ПОИСК
Интервью

Александр Швец: «Первый в Украине музей фарфоровых фигур должен был открыться весной этого года»

9:00 3 сентября 2022
Александр Швец
Это завершающая часть цикла «Прогулки по «Shvets Museum» с Александром Швецом. В предыдущих он рассказал о том, почему занялся коллекционированием, почему больше всего любит испанский фарфор Lladro, показал работы известных мануфактур, в том числе украинских, и убедил, что некоторые из них ни в чем не уступают мировым брендам.

— Александр Ефимович, вы назвали четвертый зал «Божественным». Аж дух захватывает от этой красоты.

— Здесь представлены все религии, причем вперемешку. Еще раз напомню, что музей находится в самом центре исторической части Киева. Он окружен церквями разных конфессий — Андреевская церковь, Крестовоздвиженский храм (где крестили Михаила Булгакова), Свято-Покровский монастырь, немецкая кирха, мечеть, синагога. Это удивительное место. Вот почему я говорю, что создать «фарфоровую клинику для восстановления душевной силы» в таком месте — уже само по себе чудо.

Во время наших первых поездок в начале 2000-х в «Город фарфора», находящийся недалеко от Валенсии, мы ходили по музею Lladro с удивленными глазами, даже не представляя, что вскоре большинство представленных там уникальных фарфоровых композиций будут собраны в нашей семейной коллекции.

Недавно я выставил в «Фейсбуке» композицию «Раввин, читающий Тору». Один израильский бизнесмен написал, что готов заплатить за нее любые деньги. Она, может, не самая редкая, но фантастически выразительная. Руки, взгляд, лицо — все живое.

Работа «Дорога в Сантьяго» посвящена паломникам, которые идут пешком по пути Святого Иакова, небесного покровителя Испании, в город Сантьяго-де-Компостела, где он похоронен в соборе. По этой дороге длиной восемьсот километров за несколько последних столетий прошли миллионы паломников, в том числе английский король Эдуард I, Папа Римский Иоанн Павел II, Ян ван Эйк, Пауло Коэльо.

А тут у нас одна из самых узнаваемых композиций Lladro «Волхвы», 1961 год, и одна из первых цветочниц (их у нас, как вы уже убедились, много). Цветы на первых работах Lladro еще не были такими утонченными. Видите, с чего все начиналось и до каких высот мастерства со временем было доведено.

Композиция «Течение жизни» — всего пятьдесят экземпляров.

Мне, честно говоря, не очень нравится выражение лица героини. Но невероятно нравится сам образ — мать несет по жизни свое дитя, а вокруг море цветов.

Здесь тема индуизма. Фарфоровых Будд у нас очень много: маленький Будда в цветах; Будда, потерев которого, можно рассчитывать на то, что возрастет достаток; да и вход в этот зал украшен крупными фигурами Будды. Работы просто удивительные.

Теперь история об этой очень известной композиции «Охота».

Когда я больше двадцати лет назад покупал на аукционах через eBay фарфоровые работы, некоторые их владельцы отказывались отправлять посылки в Украину. Тогда было много разговоров о коррупции и бандитизме у нас. Поэтому часто слышал: «Не хотим иметь с вами никаких дел». Некоторые продавцы говорили: «Если хотите, можете приехать к нам и сами забрать изделие». Например, приехать в Америку. Представляете? Однако в тот раз так совпало, что у нас уже были куплены билеты в Нью-Йорк (это та поездка, когда мы с детьми были в музее Lladro на Манхэттене), поэтому представилась возможность заодно забрать и эту работу.

Мы договорились, что утром встретимся с ее владельцами у входа в гостиницу. Подъехал огромный пикап Ford — старый уже, скрипучий. Из салона выпорхнула бабушка — божий одуванчик лет восьмидесяти пяти — и еле выполз дедушка, лет на 10 её старше. Он устало выдохнул: «Наконец-то мы проехали эти клятые полторы тысячи миль».

Я все им оплатил заранее, поэтому сказал: «Здравствуйте, дорогие мои. Давайте мне коробку — и спасибо вам за все». — «Нет, мы вам так просто её не отдадим». — «В смысле?» — «Давайте сначала зайдем в холл гостиницы». Зашли. «Распакуйте и убедитесь, что все в порядке». — «Да я вам и так верю». Знаете, как-то сразу было видно, что это прекрасные чистые люди. «Нет, откройте». Открыл — все целое, красивое. «Спасибо, беру». — «Нет, еще не отдадим. Расскажите теперь, кто вы и откуда». Мы рассказали. «Это ваши дети?» — «Наши». — «Расскажите, где эта работа будет у вас стоять». Потом уже, когда мы выпили с ними чаю и лучше познакомились, старики объяснили: «Поймите, это главная наша семейная ценность. У нас нет детей. Мы живем одни на ранчо. Эта фарфоровая композиция много лет стояла у нас в столовой. Это была целая церемония, когда мы после тяжелого дня по вечерам собирались за столом и любовались ею. Она для нас была окном в мир прекрасного. Мы с ней прожили лучшую часть своей жизни. Поэтому сейчас для нас очень важно, где она будет стоять, когда нас не будет, в чьи руки мы ее передадим». Понимаете?

— Очень трогательно.

— Я сохранил старую бархатную подставку этой работы. Наверное, тех милых людей уже нет. Но, думаю, если они нас видят и слышат, то ничуть не пожалеют, узнав о том, что эта работа сейчас находится здесь.

С этим музеем ведь происходит то же самое. Я не знаю, в чьи руки он перейдет, как увиденное отразится на жизни тех посетителей, с кем я не знаком. Но это та красная нить, которая меня все время вела и продолжает вести.

И тогда, когда на Глубочицкую и Лукьяновку (а это совсем рядом) прилетали ракеты, для меня было важно не сдаваться. Я должен был выполнить свою миссию, окончания которой не знал. Она могла в любой момент оборваться. И сейчас ещё может. Но я понимал, что выполню задуманное. И будь что будет…

Но продолжаем знакомиться с четвертым залом. Коллекционированием фарфора увлекались многие президенты, политики, известные актеры и музыканты. Вот работа «Бег ланей».

Такая же много лет стояла в столовой японского императора Акихито, который в 2019 году добровольно отрекся в пользу сына от престола. До этого почти двести лет назад так же поступил император Кокаку. Поставить в домашней столовой такую работу мог только человек, искренне любящий фарфор.

— Вы еще обещали рассказать о «голосе фарфора».

— Любое фарфоровое изделие при легком осторожном постукивании по нему издает новый звук. Иногда глухой, иногда тончайший, не всегда чистый. Я, например, могу по звуку сразу определить, была ли реставрация.

А вот «голос фарфора» присутствует только в одной композиции. Это «Болотные цапли» скульптора Баллестера, который выполнил по заказу Lladro серию произведений (они иногда привлекают скульпторов со стороны). У него получились совершенно живые птицы.

Открытие же наше произошло чисто случайно. Готовя работы к переезду в музей, Галя их мыла. Дошел черед и до этих цапель. Когда я подошел, она поливала их из душевой лейки. И вдруг я услышал удивительные звуки, похожие на звуки флейты. Оказалось, что под струями воды фарфор начал «петь». Сначала мы подумали, что ослышались. Но нет. Надо же было мне оказаться именно в тот момент рядом!

Я записал эту мелодию на видео. Его можно будет посмотреть на планшете, который разместим на стене. Но мы запишем и второй вариант, еще более невероятный. Недавно сын Дима купил волшебную палочку Дамблдора из «Гарри Поттера», чтобы мне было удобнее показывать экспонаты. Случилось второе открытие: при прикосновении этой указки к той же работе начал звучать… малиновый колокольный звон! Этот звук более чистый, чем под струями воды. Он очень созвучен с церковными переливами, которые мы часто слышим из приоткрытых музейных окон.

Я потом проверил тысячи работ. «Звучит» только одна.

Достигается этот эффект за счет того, что здесь разной высоты, толщины и ширины листья болотных растений. Ни в одном музее мира, где я бывал, такого эффекта не встречал, иначе его точно демонстрировали бы. Думаю, что сам автор фарфоровой композиции не знает о нем…

Вот «Охота на лис». Здесь лис почему-то нет, но работа так называется.

А эту коллекцию сотворил молодой дизайнер обуви и мебели Хайме Айон.

Он испанский еврей, проживает в Лондоне. У него филиалы студий в Мадриде, Лондоне, Токио и Нью-Йорке. Коллекцию «Влюбленные пришельцы» (у нас она собрана почти вся) он презентовал в Киеве раньше, чем в Испании и Великобритании. Она очень узнаваема. Это все создано вручную, поэтому можно прикосновением ощутить каждый штрих.

Каждую из ваз он подписал «для Галины и Александра» — на дне его фирменная подпись. Больше нигде такого нет — ведь эти посвящения написаны только в одном экземпляре.

Мне, честно говоря, не очень нравится модернистская новизна этой серии, хотя здесь есть, например, очень теплое произведение, посвященное семье. Это невероятно сложные работы, хотя поначалу кажутся простыми из-за своих раскрасок. Они, кстати, очень популярны в Японии, там их продают на аукционах за бешеные деньги.

А вот одна из основных тем в творчестве мануфактуры Lladro — тема Дон Кихота.

Здесь только часть нашей коллекции, посвящённой любимому герою романов Сервантеса. Мне хотелось бы выставить тут все. Но даже то, что выставлено, и так порой кажется большим перебором… Обратите внимание на одну из самых первых известных работ Lladro — Дон Кихот и Санчо Панса.

А вот этот Дон Кихот сделан в компании Nao, дочернем дивизионе Lladro. Производство Lladro ведь очень дорогое, работы создают высокооплачиваемые скульпторы и художники, поэтому для многих людей такие произведения недоступны. Понимая это, на мануфактуре решили создать Nao, который начал производить более дешевые работы для массового спроса. Если работы Lladro отправляли в основном в Америку, где возникло огромное количество ассоциаций коллекционеров испанского фарфора, то произведениями Nao они почему-то решили осваивать британский рынок. Сейчас в Великобритании считают, что испанский фарфор Nao это очень престижно, а Lladro — вообще заоблачно.

Первых работ Nao, ничем не уступающих по уровню исполнения изделиям Lladro, немного. Поэтому считаю этого Дон Кихота редчайшей работой.

Снова повторю: чтобы понять, чем испанский фарфор отличается от других, посмотрите на эти эмоциональные выразительные лица, на эти многосюжетные композиции. Тут и отчаяние упавшей лошади, пытающейся встать, и безумный взор Дон Кихота, протыкающего копьем лопасть ветряной мельницы.

Рядом у нас расположена часть коллекции, посвященная семье, любви, детям.

Сколько в них теплоты и чувственности! Обратите внимание на глубокое знание анатомии человека, потому что почти все герои обнажены. Если вспомнить, что при обжиге работа дает усадку на пятнадцать процентов, можно сказать, что эти абсолютно совершенные по форме и по духу произведения просто гениальны.

А здесь много ангелов — без крыльев, с крыльями. В основном это работы Lladro и Capodimonte. И Папы римские на одной из полок. В том числе Иоанн Павел II, который принимал меня в своём рабочем кабинете в Ватикане в 1993 году.

Это Дева Мария Монсерратская (черная), которая в годы страшной чумы приняла на себя удар, отведя его от соотечественников. Она причислена к лику святых. Ее изваяние находится в бенедиктинском монастыре на горе Монсеррат, в шестидесяти километрах от Барселоны. На эту гору можно подняться только по одной узкой дороге. Автобусы буквально заплывают в облака, и вдруг перед туристами возникает огромный старинный каменный монастырь, освещенный ярким солнцем. Ежедневно в 13.00 там поет хор мальчиков, один из самых известных в Европе. Лицо и руки скульптуры темного цвета (лак потемнел со временем), что и определило ее название. Эта фарфоровая работа выпущена только для Испании. Однако она есть у нас в коллекции.

А тут стоит Александр Невский, князь новгородский, владимирский и киевский, о чем многие забывают, может быть, потому, что на княжьем престоле в Киеве он практически не восседал. Это серия, выпущенная для России. У нас номер второй.

Возле фигуры Иисуса нужно помолчать, подумать — насколько выразительны и трагичны его лицо и поза.

Центральную работу этого зала — «Снятие Иисуса с креста» — я нашел много лет назад в сувенирном магазине в центре Донецка. Она стояла у них давно, никто ею не интересовался. Не знаю даже, с чем можно сравнить эмоции, которые вызывают герои этой композиции, похожие на образы, словно сошедшие с картин Эль Греко.

Именно здесь я решил поставить скамейку, чтобы посетители могли наслаждаться этой красотой, приходя в себя после страшных испытаний и переживаний последнего времени.

Это святой Ной со своим ковчегом и голубем в руках, который принес оливковую ветвь, означавшую: земля уже рядом…

Здесь еще выставлены уникальнейшие по технике и сложности исполнения две вазы Lladro. Одной больше тридцати лет — огромное количество образов, как бы выступающих из самой вазы. Второй вазе меньше десяти лет. Она изготовлена уже по современным технологиям — множество тончайших цветов, деталей одежды героинь, яркие краски.

Еще одно чудо — венецианская маска с цветами неповторимой сложности, которые я считаю самим совершенством.

Ее следует рассматривать со всех сторон. Тут же выставлены небольшие маски из прозрачного фарфора, привезенные из разных стран. Они интересны сами по себе.

А завершить экскурсию предлагаю композицией «Небесное путешествие» — Пегас мчит повозку с цветами, окруженную ангелочками. Они словно уносятся куда-то в облака над Андреевской церковью и парят над нашим Киевом…

Теперь скажу вот о чем. Наш первый в Украине музей фарфоровых фигур должен был открыться весной этого года. Мне порой казалось, что этого момента я ждал всю свою жизнь. Хотя, по правде говоря, это не так. Ведь о чем-то подобном даже не мог мечтать. Тем более, что желание коллекционировать фарфор возникло у меня около трех десятилетий назад, то есть не так уж давно. А вот желание найти уникальные произведения самых известных фарфоровых мануфактур и привезти их в Киев, пожалуй, было с самого начала. Мне так хотелось работы лучших мастеров Германии, Испании, Франции, Италии, Дании, Японии, Китая, Великобритании, Украины и многих других стран собрать в родном городе, чтобы подарить соотечественникам возможность, не объезжая разные континенты, ознакомиться с уникальнейшими образцами этого удивительного искусства.

Полномасштабная война поломала все наши планы. Но я продолжал готовиться к открытию. Мне казалось, что вот-вот все встанет на свои места и мы снова заживем мирной жизнью. Однако война продолжается…

Мы не открываем музей по ряду причин. Самая главная — вход сюда должен быть бесплатным, по моему глубокому убеждению. Для всех. Не должно быть барьеров для тех, у кого сейчас не хватает денег даже на самое необходимое.

Я ищу решение этой проблемы и надеюсь все-таки найти. На это уйдет какое-то время. Ничего страшного. Главное, чтобы Украина победила в этой жестокой и несправедливой войне, чтоб мы смогли приступить, наконец, к возрождению страны, заслуживающей светлого и благополучного будущего. Страны, в восстановлении которой свою небольшую, но очень важную роль может сыграть и наш музей…

Тем, кто сочтет возможным поддержать нас материально, сообщаем банковские реквизиты.

Найменування одержувача: БО БЛАГОДІЙНИЙ ФОНД ОЛЕКСАНДРА ШВЕЦЯ

Код одержувача: 44 505 494

Назва банку: АТ КБ «ПриватБанк»

Рахунок одержувача у форматі IBAN (грн.): UA233052990000026008015017834

CHARITABLE ORGANIZATION «OLEKSANDR SHVETS CHARITABLE FOUNDATION»

Name of the bank: JSC CB «PRIVATBANK», 1D HRUSHEVSKOHO STR., KYIV, 01001, UKRAINE

Bank SWIFT Code: PBANUA2X

Рахунок одержувача у форматі IBAN (дол.):

UA973052990000026006005025861

Рахунок одержувача у форматі IBAN (евро):

UA653052990000026001005030196

1749

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров