ПОИСК
Украина

«Маленькие дочки передают поцелуи папе в вечность»: 8 месяцев семья погибшего воина не может забрать его тело у оккупантов

20:02 7 ноября 2022
Михаил Макаревич с дочками

Каждый день Анна Макаревич из Новояворовска просматривает фотографии, на которых они с мужем Михаилом и детьми счастливы и улыбаются. С надеждой берет в руки телефон, ожидая такого драгоценного сообщения: «Все хорошо, милая. Безгранично люблю вас с дочками». Но с 18 марта она уже не слышит самого родного голоса, и не услышит, потому что ее любимого убили российские оккупанты. На поле боя в Луганской области. Анна видела его погибшим, фото опубликовал один из вражеских пабликов. С тех пор ее жизнь разделилась на «до» и «после», и дни стали черными, а слезы еще более жгучими, ведь до сих пор ей не отдали тело мужа, чтобы достойно похоронить его в родном городе.

— Михаил имел два высших образования, с ним всегда было о чем поговорить. В свое время он работал в патрульной полиции в Яворове на Львовщине, зарекомендовал себя как порядочный и профессиональный сотрудник, — рассказала «ФАКТАМ» супруга погибшего Анна Макаревич. — Мы поженились в 2016 году и воспитывали двух дочерей. Михаил был лучшим отцом, его другие ставили в пример. 20 февраля ему исполнилось 34 года, он пошел в храм, исповедался, потому что был верующим человеком. Ни разу вечером не лег спать, не помолившись.

В первый день полномасштабного вторжения муж добровольцем пошел в военкомат, хотя я просила его остаться. Но Михаил был непреклонен в своем решении, сказал, что будет защищать наших детей, меня и мирное небо над Украиной. И просил ждать его с победой. Любимого взяли на службу в 24-ю отдельную механизированную бригаду имени короля Данила, и сразу же они с побратимами отправились защищать Луганскую область.

РЕКЛАМА
Михаил Макаревич

Мама мужа, которая работает в Польше, постоянно посылала помощь супругу и другим военнослужащим. 14 марта Михаил заехал в район депо в Попасной, где творился настоящий ад, их постоянно обстреливали оккупанты. Несмотря на то, что у мужа не было военного опыта, у него все хорошо получалось и он выполнял боевые задачи вместе с опытными офицерами. 18 марта мы еще общались с любимым, он успел набрать родителей, сестру. Во время разговора жаловался, что ситуация тяжелая, не хватает патронов, чтобы отстреливаться. Из его уст прозвучало, что он не выживет. Конечно, услышать такое было очень больно, поэтому мы попросили Михаила беречь себя и гнать плохие мысли. В тот же день муж и три его побратима отправились на боевое задание, но стали мишенями для российского снайпера. Впрочем, об этом стало известно позже, ведь почти месяц мой муж считался без вести пропавшим. Круглосуточно я жадно просматривала фамилии тех, кто с ранениями попал в больницу, кто в плену, надеялась, что мой Михаил жив. Однако 17 апреля на рашистском «Телеграм"-канале «Ищу хохлов» сестра мужа увидела фотографию и видео, где было тело моего Михаила. Сразу его узнали… Лежавшие рядом были сильно изуродованы. Трудно вспоминать, что мы тогда пережили, внутри все оборвалось. Теплилась надежда, что хотя бы отдадут тело для надлежащего погребения.

РЕКЛАМА
Счастливая семья

Однако, добавляет Анна, ей до сих пор неизвестно, где оно находится. И это разрывает сердце.

РЕКЛАМА

— Знаю, что после того, как мужа убили, оккупанты забрали его телефон, всю ночь под его именем сидели в Интернете, — продолжает Анна Макаревич. — Есть информация, что погибших бойцов на месте закопали, ходят версии, что их вообще утилизировали вместе с гражданскими, потому что никто не разбирался, чьи именно это тела. Рассказывают, что рашисты искали деревянные дома, бросали туда своих жертв и сжигали. Но я даже не хочу верить в эту страшную версию и надеюсь, что после деоккупации тело любимого верну и похороню с военными почестями. А пока делаю все, чтобы привлечь внимание к своей беде. Не раз выходила с плакатом и портретом мужа на митинги. Вместе с другими семьями на днях мы были в Киеве на заседании Координационного штаба, встречались с представителями СБУ. Должны бороться до конца.

"Должны бороться до конца", - говорит Анна

Больше всего, добавляет Анна Макаревич, по отцу скучают его дети — 3-летняя Мария и 5-летняя Мелания:

— Они приносят домой цветы, ставят у портрета. Зажигают свечи для папы, молятся, ведь он видит их с неба. Но все равно дети ждут, что он придет. Передают поцелуи в вечность… Дети вроде бы говорят, что отца нет, но малыши еще и не понимают. А младшая так похожа на него, такая его любовь-любовь… Когда он приходил с работы, садилась ему на руки и целовала. И каждое воспоминание дочерей об отце — это так больно слышать. И ждать, не иметь возможности пойти на могилу, выплакаться…

5-летняя Мелания и 3-летняя Мария

Тем временем в Чернигове попрощались с бойцом — 55-летним Юрием Острогрудом, тело которого также искали 8 месяцев. А в Киеве в последний путь провели Павла Ронина, который защищал столицу и прошел бои под Лисичанском.

8239

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров