ПОИСК
Интервью

«На въезде в Бучу стоит легковушка с заминированным телом женщины»

6:00 18 марта 2022
рашисты в Буче
Мы познакомились со Светланой Павленко в 2014 году. С тех пор дружим. Она постоянно в движении: то везет вкусняшки в госпиталь, то ходит по чиновничьим кабинетам с атошником, которого еще два дня назад не знала, то мчится на какую-то акцию, то выхаживает найденного щенка. Активная, коммуникабельная, не унывающая, она никогда не жаловалась на жизнь и до последнего не верила, что война может прийти в ее любимую Бучу. Несколько дней назад им с дочерью удалось вырваться из ада, который устроили там оккупанты.

«Чету пенсионеров расстреляли прямо в центре»

— Света, ты пережила за этот период столько, что на несколько жизней хватит…

— Сразу предупрежу, что могу путаться с датами. Наверное, должно пройти какое-то время, чтобы восстановить всю хронологию событий…24 февраля утром, когда все началось, позвонил знакомый фермер и предложил приехать к ним в одно из сел Макаровского района. Мы с дочерью быстро собралась. Но, поскольку не смогла заправить машину (так как из города шел просто сумасшедший поток, бензина нигде не было), решила, что уедем чуть позже. Однако вечером тоже не выдвинулись — нас предупредили, что по дорогам ехать опасно. На следующий день позвонил этот фермер: «Оставайтесь дома, у нас идут бои». Вскоре с ним пропала связь, до сих не знаю, жив ли он.

25 февраля вокруг города взорвали мосты и таким образом отрезали нас от Киева. 26-го закрыли крупные магазины и банки. В маленьких магазинчиках товар отпускали только за наличку, но у многих ее не было, а снять деньги в банкоматах стало невозможно. Стратегического запаса продуктов и корма для животных у меня не было. Мне сказали, что в «Гранд бурже», красивом жилом комплексе, который недавно открылся, работает «Сільпо» и банковские карточки там действуют. Очень быстро, перебежками, под звуки «бахов» (как раз бомбили Гостомель) помчались туда. Отстояв огромную очередь, набрала продуктов сколько могла донести. После этого за территорию двора выходила лишь несколько раз. С собакой гуляла только днем.

Вскоре объявили, что со «стеколки» (район, где расположен стеклозавод) будут отправлять автобус с детьми и женщинами. Якобы оккупанты дали добро.

Читайте также: «Люди добираются на вокзал по тоннелям метро»: беженцы рассказали, как им удалось эвакуироваться из Харькова

— Как вы такую информацию узнавали?

- До 7 марта был интернет и работал телевизор.

Позже люди рассказали, что автобус, который отправился со «стеколки», расстреляли.

В район «стеколки», предприятия UTEM и в Лесную Бучу зашли кадыровцы (позже к ним добавились буряты с русскими). Они заселялись в домах и квартирах, хозяев просто выгоняли, а если те сопротивлялись, расстреливали, расставили всюду свою технику, на крышах появились снайперы.

Случился и курьезный момент. Кадыровцы открыли «Фору», набрали там алкоголь, напились и стали в кураже стрелять по окнам многоэтажек. Когда они заснули, какие-то смелые бабки стянули прямо у них из-под носа несколько ящиков со снарядами…

Потом эти упыри стали искать женщин для развлечения. Понятно, что люди из подвалов не высовывались. Но те говорили: «Ничего, посидят да вылезут». Недавно нашли тела двух жестоко изнасилованных и повешенных девушек…

Из-за постоянных обстрелов жители Бучи неделями сидели в подвалах. Стоп-кадр видео, 24 канал

— В Буче были те, кто с цветами встречал оккупантов?

— Таких не видела вообще. Что касается предательства, как рассказали мужчины из теробороны, одиннадцать десантников из 95-й бригады отправили на спецзадание на гостомельский аэродром. Но когда те пробирались ночью к месту, их всех убили. Сдал священник из местной церкви Московского патриархата.

Читайте также: «К нам в дом в Гостомеле ввалились 13 вооруженных до зубов кадыровцев», — телеведущая Юлия Панкова

— В соцсетях много фотографий — могилы погибших местных жителей просто во дворах.

- Есть и такое. Многих похоронили на территории церкви. Трупы туда свозили на тележках из «Новуса». Стоял жуткий запах…

Возле «Новуса» несколько дней пролежали тела двух велосипедистов. Чету пенсионеров расстреляли прямо в центре. Они пришли просить оккупантов, чтобы их выпустили. Проезжая мимо гаражного кооператива, изверги одного охранника убили, второго ранили. Потом расстреляли «скорую», которая поехала забирать раненого. Врач оказал помощь и ушел оттуда пешком. А раненого люди выхаживали прямо в гараже. Когда подожгли несколько многоэтажных домов, на вызов собрались выезжать пожарные. Но нелюди подперли танком ворота и не выпустили их.

Читайте также: «Я заскочил в российский танк, который только что бросили солдаты»: известный журналист 11 дней жил на передовой

Знакомая семья, переселенцы с Донбасса, жила в Гостомеле. Купили жилье. У них было все хорошо. Когда стали утюжить Гостомель, муж не выдержал, решил не ждать зеленых коридоров и выехал на машине с женой и детьми. Их машину расстреляли. Жену убили сразу. Дочери оторвало руки, а мальчик с отцом получили ранения, сейчас в больнице. Тело женщины до сих пор в машине. Его заминировали. Эта машина стоит на въезде в Бучу.

Когда объявили, что наш город освобожден, все побежали к мэрии, в том числе женщины с детьми. Но буквально через пятнадцать минут после того, как над зданием подняли украинский флаг, началась стрельба. Орки палили из всего — гранатометов, пулеметов, автоматов. По улицам пошла их колонна БТР и танков. Стоял такой грохот! Если они видели, что кто-то снимает это на телефон или просто смотрит в окно (Бородянку-то сожгли именно из-за того, что кто-то кидал по ним из окон «коктейли Молотова»), стреляли по домам.

Скажу, что Украина соблюдает все правила ведения войны. Когда наши сожгли эту колонну (весь мир видел эти жуткие снимки), было огромное количество раненых. Их лечили в нашей больнице. Хотя местные писали в соцсетях: «Пойду запишусь санитаром, подушки им поправлю на голове».

Уничтоженная колонна оккупантов. Фото: iarmyinform.com.ua

«Родные и друзья нас уже похоронили»

— После этого они поставили технику во дворах многоэтажек и в частном секторе.

— Классика жанра.

- Ну да. БТР стоял возле моего дома, пушки были направлены прямо на нас.

Затем начались бесконечные обстрелы. Два направления — Ворзель и Гостомель — просто не замолкали. Несколько раз над домом истребители пролетали так низко, что дочь падала на пол и ползла в коридор. Я такой ее реакции еще не видела. Плюс постоянно какие-то квадрокоптеры зависали над двором. Не знаю чьи.

Несколько дней было относительно тихо. Народ понемногу стал выходить на улицу. И началось мародерство.

— Кто грабил?

- Свои, местные. Вскрывали магазины и тянули оттуда все. Даже пытались найти выручку в кассах, но денег там не было.

Ну ладно, еда, я понимаю. Но «Эпицентр»? Хватали цветы в горшках, плазменные телевизоры, посуду, бытовую химию, полотенца, лампочки (хотя света не было). По улицам постоянно тянули тележки. Мне кажется, одна и та же компания бегала по всем точкам.

— Их не пытались остановить?

- Власти уже на тот момент не было. А тероборона ничего не могла сделать. Им не успели привезти оружие. В самом начале в их штаб пришли дедушки с охотничьими ружьями непонятно какого года. Так что это было нереально.

Еще один любопытный эпизод. Возле магазина «Пассаж» стояли буряты с белыми повязками на рукавах. Какие-то бабки тоже нацепили белые повязки и двинули туда. Им разрешили брать одежду и обувь. И вот когда эта толпа ломанулась внутрь, по ним открыли автоматную очередь. Они разбежались. Но вскоре продолжили грабить дальше. Причем жители Бучи ведь друг друга знают. И знают, чьи это магазины.

Читайте также: «Нам сказали падать, если услышим свист снаряда. Падали мы раз 20»: три истории вырвавшихся из ада под Киевом

— Вот что с людьми происходит?

- Видимо, в такие моменты из человека вылезает вся гниль. Таких звериных оскалов в жизни не видела.

Рядом с моим домом открылся небольшой магазин. Наскребла из всех карманов около 150 гривен (все деньги на карточках) и решила хотя бы кошке еду купить. Подхожу — все разбито, оттуда выносят плетеные корзины, в которых раньше на витрине лежали бананы, сумки с дорогим алкоголем. Мужики, бабье… Я опешила. Кто-то орет: «Кому гондоны нужны?» Меня до такой степени накрыло от увиденного. Начала кричать: «Берите их себе. Вам нельзя размножаться. Люди, что вы делаете? Вы же не звери, вы не голодные. У вас у всех есть еда». Никогда в жизни так не материлась.

— И что тебе ответили?

- Ничего. Только глянули и продолжили дальше.

Увидев, как пара из соседнего дома быстро тащит переполненную тележку с консервами в квартиру, сказала: «Ребята, вы хоть делитесь с другими. Есть же бабушки неходячие. Кто им принесет?»

Но не все у нас оказались такими. Большинство все же нормальные. По крайней мере в нашем дворе люди очень сплотились. Когда мы готовили еду на костре, в общий котел отдавали все, что есть дома. По очереди носили воду и хлеб моей 83-летней практически неходячей соседке, а ее коту — корм. Позже ее соседи вывезли в Киев.

Что характерно, первую неделю есть совсем не хотелось. Сосед пек в тандыре что-то типа лаваша. Мы раздавали его людям. Я ела только этот лаваш.

А потом начался кошмар. Не было света, газа, связи, народ сидел по подвалам. Родные и друзья нас уже похоронили. Муж работает за границей, он искал нас через Красный Крест, знакомые киевляне пытались узнать через тероборону живы мы или нет, потому что информации не было совсем.

Выручал сосед из частного сектора. У него был работающий генератор, он нам давал зарядить телефоны и давал воду из скважины. Хотя пить ее было невозможно. Она зеленого цвета. Мы отстаивали ее, кипятили и только тогда пили. Потом нашли в частном секторе колодец. Очень быстро выскребли его до дна.

Читайте также: Как выжить в оккупации без света, газа и воды — советы жительницы Бучи

В квартире было жутко холодно. Когда ударили морозы, утром в ведре с водой, которое стояло в ванной, появился лед. Спали под всеми одеялами, животные с нами. Понятно, что каждый раз ложишься ночью и думаешь — проснешься или нет. Очень напрягало, что кодовые замки в подъездах перестали работать из-за отсутствия электричества. То есть любой мог вломиться в квартиру. Оккупанты ходят по квартирам, ищут оружие, а мужчин уводят.

Во время обстрелов дочь сидела в ванне, а я на унитазе. «Бахи» были такими, что унитаз ходил ходуном.

8 марта во дворе собрались все соседи. Принесли еду, запасы спиртного и стали праздновать. Мужчинам почему-то показалось, что вокруг тихо, они начали кричать «Слава Украине!» и включили гимн. Когда раздались взрывы, народ разбежался.

— Как вам удалось выехать?

- Вообще-то, я изначально решила оставаться дома: «Это моя земля, никуда не поеду». К тому же было непонятно, какой дорогой выезжать. Мост взорван, в Бородянке бои. Все верили: «Нас должны скоро освободить». Когда услышала, что кадыровцы ищут женщин для утех, а у меня взрослая дочь, именно это заставило изменить решение.

Первая эвакуация из города была ужасной. Люди собрались в назначенном месте к 11.00 с детьми и чемоданами. Прождали до самого вечера на морозе. Автобусы пришли лишь на следующий день. За этой колонной пошли легковушки. Однако оккупанты сказали, что о машинах договоренности не было, и часть машин расстреляли. Когда мы выезжали, видела на дороге машины с сидящими мертвыми людьми. Первая колонна добиралась из Бучи до Киева восемь часов.

Эвакуация женщин и детей из оккупированных городов и сел Киевщины. Фото из соцсетей

Я два дня металась — страшно выезжать, потому что могут расстрелять, и страшно оставаться. Последние две ночи бомбили круглые сутки. Над Гостомелем стояло зарево.

Решили с дочерью пойти в мэрию и узнать хоть что-то. Какой-то парень ободрил: «Мои друзья выехали». Увидели, как рыдала женщина с ребенком: «Я никуда не еду — нет бензина».

И у меня в баке было всего 14 литров. Вот встану в чистом поле — и что? Однако, узнав, что прямо сейчас формируют колонну, решили — едем. У нас ночевали подруга, ее муж и его сестра, бабушка 62 лет и ее шестилетний внук. Я забежала домой: «Девочки, мы уезжаем. Быстро в машину». На сборы было ровно десять минут.

Читайте также: «Две недели были настоящим адом»: ведущий «Орла и Решки» рассказал, как вырвался из оккупированной Бучи

Тем утром мужья девчонок, которых я в итоге вывезла, ушли, чтобы раздобыть мне бензин (надеялись наскрести где-то на дне бочек на заправках). Мы не могли сообщить им, что выезжаем, — телефоны не работали. Эти девочки с мужьями даже не попрощались. Мужчинам очень рискованно ехать — их осматривают на наличие следов от приклада автомата и патриотичных татуировок.

На блокпостах орков танки и БТРы. Мы ехали очень медленно. Старалась не смотреть на них и девчонкам велела не поднимать глаза. Стоят и нагло передергивают автоматы. Хотя все машины с белыми тряпками и надписями «дети». В каком-то селе, развалясь возле администрации, смотрели, как мы едем. Порадовало, что по пути увидели горящую грузовую BMW с буквой V и сидящими пылающими россиянами.

Читайте также: «Нашу огромную группу подперли оккупанты на БТРах, направили молча автоматы»: рассказ жительницы Гостомеля

Нас вывели на житомирскую трассу. Мы уже вздохнули — все позади. Однако движение остановилось. Мимо пробежал парень. Спросили: «Что случилось? Почему так долго стоим?» Он крикнул: «Все быстро из машин». Тут же мимо нас пронеслись на страшной скорости три танка. Дула были направлены в сторону колонны. То есть «освободители» просто срывали эвакуацию. Дочь поняла, что не успеет выскочить, обняла собаку и обхватила голову руками. Позже призналась: «Мам, я больше всего боялась остаться инвалидом. Что мне руки или ноги оторвет».

Затем колонна резко развернулась и нас отправили через Белогородку каким-то путями, о которых я понятия не имела, хотя до этого много колесила по всей округе.

Читайте также: Соломия Витвицкая: «Во двор дома, где живет мой папа, попала ракета»

Увидев наш блокпост и наш флаг, я так расплакалась… В Белогородке волонтеры прямо в окна машин протягивали йогурты и горячие вареники: «Люди, поешьте».

Волонтеры в Белогородке встречают беженцев. Фото: armyinform.com.ua

Затем долго проверяли все наши документы. Когда разрешили ехать, на панели загорелась красная лампочка — бензина нет. Молила Бога, чтобы добраться до заправки и не остаться где-то в поле на холоде с людьми и животными. Когда в Софиевской Борщаговке нашли работающую заправку, была просто счастлива. Там еще и сигареты купила. Вообще класс. В Буче сигареты стали валютой.

Мы были в грязной одежде, вонючие, чумазые из-за сажи от костра. Дома мыться было практически нечем. Пытались мыть голову той зеленой водой, но бесполезно. Отмываться поехали ко мне на работу в салон красоты, благо у меня были ключи. Завела туда всех — тепло, светло, тихо. Мальчишка зашел: «А что, тут и свет есть?» Где бы мы потом ни ночевали, он все время спрашивал: «Там свет есть?» Отмывались и стирали вещи до четырех утра.

Потом была долгая дорога до границы. Несколько суток спала по два-три часа. Несколько раз пришлось менять маршрут. Сейчас мы в одной из европейских стран. Но все мысли только о доме и об Украине.

В завершение скажу, что тяжелее всего для всех нас была полная неизвестность. Муж звонил раз в день. Я первым делом его спрашивала: «Киев не сдали?» Мы даже не знали, оккупирован Киев или нет.

Ранее «ФАКТЫ» сообщали о том, что на днях в Буче Киевской области похоронили в братской могиле 67 мирных жителей.

14301

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров