчика: «Когда судмедэксперт разрезал трахею, я увидел в месте, где заканчивалась интубационная трубка, кусок бинта».

Злополучный марлевый тампон и интубационную трубку сотрудники полиции изъяли как вещдок.

Эксперты Главного бюро судмедэкспертизы подтвердили первичные выводы — смерть в результате асфиксии

Но почему же при наличии таких, казалось бы, очевидных доказательств, Ильичевский райсуд Мариуполя Донецкой области оправдал анестезиолога? За четыре года, на протяжении которых шло следствие, было проведено аж четыре экспертизы. Первая показала, что причиной смерти малыша стала возникшая из-за попавшей в трахею марли асфиксия. Вторую экспертизу проводило Днепропетровское областное бюро судмедэкспертиз, и выводы уже были другими — днепропетровские эксперты усомнились в том, что была асфиксия, и написали, что причиной смерти ребенка могла стать и «внезапная сердечная смерть на фоне перинатального поражения центральной нервной системы». Третью экспертизу проводили в Киеве, но тут эксперты не стали делать однозначных выводов, сославшись на то, что фотоиллюстрации им предоставили некачественные, а трупные материалы дали не в полном объеме. Отметили только, что если действительно у ребенка были проблемы с центральной нервной системой, то анестезиологу перед тем, как вводить малыша в наркоз, стоило проконсультироваться с детским педиатром, неврологом и кардиологом.

И наконец четвертая экспертиза, которую проводило Главное бюро судмедэкспертизы Минздрава Украины. Здесь вывод экспертов однозначный: смерть наступила в результате механической асфиксии, а нарушения в работе центральной нервной системы ребенка, как и другие, перенесенные им заболевания, не имеют никакого отношения к его смерти. Экспертиза главного бюро Минздрава подтвердила, что из-за застрявшей в горле малыша марли «реанимационные мероприятия нельзя считать правильными».

Две экспертизы четко и однозначно подтвердили асфиксию. Но одну из этих экспертиз — первую — суд, как это ни парадоксально, решил не принимать во внимание. Причиной тому стали процессуальные формальности, на которые указал адвокат анестезиолога. Речь идет о том, что вскрытие тела ребенка, согласно документам, начали проводить 22 июля в 15:10, при том, что сведения о произошедшем в Единый реестр досудебных расследований внесли только в 16:18. А если экспертизу начали проводить до внесения сведений в ЕРДР — это формальное нарушение Уголовно-процессуального кодекса.

Прокурор в ответ на это заявил, что в системе ЕРДР произошел технический сбой, дескать, на самом деле данные были внесены в 12:00, но время отобразилось некорректно. Суд объяснение прокурора во внимание не принял. И решил не учитывать ни результаты экспертизы, ни изъятую с места событий видеозапись — потому что все это проводилось до внесения сведений в ЕРДР. Не учел суд и вещдоки. В частности, интубационную трубку и ту самую марлю. И тоже из-за процессуальной формальности: обыск, как сказано в приговоре, должен был проводиться на основании постановления суда. Его могли провести без постановления только «при неотложных обстоятельствах», но внезапную смерть ребенка суд этим обстоятельством не счел.

Процессуальные нарушения, на которые указала сторона защиты, сыграли решающую роль. Все основные доказательства вины анестезиолога суд решил не учитывать и постановил признать анестезиолога невиновной «в связи с недоказанностью в ее действиях состава уголовного правонарушения».

— Сказать, что приговор нас шокировал, — не сказать ничего, — комментируя произошедшее «ФАКТАМ», Наталья Куприна не скрывает эмоций. — Мы даже подумать не могли, что доказательства — судмедэкспертиза, результаты обыска, видеозаписи — могут быть просто не учтены из-за процессуальных ошибок. Почему эти ошибки были допущены, неизвестно. Что это: технический сбой системы ЕРДР, невнимательность следователя или вообще так было сделано умышленно? Я уже ничему не удивлюсь.

Выводы суда тоже обескураживают. Даже если действительно не учитывать все то, что было сделано до внесения сведений в ЕРДР, остается ведь подтвердившая асфиксию экспертиза Главного бюро Минздрава. Но суд почему-то и эти выводы не счел убедительными. Ситуация более чем странная. Мы уже готовим апелляционную жалобу. Олежку нам никто не вернет, но мы не дадим виновным в его смерти уйти от ответственности.

О намерении оспаривать приговор заявляют и в прокуратуре.

— В основу оправдательного приговора суд положил недопустимость некоторых доказательств, которые, по мнению суда, были собраны с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса Украины, — сказал во время брифинга руководитель Донецкой областной прокуратуры Евгений Белоусов. — Аппаратом прокуратуры области после изучения решения суда вместе с потерпевшей стороной будет подана апелляционная жалоба.

В стоматологической клинике приговор пока не комментируют. «ФАКТЫ» будут следить за развитием событий.

Читайте также: «Во время медицинской процедуры врач случайно разорвал сыну трахею и даже этого не заметил»

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали о первом в Украине приговоре врачу, признанному виновным в смерти младенца. Трагедия произошла еще в 2015 году. Тогда был большой скандал из-за ряда смертей новорожденных в роддомах Львова. После гибели пятого младенца подряд в одном и том же роддоме, львовяне даже вышли на массовые акции протеста. В результате один из врачей получил максимальный срок по статье «Врачебная халатность».

Фото c сайта 0629.com.ua

На фото в заголовке: За полгода до трагедии журналисты местного телевидения сняли сюжет о семье Куприных (на фото — Наталья вместе с сыном)

4924

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров