ПОИСК
Мир

Макея ликвидировали российские спецслужбы или белорусские чиновники? — эксперты о смерти главы МИД Беларуси и планах кремля

9:30 30 ноября 2022
Лукашенко на похоронах Макея

На россии готовят замену лукашенко, уверен израильско-российский общественный деятель Леонид Невзлин. По его мнению, физическое и психологическое здоровье белорусского диктатора заставляют путина искать ему замену. Самые вероятные кандидатуры — Александр Вольфович, госсекретарь Совбеза Беларуси и бывший госсекретарь СБ республики Станислав Зась, которые будут не просто лояльны к россии и лично к путину, но и послушно будут выполнять все указания кремля. Но этим планам еще недавно мешал министр внешних дел Владимир Макей, которого и оппозиция, и провластные силы считали вероятным преемником лукашенко.

И тут Макея постигла внезапная смерть. Конечно, подозрения возникли не только у конспирологов. Тем более что о возможной ликвидации лукашенко, который из последних сил делает вид, что Беларусь не участвует в войне с Украиной, не говорит сейчас только ленивый. Так, аналитики Института Лансинга (США) заявили, что в настоящее время на россии разрабатываются два сценария: «неудачное» покушение на лукашенко (с обвинением в этом Украины и НАТО, чтобы подтолкнуть диктатора к открытой войне с Украиной) и его ликвидация с заменой на того же подконтрольного кремлю Зася (чтобы, опять же, обеспечить участие белорусской армии в войне против Украины). Но ГУ генштаба россии не питает надежд на то, что в первом случае лукашенко «поведется», поэтому настаивает на его ликвидации.

Что интересно, свою аналитику Институт Лансинга опубликовал за сутки до смерти Макея. А на следующий день, за несколько часов до того, как стало известно о смерти министра, своеобразный ответ на него появился на проекте Reform.by. Где прямо указывают: публикация ИЛ «может быть инструментом подковерной борьбы между приближенными к лукашенко силовиками». По мнению авторов Reform.by, то, что Зась скоро вернется с поста генсека ОДКБ в ряды высшего руководства в Беларуси, волнует окружение лукашенко, которому грозят перестановки. Поэтому его пытаются скомпрометировать в глазах диктатора.

И тут всплывает (на момент публикации еще живой) Макей: «Красной нитью в статье проходит идея персональной угрозы лукашенко со стороны кремля. Именно этот нарратив продвигают эмиссары Владимира Макея, уверяя западных собеседников о том, что лукашенко нужно спасти от путина». Похоже, окружение лукашенко живет, как пауки в банке, так что не удивительно будет, когда выяснится, что российские спецслужбы к смерти Макея не имеют никакого отношения, а ликвидировали его «коллеги».

Пока что попытки кремля втянуть Беларусь в открытую войну против Украины оставались тщетными во многом благодаря работе Макея. Именно он (и, наверное, только он) обеспечивал контакты «нерукопожатного» лукашенко с Западом. Несмотря на санкции и официальное непризнание, белорусский диктатор пытался во что бы то ни стало удерживать эту ниточку. Возможно, для того, чтобы хоть как-то сдерживать россию от открытой аннексии Беларуси. А возможно, чтобы обеспечить себе какие-то гарантии безопасности на тот случай, если придется сложить властные полномочия и искать убежище где-то за границей (и вряд ли это будут россия и Китай, имеющие сейчас в Беларуси большие интересы). Поэтому для россии Макей был бельмом на глазу не только как человек, который мог заменить лукашенко, не допустив к власти ставленника кремля, но и как та ниточка, которая оставляла для лукашенко шанс на «обеспеченную пенсионную старость» и, соответственно, возможность быть не полностью послушной марионеткой путина.

Грузовика, внезапно выскочившего на дорогу перед автомобилем министра, не было. 64-летний чиновник умер у себя дома 26 ноября, когда собирался в театр на спектакль, в котором играет его вторая жена. Официально причина смерти пока не объявлена. Неофициально называют инфаркт. Вроде бы министр пережил в тот день сердечный приступ, но решил, что все уже прошло, и не обратился за помощью к врачам. Однако спецслужбы и преступники давно уже используют яды, симптомы отравления которыми не отличить от симптоматики инфаркта и различных болезней. Именно такой яд, разработанный в спецлаборатории ФСБ, и привел к смерти Макея, заявляет Невзлин, поскольку до этого 64-летний мужчина не жаловался на здоровье, вел активную жизнь и не имел проблем с сердцем.

Некоторые считают, что убийством Макея россия пытается запугать лукашенко, который еще достаточно крепко держится за власть в республике, чтобы наконец-то заставить его вторгнуться в Украину. Тот же Леонид Невзлин указывает не только на панику среди высшей номенклатуры в беларуси (ведь когда неизвестно, кто и за что убил, то каждый боится стать следующим), но и на введенные меры безопасности: диктатор усилил охрану сыновей, а также заменил все свое обслуживание, поваров, охранников…

Впрочем, многие уверены, что это не акция устрашения, а еще один прямой шаг к захвату власти в Беларуси. Так, Андрей Пионтковский указывает, что это акция москвы, потому что именно Макея кремль обвинял в многовекторности внешней политики лукашенко. Лев Шлосберг считает, что смерть Макея, масштаб личности которого мог сделать его президентом республики, это очень плохо не только для Беларуси, но и для всей Европы: «Макей был профессиональным дипломатом, круг его контактов в мире значительно превышал круг контактов лукашенко. Макей поддерживал связи Беларуси с Европой и признавался Европой как партнер в диалоге при самых тяжелых обстоятельствах. Он помог Беларуси избежать части санкций, многовекторность лукашенко держалась на нем. Макей был непоколебимым сторонником сохранения суверенитета Беларуси. При нем поглощение Беларуси россией было невозможным».

По окончании Минского государственного педуниверситета иностранных языков Макей 12 лет отслужил в советской армии (причем, по некоторым данным, в ГРУ), после чего перешел на дипломатическую службу. Долгое время был помощником лукашенко, главой его администрации, 12 последних лет возглавлял МИД. Был одним из самых близких к лукашенко людей. Но в последнее время его влияние уменьшилось.

«Может, здесь и нет никакой конспирологии, но все же обстоятельства кажутся несколько странными. Он знал о лукашенко больше, чем кто-либо другой: включая то, с кем тот выпивал или встречался, — говорит бывший посол в нескольких странах Европы, экс-министр культуры РБ Павел Латушко. — И, кстати, в истории МИД Беларуси прослеживается тенденция: Владимир Синько, Иван Антонович, Урал Латыпов были сняты с должностей во время их участия в саммитах министров иностранных дел ОБСЕ. Владимир Макей должен был участвовать в таком саммите в Польше, но не дожил трое суток.

Кроме того, когда я работал послом в Польше, было несколько странных случаев: несколько раз, когда планировались визиты высоких белорусских чиновников (премьера, вице-премьера, председателя парламента и т. п.), то КГБ задерживал представителей польского этнического меньшинства, то выдворяли польского атташе — визиты отменялись, работа усложнялась, сорвались две торгово-экономические комиссии. По поручению министра мы проанализировали ряд таких случаев — оказалось, что КГБ Беларуси действовал на срыв белорусско-польских отношений не самостоятельно. Каждый раз за этим стояла российская сторона. А тут как раз Макей планировал ехать в Польшу. Может быть, он вез что-то важное? Но это тоже конспирология. Я уверен, что Макею просто было тяжело пережить то, что он остался один".

По словам Латушко, Макей после 2020 года хотя и сохранил свое кресло, но для лукашенко «стал никем», что сказалось на его психологическом состоянии. В последнее время его даже перестали брать в президентский самолет во время заграничных визитов. С недавнего саммита ОДКБ в Ереване министр возвращался вообще на откидном стуле в военно-транспортном самолете. И выход из своего тяжелого состояния он начал искать в алкоголе, что тоже могло сказаться на его здоровье.

Не склоняется к версии о ликвидации Владимира Макея и эксперт Украинского института будущего Игорь Тышкевич, комментируя «ФАКТАМ» смерть главы белорусского МИД:

— Я не обсуждаю конспирологические теории.

— Насколько реально Макей был человеком, который мог заменить лукашенко?

— Он был, можно сказать, руководителем, лидером мнений, координатором в одной из наиболее влиятельных групп элит в окружении лукашенко. При этом, в отличие от лукашенко, рукопожатный как на Западе, так и в Китае.

— Видел ли его преемником сам лукашенко?

— Лукашенко доверял Макею, тот был успешен с точки зрения политической балансировки, политических комбинаций, играл, используя интересы важных для Беларуси государств.

— Когда-то Макей закончил пединститут иностранных языков, после чего долго служил в армии (говорят, в ГРУ). Он из тех военных переводчиков, которые фактически работали шпионами?

— Военные переводчики использовались и как гражданские, и в системе того, что сейчас называется «главное управление генштаба ВС рф». Их использовали в системе военной разведки или же на перехвате разговоров контрразведки, часть уходила в Министерство иностранных дел. Так что неизвестно, был ли он разведчиком (такие вещи обычно не афишируются). Но любой дипломат любой страны связан с разведкой. Хотя бы потому, что в любом посольстве под легендами есть, по крайней мере, три представителя разных разведок: военной, СВР и, возможно, еще одной-двух спецслужб. В том числе и Украины. Поэтому любой дипломат имеет контакты с разведкой.

— Из-за смерти Макея политика или положение, восприятие Беларуси в международном сообществе изменятся?

— Преимущественно это зависит от того, кто станет преемником, его приемлемости для зарубежных партнеров. Если имеется в виду конфликт с Западом — здесь вопрос, будут ли в будущем какие-либо контакты и консультации. Негласные консультации проходили в последние полгода. Если новый глава МИД Беларуси не будет «токсичным» для европейских и американских партнеров, консультации будут продолжены. Иначе — их «поставят на паузу».

Китайский вектор: Беларусь — в интересах Китая, поэтому здесь вряд ли что-то изменится. Турецкий вектор — здесь личный интерес Эрдогана, лично заинтересованного в развитии сотрудничества, в распространении своего влияния через Беларусь, поэтому также изменений не ожидается.

Кто станет новым министром, пока неизвестно. Прогнозируется, что это будет либо первый заместитель Макея Сергей Олейник, либо просто заместитель Юрий Амбразевич. Первого характеризуют как человека, полностью отданного лукашенко, но способного только выполнять приказы и не имеющего хороших контактов на Западе. Второй — как полностью пророссийская кандидатура, при которой международная политика Беларуси будет полностью замкнута на «старшем брате». Ожидалось, что будущий министр заменит Владимира Макея на саммите ОБСЕ. Как сообщил МИД Беларуси, туда поедет посол в Австрии Андрей Дапкюнас.

Подробнее о раскладе сил в белорусском политикуме после смерти Владимира Макея читайте в материале «Макея рассматривали как одного из возможных преемников лукашенко. Теперь важно, что будет после», — Тишкевич.

Фото в заголовке: «ПУЛ первого»

2435

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров