ПОИСК
Украина

«Россияне в Авдеевке раненых в плен никогда не брали», — родные украинского бойца, расстрелянного оккупантами во время выхода ВСУ

12:20 24 февраля 2024
боевой медик Иван Житник

Еще не так давно на каждом сантиметре авдеевской земли кипела жизнь, сейчас же этот город называют «призраком», «гигантским кладбищем», где море крови, боли и слез. С 2014 года украинские защитники мужественно и самоотверженно защищали город, который находится всего в 13 километрах от оккупированного Донецка. В октябре 2023 Авдеевку начали штурмовать колонны российской техники и в начале февраля это наступление уже достигло своей кульминации и на прошлой неделе украинские войска покинули город. Но, к сожалению, не всем удалось выйти из этого ада на земле. Весь мир облетело видео, на котором 31-летний боевой медик Иван Житник рассказывает сестре Екатерине, что он и пятеро его побратимов — самых смелых, которым поручили атаковать позиции россиян и прикрыть безопасный проход для других, вынуждены были остаться на позиции «Зенит». Потому что почти все получили ранения. И командование обещало им эвакуацию, но так и ее не провело. Услышав это, женщина не сдерживает отчаяния … Далее связь оборвалась и родные шести военнослужащих были уверены, что их взяли в плен оккупанты. Верили, что после лечения бойцы обязательно вернутся домой в рамках обмена.

18 февраля российские паблики распространили видео с телами мертвых украинских военных с позиции «Зенит». Тела опознали родные военных. На них — украинские защитники Георгий Павлов, Андрей Дубницкий, Иван Житник. С ними также были Александр Зинчук и Николай Савосик. Информация о шестом бойце еще не подтверждена. В 110-й бригаде, где служили погибшие, позже заявили, что враг согласился на эвакуацию, но взамен украинцев цинично расстреляли.

«ФАКТЫ» пообщались с родной сестрой Ивана Житника — Инной Шубиной, которая рассказала все подробности этой трагедии и почему именно, по ее мнению, ее можно было избежать.

«Полтора суток защитники ждали эвакуации, потому что им пообещали ее»

- Иван — самый младший в семье, и мы с сестрой Екатериной нянчились с ним и всячески опекали. Брат был человеком с добрым сердцем. С детства вместе с нами приходил в Евангельскую Церковь Вифлеем в Васильковке Днепропетровской области. Ваня с детства читал Библию. Он рассказывал стихи в церкви о Боге, а также пел в детском хоре воскресной школы. Когда подрос, продолжал посещать храм, а также участвовать в молодежном служении, — рассказывает «ФАКТАМ» Инна. — Также брат ходил в музыкальную школу, любил играть в футбол и проводить время у дедушки с бабушкой. Далее было обучение в ПТУ, после окончания которого брат получил диплом слесаря-сантехника. Вскоре Ваня переехал в Запорожье, где жила я с семьей. Они с моим мужем подружились и тот многому научил Ивана по специальности. Поэтому довольно быстро брат освоил свое дело и выполнял все работы очень профессионально. Главное — ему нравилось то, чем он занимался.

Читайте также: СМИ назвали 5 городов, где россия пытается прорвать украинскую оборону

РЕКЛАМА

— Как Иван оказался на войне?

- Срочную службу в армии он не проходил. А в первые дни большой войны брат взялся всячески помогать стране, занимался строительством укреплений в Запорожье. Но через несколько месяцев, когда он проезжал блокпост, ему дали повестку. Иван, не сомневаясь ни минуты, решил воевать. Мол, это обязанность каждого мужчины — защищать страну. В мае 2022 года в составе 110-й бригады ВСУ брат отправился в Авдеевку, был боевым медиком, дослужился до младшего сержанта. И с того дня Иван и все другие бойцы той бригады героически держали оборону города. За это время ему дали всего 10 дней отпуска по семейным обстоятельствам. Иван делился с нами, что на том участке очень трудно, но бойцы очень сильные духом и настоящие титаны, друг за друга. Это братство на фронте между простыми защитниками очень импонировало Ивану. И вместе с тем он не скрывал — очень устал, не можешь расслабиться, даже нормально поесть, потому что надо отбивать атаки…

— Последние недели ситуация в Авдеевке ухудшалась и стала критической. Что брат рассказывал об этом? Как так случилось, что ему и побратимам пришлось остаться на позиции?

РЕКЛАМА

- Да, там творился ад. Но они военные, и все делали согласно приказу командования. В каждом разговоре Иван просил молиться за него и побратимов, потому что ситуация тяжелая. Мы писали к нашим братьям и сестрам из храма и все вместе обращались к Господу. И это действительно чудо, но были такие дни, когда становилось немного легче. Все это время мы присылали Ивану и побратимам все, что просили, каждый день держали связь и всячески морально поддерживали. 13 февраля вечером брат написал моему мужу, что им дали команду выходить из города с боями. И они маленькими группами покидали местность, в которой находились. Я знаю, что Иван ушел с позиции «Зенит» в первой группе, на следующий день с ним совсем не было связи. Мы очень переживали, места себе не находили. Но вместе с тем надеялись, что Ваня выйдет.

Иван Житник во время разговора с сестрой

РЕКЛАМА

В шесть вечера 15 февраля Иван через соцсети сообщил моему мужу, что он жив, но ранен — во время выхода их настолько окружили россияне, что они видели друг друга. И начался танковый обстрел. Из группы в десять человек практически никого не осталось. Только трое «трехсотых», среди которых мой Ваня. Он лежал в поле, и только утром его смогли забрать, потому что связался по рации. Другие двое как-то доползли. Брату обломками перебило две ноги и посекло спину. Он рассказал, что находится в импровизированном госпитале. И за ними никто не приедет, их бросили, так сказать.

Брат рассказал, что их там было шестеро, четверо с сильными ранениями, у одного что-то с ногой, а еще один воин остался с ними, потому что не мог их бросить. Полтора суток защитники ждали эвакуации, потому что им пообещали ее. И поняв, что надежды нет ни на что, решили связаться с родными. Мы забили тревогу, надо было спасать бойцов, которые понимали, что они уже никуда не дойдут и не доползут. Мы писали Залужному, Сырскому, звонили на «горячую линию», где нам дали номера телефонов. Какие-то отвечали, какие-то — нет.

Читайте также: Все, что остается — это оборона: польский генерал прокомментировал ситуацию на востоке Украины

Пока мы куда-то звонили и умоляли спасать бойцов, а в это время сестра Екатерина держала связь с Иваном. Можно сказать, что в те минуты защитники практически уже прощались со своей родней … Так как мы забили тревогу, руководство поняло, что бойцы не брошены и о них знает родня, нам позвонил мужчина, который назвался Иваном. Но своей фамилии и должность не сказал, хотя я и спрашивала. Он сообщил, что удалось связаться с координационной службой россии и договорилиться. Чтобы Ивана и его 5 побратимов взяли в плен, подлечили и потом обменяли. После этого разговора я набрала брата и сообщила об этом.

«Думаю, что командиры могли как-то повлиять на ситуацию, но просто никто не захотел»

— Как он отреагировал?

- Ребята посмеялись и сказали: «Это неправда. Может они и связались, но россияне никогда не берут раненых в плен. Сразу расстреливают. Они здоровых в редких случаях берут». Защитники хорошо знали об этом, потому что на этом участке находились почти два года! И об этом не могли не знать все те командиры, офицеры… Уверена, что последние понимали, что оттуда мой брат и его побратимы уже не выйдут. Но молчали. И пообещали отдать их на лечение в плен к оккупантам, чтобы мы просто панику не поднимали.

Добавлю, что 14 февраля Иван еще звонил своему ротному и объяснил ситуацию. Тот сказал: «Бросай все и выходи». Когда брат добавил, что здесь раненые, но ответ получил тот же самый. Ваня не мог понять, как можно что-то сжигать, если здесь лежат твои раненые побратимы и ты сам среди «трехсотых». В конце концов, ротный заявил, что будет машина. Если бы он не дал надежду ребятам, то мы бы били тревогу еще с 14 февраля! И возможно бы спасли Ваню и других ребят … Понимая это, так невыносимо болит в душе. Потому что получается, что командиры могли повлиять как-то на ситуацию, но просто никто не захотел.

Слева направо: младший сержант и боевой медик Иван Житник с позывным «Джанго», Андрей Дубницкий с позывным «Байрактар» и Георгий Павлов с позывным «Панда», тела которых опознали родственники на видео, появившемся в соцсетях

— Как узнали, что раненого брата и других бойцов оккупанты цинично убили?

- В последний день жизни брат разговаривал по видеосвязи с моим мужем, а затем с пастором Богданом и Церковью «Ассамблея Божья» в Запорожье, они вместе молились за Ивана и за тех пятерых ребят, которые были с ним. Брат тогда молился молитвой покаяния и просил прощения у Бога.

Когда мы в очередной раз набрали Ивана и общались по видео, то зашел российский солдат. Такой старик с бородкой. Ваню тихо сказал нам: «Это зек». Оккупант осмотрел все вокруг и сказал всем выходить. Один из бойцов ответил, что нет сил, потому что у него ранение в пах. Российский военный заявил: «Я тебя что выносить буду? Встал и вышел». Перед тем мой брат уколол себе сильные обезболивающие и поднялся. Он много пил воды, потому что его сушило. Хлеба уже не было. И та бутылка, в которой было немного воды, была для Ивана спасением. Он попросил у оккупанта разрешение взять ее с собой. Кто его знает, может у них и была надежда, что их возьмут в плен, и эта вода поможет продержаться немного. Российский солдат разрешил. Затем тот боец Николай Савосик, который среди всех них не имел ранения, а остался до конца с побратимами, помог их вывести.

Дальше мы уже ничего не слышали и не видели. Потом нам знакомые сбросили российскую группу, в которой публикуют фото пленных. На одном из видео и узнали нашего Ванечку. Братик, будучи мертвым, держал в руках ту самую последнюю бутылку воды, чтобы утолить жажду и боль… Также узнала своего мужа жена, у него была особая татуировка. Сомнений не было — мы поняли, что ребят цинично убили! Признаюсь — это было так неожиданно. Так несправедливо. За что?! Единственное утешение — теперь мой Иван с Господом.

Читайте также: россия хочет вернуть время на 40 лет назад, это цель войны с Украиной, — польский дипломат

— С командованием бригады вы общались по данной ситуации?

- С нами до сих пор никто не связывался, никакого извещения. Я самостоятельно ходила в военкомат, полицию, сдавала документы, потому что мама не в силах … Сейчас Иван считается как без вести пропавший, ведь тела нет. И я прошу всех, кто может помочь вернуть домой наших героев — помогите, пожалуйста. Хочется похоронить по-христиански.

Знаете, я хорошо понимаю, что это война, ежедневно теряем цвет нации. Но одно дело погибнуть в бою, но другое — их не вывезли… Все обвиняют только русских. Да, не спорю. Но виноваты и те, кто не забрали. Скажу, как родная сестра Ивана — это, по моему мнению, преступление. А еще я очень хочу, чтобы наше государство отметило посмертно Николая Савосика. Потому что этот человек достоин звания Героя Украины. Представьте себе, этому бойцу предлагали выходить, а он выбрал побратимов… Это действительно героический поступок.

Ранее «ФАКТЫ» сообщали, что говорят эксперты о боях за город: «Авдеевка имеет символическое значение, как и Бахмут».

2507

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров