ПОИСК
Интервью

«Я заскочил в российский танк, который только что бросили солдаты»: известный журналист 11 дней жил на передовой

14:39 17 марта 2022
Александр Загородний

Журналист команды ТСН («1+1») Александр Загородний — один из первых репортеров, освещавших боевые действия на Донбассе с начала 2014 года. Сейчас он тоже на журналистской передовой. Александр одиннадцать дней провел на границе войны, у Гостомеля под Киевом. Теперь живет на канале вместе со своим «боевым товарищем» — йорком по кличке Димон.

— Александр, могли ли вы — человек, который видел войну на Донбассе, представить, что подобное случится со всей Украиной?

— Однозначно, нет. Я всегда говорил, что такого быть не может. А вот моя жена говорила, что может. Особенно когда информация стала нагнетаться. Но я всегда думал, что это нелогично, неправильно и бесперспективно. В конце концов для войны не было причины. И вот, когда мы с женой 24 февраля увидели четыре самолета в небе, которые направлялись бомбить Гостомель — а мы живем неподалеку, — я понял, что ошибся. Фактически, все первые фазы войны вокруг Киева прошли над моим домом. Здесь летали истребители, затем рядом был подрыв заправки. Вокруг меня артиллерией разбили все дома соседей, и мой тоже пострадал.

— Ваша семья уехала?

— На следующий же день. Жена вместе с детьми 16 часов добиралась на автомобиле в Ивано-Франковск. А я остался и был дома 11 дней войны. Поскольку все происходили рядом с домом, я снимал на мобильный телефон. Даже пробовал монтировать и передавать на канал. Вокруг все пылало, взрывалось.

Было и танковое сражение. Россияне прямо на дороге бросили танк и сами скрылись — их нашли на второй день. Я заскочил в этот танк и, знаете, ощущение вряд ли можно передать даже по видео. Я почувствовал, что только что здесь были люди, их энергетика еще осталась…

Помню большие караваны из машин, которые ехали мимо моего дома. Я снимал это, просто встав со своей кровати.

— Не было страха?

— Нет. Было такое чувство, будто я все это уже видел в кино. Потом появились мародеры, я снимал их издалека. Это были еще наши. Они выносили из магазина электроинструменты, нагружали на коляски. В магазин с алкоголем просто подъезжали авто и заносили туда бутылки. Затем начали гореть огромные склады и горят до сих пор. Представьте — все небо в дыму, нет газа, электричества. Такой постапокалипсис.

Читайте также: «К нам в дом в Гостомеле ввалились 13 вооруженных до зубов кадыровцев», — телеведущая Юлия Панкова

— Вы могли где-нибудь спрятаться во время ударов?

— Был подвал, но я в него не спускался. На самом деле, когда началась война, я еще лежал с ковидом. Были небольшие осложнения с легкими. Помню, однажды я спустился в подвал, но долго находиться там не смог — было тяжело дышать. Больше я туда не спускался.

Но я не был один. На третий день войны мне написал сосед, что у него в доме осталась собачка, чтобы я сходил ее покормить. Его дом был очень побит снарядами. Когда я вошел, то увидел маленького йорка. Конечно, я взял его к себе.

Сколько времени прошло, а он уже только со мной спит и признал меня своим хозяином. Мы пережили с ним вместе больше недели на передовой.

Александр Загородний и Димон

— Он и сейчас с вами?

— Да, мы теперь живем на канале, у Димона есть даже именной бейдж. Жить в доме было уже невозможно. Я пробовал записаться в тероборону, но оружия не было, и я решил, что лучше буду снимать сюжеты.

— Вы снимали на Донбассе, начиная с 2014 года, были там в период активных боевых действий. Есть разница между тем, как вели себя россияне тогда и сейчас?

— Тогда, действительно, было очень горячо. Но все равно все время договаривались о каких-то перемириях. Даже в самые трудные моменты. Теперь же ощущение, что все идет по беспределу. И при этом полное пренебрежение к человеческой жизни — сколько убитых своих солдат россияне оставляют прямо на земле. Я этого не понимаю. Мы по-другому относимся к своим защитникам, побратимам. Там говорят, что мы один народ. Нет! Мы совсем разные.

— Вы уже сами стали военным экспертом. Как думаете, скоро конец войны?

— Будет затишье, но не конец войны. Уже сейчас россияне переходят в оборону, они подтянули артиллерию. Но это значит, что они не будут продвигаться дальше. К сожалению, будут уничтожать наши города ракетами. Может быть, частично будут выпускать людей. Уже есть чувство, что россияне не готовы так просто умирать. Это из-за отсутствия мотивации, конечной цели. Мы так и не понимаем, чего они хотят. Эта война изначально не по правде!

— Больше всего им хочется прорваться в столицу.

— Не возьмут они никогда Киев! Разве что где-нибудь на окраине постоят. У россиян нет такого количества военных, чтобы захватить мегаполис. Но могут бомбить. Правда, у нас появилось много противовоздушного оружия. Враг несет очень серьезные потери. Думаю, война растянется еще на месяц, но в конце концов мы победим. Я в это верю! Прорвемся!

Читайте также: В Ирпене под обстрелом погиб иностранный корреспондент, еще двое журналистов ранены

6487

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров