ПОИСК
Здоровье и медицина

«Я заразился коронавирусом после двух прививок, но благодаря вакцине у меня были слабые симптомы болезни», — академик Сергей Комиссаренко

14:55 17 декабря 2021
академик Сергей Комиссаренко
Прошло ровно два года с того времени, когда в Китае в городке Ухань была зафиксирована первая вспышка заболевания COVID-19. Центральная проблема борьбы с ним в том, что до сих пор на рынке нет специфических лекарств, предназначенных специально для борьбы с коронавирусом. Когда они появятся в аптеках? Обязательно ли делать третью прививку тем, кто уже вакцинирован двумя? Если да, то когда? В чем особенности штамма «Омикрон»? Будут ли появляться новые штаммы? Следует ли рассчитывать на то, что COVID-19 перестанет уносить жизни людей и будет рядовым респираторным заболеванием? На эти и другие актуальные вопросы, связанные с пандемией, мы попросили ответить директора Института биохимии НАН Украины академика Сергея Комиссаренко.

«Существующие вакцины могут оказаться недостаточно эффективными против «Омикрона»

— На днях из Великобритании пришло сообщение о смерти человека от нового штамма «Омикрон». До этого подобных случаев не фиксировалось, хотя «Омикроном» уже заразились тысячи людей. Это можно расценивать как то, что ковид становится менее опасным и вскоре будет переноситься людьми как рядовое ОРЗ?

— Я не спешил бы с таким выводом. Просто набор мутаций сделал «Омикрон» таким, каким он является. Понимаете, у коронавируса нет закодированной программы развития. Поэтому ему не присуще стремление стать более или менее опасным. Возникновение его новых штаммов является результатом случайных мутаций. Вполне возможно, что со временем появятся его новые разновидности (штаммы), от которых будут умирать люди, как и от предыдущих.

— И все же многими вирусологами высказывалось мнение, что рано или поздно COVID-19 станет вполне обычным вирусом, не опасным для жизни. Поскольку ему это не выгодно — мол, в его интересах просто передаваться от человека к человеку, а не убивать людей. Вы считаете, нет гарантий, что эти прогнозы сбудутся?

РЕКЛАМА

— Не обязательно, что произойдет именно так. Скажем, один из предшественников коронавируса SARS-COV-1 (он появился в Китае в 2002 году) фактически исчез из-за того, что в нем произошли очень существенные мутации — выпал целый участок из 29 нуклеотидов. Кроме того, против его распространения в Китае были приняты строжайшие меры. Летальность от SARS-COV-1 составляла 11 процентов — в разы больше, чем от COVID-19.

Другой предшественник нынешнего коронавируса MERS (возник в Юго-Восточной Азии в 2012 году, имел летальность 34 процента) тоже быстро мутировал, но все же полностью не исчез — изредка случаи заболевания MERS до сих пор фиксируются на Аравийском полуострове. Так что будущее COVID-19 может быть самым разным.

— «Омикрон» отличается от предшествовавших ему штаммов коронавируса?

РЕКЛАМА

— Да, причем значительно. От первого уханьского варианта отличается более чем 50 мутациями. Из них свыше 30 затрагивают шипоподобный белок, отвечающий за проникновение коронавируса в клетки человека. Именно против этого белка сделаны большинство применяемых ныне вакцин.

Читайте также: Агрессивный «Омикрон» наступает: ученые выяснили, как быстро снижается иммунитет и нужна ли третья прививка

— Получается, эти вакцины могут оказаться недостаточно эффективными против «Омикрона»?

РЕКЛАМА

— Да, это логичный вывод. Иммунный ответ, который вызывают данные вакцины, может быть менее эффективным в отношении «Омикрона», чем против других вариантов COVID-19. Но пока это предположение не подтверждено практикой.

Следует понимать, что так называемые штаммы появляются постоянно. Когда человек заражается COVID-19, каждые 10—12 дней в его организме происходят мутации этого вируса. Но как только пациент выздоравливает, вирус исчезает вместе с мутациями. Получается, на сегодняшний день возникали миллионы штаммов, но почти все они погибли. Остались те немногие, которые отличаются стабильностью (так называемые вариантные). Один из их числа — «Омикрон».

— В Украине массовая вакцинация от коронавируса стартовала в апреле-мае нынешнего года. У многих людей после получения двух прививок прошло четыре-шесть месяцев, у кого-то еще больше. Есть смысл делать третью прививку?

— Да, после второй прививки третью (бустерную дозу) нужно получить спустя полгода. Я, например, уже пытался это сделать, когда вакцинировали сотрудников нашего института. Пришел на прививочный пункт вместе с коллегами, объяснил ситуацию, попросил о третьей прививке. Мне отказали. Не помогло и то, что назвал все свои основные должности и регалии, имел беседу с главным врачом. Он объяснил, что Министерство здравоохранения Украины на тот момент еще не дало разрешение на вакцинацию третьей прививкой. (Министр здравоохранения Виктор Ляшко подписал приказ о дополнительной дозе. Согласно приказу получить дополнительную дозу вакцины против COVID-19, независимо от того, какой вакциной они прививались ранее, рекомендуется: людям с ВИЧ-инфекцией, онкологией, после трансплантации органов, лицам, проходящим иммуносупрессивную или иммуномодулирующую терапию, и лицам с рядом других иммунодефицитных состояний. — Авт.).

Читайте также: Нужна ли третья прививка: израильские ученые о защите от тяжелой формы ковида

— Для этого будут использоваться те вакцины, которыми прививали до этого?

— Да. Хотя, по большому счету, нужно было бы прививать уже от конкретных вариантов (штаммов) коронавируса — «Дельты», «Омикрона».

— Такие вакцины уже существуют?

— Пока еще нет.

«Особенность нашей вакцины в том, что она действует сразу против двух видов белков коронавируса»

— Какая из имеющихся вакцин показала себя наиболее эффективной?

— Это непростой вопрос. Впрочем, можно сказать, что «Модерна», вероятно, самая эффективная. Но следует учитывать важный факт: доза Moderna содержит 100 микрограмм мРНК, а однотипного Pfizer — в три раза меньше.

— По этой причине антитела, которые появляются в организме в результате вакцинации Pfizer, вероятно, исчезнут быстрее?

— Да. Лично я привился AstraZeneca и очень ею доволен, несмотря на то, что на позапрошлой неделе почувствовал легкое недомогание, появился насморк. Сделал тест. Оказалось, заразился COVID-19. Симптомы через несколько дней прошли (благодаря тому, что вакцинирован), но все же пришлось самоизолироваться на даче, ведь являлся вирусоносителем.

Читайте также: «Если бы не вакцинация, мы оказались бы в эпицентре цунами»: ученые объяснили, почему не удалось избежать новой волны ковида

— Еще в начале нынешнего года несколько мировых фармацевтических компаний объявили о начале испытаний лекарств от коронавируса. Когда препараты, разработанные именно против COVID-19, можно будет купить в аптеках?

— На сегодняшний день целенаправленно разработаны два препарата против COVID-19. Одним занимается компания Pfizer, другим, созданным фирмой Merck Sharp & Dohme, — AstraZeneca. Оба они показывают при испытаниях свою действенность — резко снижают тяжесть протекания заболевания и опасность летального исхода. Особенно это относится к препарату компании Pfizer, препятствующему проникновению коронавируса в клетки человека.

— А как действует препарат, созданный компанией «Мерк шарп энд доум»?

— Он заставляет коронавирус хаотически мутировать. Тем самым возбудитель заболевания сам себя уничтожает.

— На какой стадии испытания этих препаратов?

На завершающей — сейчас проходят испытания на больших группах пациентов. Вполне возможно, что уже в начале следующего года появятся на рынке. Но следует учитывать, что мы пока не знаем, сколько они будут стоить. Кроме того, потребность в них огромная, а на налаживание массового производства нужно время. Так что, не ясно, как скоро они станут доступны в Украине и по какой цене.

Напомню, сразу после начала пандемии ученые и врачи пробовали применять против COVID-19 определенные лекарства. Это, например, делалось в рамках программы «Солидарность», экстренно принятой Всемирной организаций здравоохранения. Речь шла об использовании для лечения больных коронавирусной инфекцией уже имевшихся зарегистрированных препаратов. Все эти лекарства создавались против других болезней. К сожалению, они показали низкую эффективность в лечении ковидных пациентов.

Читайте также: Вопрос о происхождении COVID-19 дискутируется, но я разделяю мнение, что он создан в лаборатории, — Ольга Голубовская

— А что можете сказать о разработке украинских вакцин против коронавируса? Ваш институт ведь занимается созданием одной из них?

— Мы завершаем ее доклинические испытания. Совсем недавно я попытался договориться со Всемирной организацией здравоохранения, чтобы она поспособствовала с проведением на базе зарубежных научных центров испытания нашей вакцины на животных: проверить, будет ли вакцина защищать их от заражения. Пока с этими испытаниями не сложилось, но мы, уверен, все же найдем, где их провести.

Одна из особенностей нашей вакцины в том, что она действует сразу против двух видов белков коронавируса: s-белка и n-белка. Это значительно усиливает ее эффективность. Знаю, что украинско-американский консорциум занимается вакциной только против n-белка.

Как неоднократно сообщалось, собственную вакцину от COVID-19 создают ученые Института биологии клетки НАН Украины из Львова.

— Сколько примерно времени понадобится вашему институту на проведение испытаний своей вакцины?

— Дать ответ на этот вопрос невозможно. Вообще, на мой взгляд, ни нам, ни нашим коллегам не стоит много говорить о результатах, пока препараты не прошли все положенные испытания и не готовы к применению. Вот наглядный пример справедливости такой точки зрения. В свое время я работал во всемирно известном Институте Пастера в Париже. Как раз тогда один французский ученый сделал сенсационное заявление, что нашел способ борьбы со злокачественными опухолями. Популярный журнал «Пари Матч» написал, что ученый изобрел лекарство против рака. А через некоторое время выяснилось, что это были лишь громкие и беспочвенные заявления. В Институте Пастера дали понять их автору, что некорректно заниматься такого рода саморекламой.

Читайте также: «Когда слышу фразу, что ковида не существует, смеюсь», — патологоанатом Вадим Украинец об угрозах и особенностях нынешней волны пандемии в Украине

— В начале пандемии многие специалисты заявляли, что коронавирус не является сезонной болезнью — мол, в теплое время года заболеваемость COVID-19 на спад не пойдет. При этом ссылались на примеры Индии, Мексики, Бразилии и других южных стран, где стояла теплая погода, но при этом население массово заражалось коронавирусом. Однако в Украине в конце весны и летом нынешнего года отмечался существенный спад заболеваемости. Следует ли из этого, что COVID-19 все же сезонный недуг, как и другие острые респираторные заболевания?

Я считаю, что дело не в сезонности, а в том, что динамика пандемии COVID-19, как и вообще инфекционных заболеваний, развивается по синусоиде: рост количества заболевших меняется спадами, а затем наступает новый всплеск. И так может продолжаться довольно долго. Наглядная тому иллюстрация — пандемия гриппа «Испанка» в 1918—1920 годах. Тогда тоже подъемы заболеваемости сменялись спадами — независимо от времени года.

«Испанка» унесла жизни 50 миллионов человек. Коронавирус — уже шесть миллионов, несмотря на современный весьма высокий уровень развития науки и медицины.

Ранее «ФАКТЫ» сообщали о том, что Украина подписала договор с Pfizer о закупке инновационного лекарственного средства таблеток «Паксловид» для амбулаторного лечения коронавируса.

Читайте также: Долгосрочные последствия вакцинации: ученые ответили на важный вопрос

Фото предоставлено академиком Cергеем КОМИССАРЕНКО

1950

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров