ПОИСК
Происшествия

«Он начал делать со мной что-то мне непонятное»: шокирующие рассказы жертв киевского фотографа-педофила, которые могут остаться без защиты в суде

12:20 12 августа 2022
задержание фотографа-педофила

Известного киевского фотографа, на протяжении многих лет работавшего с моделями и звездами украинского шоу-бизнеса, судят за изнасилование и растление несовершеннолетних. Следствием установлено, что обвиняемый (на момент задержания ему было 56 лет, сейчас — 58) заманивал на фотосессии школьниц, обещал им карьеру в модельном бизнесе, задаривал подарками, приучал к алкоголю, а затем принуждал к сексу. Некоторым из его жертв было 14, и даже 12 лет. С одними он делал это в своей фотостудии в культурном центре «АРТ Братислава» в Оболонском районе Киева, с другими — в микроавтобусе, который принадлежал его сожительнице.

В 2020-м информация о задержании фотографа имела большой резонанс. Сотрудничавшие с ним люди были шокированы. Фотограф имел хорошую репутацию: открыл один из самых больших в Украине фотоцентров и несколько студий, занимался реставрацией кинотеатра «Братислава», принимал участие в известных телешоу на центральных телеканалах. В украинском шоу-бизнесе новость о том, чем в свободное от работы время занимался фотограф, произвела эффект разорвавшейся бомбы. Нашлись и те, кто попробовал, хотя и весьма нелепо, встать на его защиту. Например, скандально известный продюсер Юрий Фалеса (не скрывавший, что вступил в сексуальный контакт со своей тогдашней подопечной Ани Лорак, когда той еще не было 18-ти) заявлял, что не верит обвинениям и что девушки «сами липнут к нему (к фотографу. — Авт.) как мед».

С тех пор задержанный находится под стражей. Фотографу предъявили сразу несколько обвинений. В июне 2021 года передали в суд уголовное производство, в котором его обвиняют в изнасиловании и растлении несовершеннолетних. В феврале 2022-го закончилось досудебное следствие еще по одному делу, которое уже касается изготовления и распространения обвиняемым порнографии.

Слушания по первому делу сейчас в самом разгаре. Фотограф, которого защищают сразу несколько адвокатов, утверждает, что виновным себя не считает. А в это время потерпевшие, для которых каждое заседание рискует закончиться нервным срывом, могут теперь остаться без защиты. «ФАКТЫ» выяснили новые резонансные подробности громкого дела.

«Он говорил, что любит меня, как отец»

Татьяна, с которой поговорили «ФАКТЫ», является участницей судебного процесса. Сама она от действий фотографа-педофила не пострадала. Но именно благодаря ее участию в 2020-м в дело вмешались сотрудники полиции.

— Для нас эта история началась с того, что моя дочь познакомилась в селе в Обуховском районе Киевской области с 17-летней девочкой Аней (имена потерпевшей и нашей собеседницы изменены. - Авт.), — рассказала Татьяна. — Аня — очень симпатичная девочка модельной внешности. Но, к сожалению, из неблагополучной семьи — отца нет, мама злоупотребляет алкоголем. Однажды брат Ани рассказал моей дочке, что «сестра работает фотомоделью». Сказал, что за ней несколько раз в неделю заезжает фотограф, возит ее на фотосессии, с которых она привозит по 200−300 гривен. Меня сразу это насторожило: что это за фотограф, который каждый раз лично приезжает за никому не известной девочкой в село? Когда я лично познакомилась с Аней, и впервые с ней поговорила, мои подозрения только усилились. Аня пыталась произвести впечатление самостоятельной взрослой девушки. Не скрывала, что курит, что даже пробовала наркотики. При этом в глазах читалось: «Помогите мне!». Она стала приходить к нам чаще, мы подолгу разговаривали. Однажды, когда мы с ней остались наедине, я спросила об этом фотографе. «Он очень хороший, так обо мне заботится. Он мне как отец» — сказала Аня словно заученный наизусть текст. «Как долго он с тобой это делает?» — решилась я спросить. Аня изменилась в лице. Ее начало трусить, из глаз хлынули слезы. Она долго плакала, после чего рассказала, что этот человек уже несколько лет принуждает ее к сексу.

Оказалось, Аня попала к нему совсем ребенком — ей было 10 лет. Ее, как миловидную симпатичную девочку, привели к фотографу знакомые ее мамы. До 14 лет он ее не трогал. Проводил фотосессии, внушал ей, что она очень красивая и имеет большое будущее как модель. Говорил, что он давно в шоу-бизнесе, фотографировал и Настю Каменских, и Наталью Могилевскую. И, дескать, знает, о чем говорит. Давал ей деньги, покупал одежду, дарил подарки. Играл роль заботливого отца, которого у Ани никогда не было. Приучил ее к алкоголю. Когда Ане было 14 лет, он впервые ею овладел. Аня говорит, что сопротивлялась, но он был намного сильнее. «Он говорил, что любит меня, как отец. И начал делать со мной что-то мне непонятное…» — так описала мне Аня то, что с ней происходило. С тех пор фотограф регулярно вступал с ней в половую связь. Бывало и так, что они были не только вдвоем — присоединялись и другие девочки. Аня говорит, что чаще всего он делал с ней это прямо в его микроавтобусе, где вместо заднего сидения был матрас. Перед половым актом фотограф покупал ей алкоголь. И дождавшись, когда она напьется, делал с ней все, что хотел. Аня говорит, что этот ужас уже вошел для нее в привычку. «Я себя ненавижу, — призналась она. — Не могу смотреть на себя в зеркало, я сама себе противна. И я не знаю, что делать».

Еще он просил Аню знакомить его с другими девочками. «Мне небезразлично, с кем ты дружишь, — говорил. — Приводи ко мне девочек, я хочу с ними познакомиться». Просил ее показывать фотографии подруг. И, оказывается, указывал ей и на мою дочь тоже — хотел, чтобы Аня ее к нему привела. А я со спокойным сердцем отпускала ребенка гулять, даже не догадываясь, что по селу ездит педофил… Кстати, одну из своих подружек Аня таки с ним познакомила. И он сделал с ней то же, что и с Аней…

Я была первой, кому Аня все это рассказала. Ей просто не к кому было обратиться. «Если бы я сказала маме, услышала бы, что сама во всем виновата», — объяснила Аня. Я заверила ее, что она ни в чем не виновата. И что необходимо действовать. В первую очередь — прервать все контакты с этим негодяем. Аня так и сделала. Какое-то время она жила у нас — мы ее прятали, чтобы он не мог ее найти. Он, как и следовало ожидать, пытался ее вернуть. Говорил, что будет давать больше денег. Аня пригрозила, что расскажет обо всем, что он с ней делал, своему брату. «Я и брату твоему дам денег», — тут же отреагировал фотограф. Очевидно, он привык решать все вопросы именно так — деньгами. И специально выбирал девочек из неблагополучных семей, которых некому защитить.

Мы обратились в полицию. Большое спасибо полицейским, которые активно взялись за это дело. Они какое-то время следили за фотографом, и теперь имеют неопровержимые доказательства его вины. В момент задержания (а взяли его прямо в фотостудии) у него нашли немало порнографии… Когда в СМИ появилась информация о его задержании, мы узнали о других жертвах. В Facebook написала пост Светлана Коваль, с которой он пытался это сделать еще 18 лет назад.

Правоохранители задержали фотографа в 2020 году

«Я выпрыгнула из кровати и побежала вниз по лестнице, понимая, что Бог действительно сотворил для меня чудо, Он его остановил…»

Светлана не скрывает своего имени и о том, что с ней произошло, рассказала публично. С фотографом-педофилом она имела несчастье познакомиться, когда ей было 17 лет. Это произошло на конкурсе моделей «Шанс.Model.Ua» на телеканале «Интер»:

«На одном из этапов конкурса нас учили позировать на фотокамеру. Проводил это учение человек, которого считали гуру фотографии в модельном мире. Он же делал снимки, по которым нас потом оценивали. Мне очень понравилось мое фото с того этапа конкурса — я на мотоцикле, мои длинные волосы развиваются от вентиляторного ветра, глаза сияют, я непобедима. А может, и сам факт, что это работа какого-то гуру, превращал эту фотографию в безупречную. Я мечтала получить ее себе в память. А когда услышала от того же гуру, что я ему очень понравилась, что меня легко фотографировать и что он хотел бы сделать еще несколько снимков в своей студии — просто не могла поверить в свое счастье…

У фотографа и студия, и его квартира — это одно помещение, и он использует их для фотосессий. Помню, как наблюдала за чьей-то фотосессией в студии, как ждала свою очередь. Как он уговорил девушку фотографироваться без бюстгальтера, как она быстро согласилась. Я осуждала это действо и думала, что сама на такое никогда не соглашусь… Помню, как он и меня начал уговаривать снять кофту и лифчик. Рассказывал, что когда-то я буду благодарна, потому что навеки оставлю воспоминание о том, каким было мое тело в молодости… Я отвечала, что не хочу фотографироваться голой. Часть происходящего осталась как бы затуманенной, некоторые фрагменты моя память, по-видимому, очень старалась стереть. К одной из забытых частей относятся его манипуляции и давление — остались лишь воспоминания о своих неприятных ощущениях, а что говорил — не помню. Но эти трюки таки подействовали… И помню следующее — как я уже сижу на лестнице голая. Страшно стыжусь. Не того, что я некрасива, а того, что чужие глаза смотрят на мои интимные места. Выставляя каждый пальчик, наклон головы или положение колена, он касается меня, будто так нужно для удачного фото. В моей душе отчаяние, уязвимость, оцепенение, унижение, вина, беспомощность, неприязнь…

Помню, как он учил меня жизни, говоря: «Чтобы сделать мужчин счастливыми — лучше мне убрать волосы из своей интимной зоны»… А дальше помню, как он уже проник в меня своим пальцем. Причем я не то, что не давала согласия, это произошло так внезапно, что я и не поняла, что происходит. В этот момент я уже очнулась от воздействия манипуляций и сознавала, что в опасности. Думала о возможных путях бегства. Понимала, что все ушли, на огромной территории ни души и вряд ли меня кто-то услышит и спасет. И что, если он станет агрессивным от моего крика и сделает что-то хуже? Это пугало больше всего. Помню, как смущенно и молча смотрела ему в глаза, и просто ждала, когда это кончится. Дальше он хотел коснуться груди, это было противно, я пыталась отстраниться, а он сказал: «Раз уже пустила внутрь, то чего же не даешь грудь?», и я думала, что он прав, что будто «уже все потеряно», что «я уже согласилась».

Дальше — снова пробел, а потом уже фрагмент, как он, уже не такой терпеливо уговаривающий, а словно взбешенный, силой тянет меня по лестнице на второй этаж в постель. Я сопротивляюсь, кричу, пытаюсь вырваться, понимаю, что то, чего я боялась — уже не за горами, и здесь уже любые способы обороны пригодятся. Но силы были неравные, и скоро мы оказались в его постели. В этот момент я безумно молилась. Умоляла Бога совершить чудо и защитить меня. Просила и этого мужлана остановиться. Раз сто повторила: «Пожалуйста, не надо!». Плакала и умоляла. Он положил меня на бок, и сам лег лицом ко мне. Помню, с ужасом почувствовала, как его пенис касается моего дрожащего тела. Думаю: «Вот и все, спасения не будет, он сейчас изнасилует меня, а потом, может, еще и убьет».

Вдруг он замер. Остановился. Отпустил руки, которые крепко меня сжимали за плечи. Лег на спину. Сказал как-то удивленно: «Такого у меня еще не было, чтобы я не довел дело до конца «. А я выпрыгнула из кровати и побежала вниз по лестнице, понимая, что Бог действительно сотворил для меня чудо, Он его остановил…

Я не делилась тем, что произошло, ни с одним взрослым, не заявляла в полицию, и открыла сердце только сестре и нескольким подругам, а позже мужу и психологу. Почему я молчала? Я чувствовала свою вину. «Сама виновата» — здесь сработало не лучшим образом. «Я сама пришла». «Молчала, не вырывалась, не кричала, не пыталась спасаться, я на все согласилась, я САМА ВИНОВАТА, я была глупа и наивна»… О том, чтобы подавать заявление в полицию, я и не думала: «ну сама же виновата, а насилия не было — так о чем заявлять?» (хотя на самом деле, то, что он делал, — и есть насилие. Важно, чтобы все, кто попал в подобную ситуацию, понимали, что изнасилование — это не обязательно половой акт с проникновением).

Читайте также: Фотограф-педофил раздевал детей на камеру в детском саду под Киевом

Потерпевшие, которых фотограф и его адвокаты на каждом судебном заседании буквально доводят до нервного срыва, могут остаться вообще без защиты

— Сейчас в деле, которое уже слушается в суде, шесть потерпевших, — говорит Татьяна. — На самом их сотни. Многие, прочитав пост Светланы, написали ей, рассказали, что было с ними. Но дать показания полиции категорически отказались — боятся огласки и самого фотографа, который хоть сейчас и в СИЗО, но «человек со связями» и «можем мстить». Мы же понимаем, что главное сейчас — довести дело до конца, до приговора. Чтобы этот человек никогда и ни с кем не смог больше делать то, что делал все эти годы.

Но сейчас возникла другая проблема — потерпевшие, которых фотограф и его адвокаты на каждом судебном заседании буквально доводят до нервного срыва, могут остаться вообще без защиты.

— Причина до ужаса банальна — у нас закончились деньги на адвоката, — говорит Татьяна. - До войны мы с девочками могли платить адвокатской фирме, которая сейчас представляет наши интересы. Но теперь все мы потеряли работу, и для нас это стало непосильной ношей. Адвокаты шли нам навстречу и делали скидки, за что мы им очень благодарны. Но сейчас ситуация складывается так, что деньги у нас закончились, а фирма больше не может работать бесплатно. И мы не знаем, как быть. Адвокат в подобном деле необходим. Речь не только о юридических нюансах, которых, безусловно, очень много. Учитывая то, какую агрессивную тактику выбрали адвокаты фотографа, пострадавшим девочкам просто необходима защита. На каждом судебном заседании адвокаты делают все для того, чтобы довести каждую из потерпевших до истерики. Давят, оскорбляют, задают ужасно некорректные вопросы типа: «Но тебе же это нравилось? Нравилось, нравилось! А теперь просто хочешь денег сбить?!» В такой ситуации необходимо, чтобы был адвокат потерпевших, который может все это прекратить. Поэтому если у кого-то есть варианты, как нам помочь, мы с большой благодарностью их рассмотрим.

Читайте также: Самой младшей было 11 лет: в Черновцах пенсионеры развращали девочек и снимали свои «подвиги» на видео

Что касается самого фотографа, то он выбрал другую тактику. В то время, как его адвокаты зверствуют и доводят девочек до истерик, он продолжает играть роль «заботливого папочки». «Я же так хорошо к тебе относился, — говорит. — За что ты так со мной?» Он, кстати, особо и не отрицает, что вступал с девочками в сексуальные контакты. И при этом искренне недоумевает, что же в этом было плохого…

Многие, узнавая о подобных историях, думают, что никогда не столкнуться с педофилами. Но важно понимать, что педофилами могут быть люди с прекрасной репутацией, они есть среди педагогов по вокалу, учителей танцев, фотографов, массажистов… Педофил часто втирается в доверие не только к своей жертве, но и к ее родителям, может стать другом семьи. И даже дети из самой благополучной семьи от этого не застрахованы. Поэтому так важно доводить подобные дела до судебных приговоров — чтобы преступники не чувствовали свою безнаказанность. Для тех, кто может помочь нам материально или готов включиться в работу, сообщаем банковские реквизиты и Facebook Светланы Коваль: 5375 4112 0053 2906; https://www.facebook.com/svitlana.kovall

Читайте также: Соблазнял девочек, прикидываясь подростком: задержанный в Киеве серийный педофил отказывается давать показания

7329

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров